28 января, 22:00
9 мин.

Семья превыше всего. Как таинственный клан Мюлье из 700 человек управляет «Ашаном»

И другим многомиллиардным бизнесом

«Ашан», «Леруа Мерлен» и «Декатлон» целиком принадлежат одной французской семье Мюлье. Правда, очень многочисленной. Около 700 Мюлье владеют не только тремя работающими в России сетями, но и десятками других крупных бизнесов. Почему не каждому носителю фамилии выпадает возможность стать совладельцем могущественной империи, за что их модель управления назвали «семейным коммунизмом» и почему они прячутся в тени — в нашем материале.

Семья превыше всего. Как таинственный клан Мюлье из 700 человек управляет «Ашаном»

В феврале 2015 года в отделении «Движения молодых коммунистов Франции» (MJCF) в городе Лилле произошло нечто необычное: к активистам пришёл пожилой миллиардер Жерар Мюлье, основатель «Ашана» и «патриарх» влиятельной семьи предпринимателей.

Он начал критиковать один из плакатов коммунистической партии, на котором был изображён он сам. Французские коммунисты представили Мюлье как человека, «спекулирующего на экономическом кризисе».

«Он объяснил нам, что создал рабочие места в своих супермаркетах, что в нашем возрасте он уже открыл свои первые магазины и что то, что мы написали, просто идеологическая чушь», — рассказал молодой активист по имени Паскаль. После разговора с коммунистами пожилой мужчина уехал с женой на «огромном Range Rover».

Необычность этой истории в том, что, несмотря на влияние и богатство, миллиардер практически никогда не даёт повода для скандалов в прессе. Более того, его крайне сложно увидеть на публике.

Впервые Жерар согласился появиться на экране телевизоров в 1986 году, через 25 лет после открытия первого «Ашана». Он объяснил, почему оставался в стороне от шумихи и журналистов: «Я не умею говорить в телевизионных интервью, не умею организовывать масштабные шоу. Я умею создавать компании».

Больше всего Мюлье ненавидит, когда его семью выставляют в неверном, на его взгляд, свете. Он признавался журналисту Le Point: «Я борюсь с ложью. Люди говорят много неправды обо мне. Это приводит меня в ярость!»

«Добро не делает шума, а шум не делает добра»

Несмотря на внешнюю скромность и сдержанность, клану Мюлье есть чем «похвастаться».

В семейной империи — десятки брендов. Автор Le Monde Ванесса Шнейдер отмечает: Мюлье «прячутся, но их продукты вторглись в нашу повседневную жизнь, а их бренды формируют наш ландшафт, как многие знакомые ориентиры. Auchan, Leroy Merlin, Boulanger, Decathlon, Kiabi, Pimkie, Norauto, Flunch — большая часть того, что потребляют французы, принадлежит династии Мюлье».

Семья превыше всего. Как таинственный клан Мюлье из 700 человек управляет «Ашаном»

В 2014 году семья Жерара Мюлье вошла в топ самых богатых во Франции, а её состояние превысило €37 млрд (к 2021 году эта цифра снизилась до €24 миллиардов.

Жерар злится, когда его упоминают в числе состоятельных людей. В 2012 году он заявил:


«В Соединенных Штатах о богатом человеке говорят, что он хорошо поработал, что он фантастический парень. Во Франции говорят, что он вор. Я не самый богатый человек во Франции! Это ложь. Как и другие члены моей семьи, я являюсь акционером. Вот и всё».


Мюлье не случайно упоминает семью, когда говорит о бизнесе. По мнению некоторых французских журналистов, клан Мюлье построил своего рода «семейный коммунизм» и фактически сообща управляет целым рядом на первый взгляд автономных компаний.

Эта экзотичная форма управления делами, как и семейное кредо «добро не делает шума, а шум не делает добра», появилась в семействе французских предпринимателей не случайно. Всё началось с родителей Жерара.

Торговля оказалась интереснее производства

Отец Жерара, тоже Жерар, был сыном Луи и Маргариты Мюлье. Месье и мадам Мюлье были трудолюбивыми и амбициозными людьми. Они начали с того, что основали на севере Франции небольшую мастерскую по изготовлению пряжи, а закончили открытием собственного текстильного магазина Les Textiles d'art.

Их сын Жерар пошел ещё дальше. Он основал компанию Phildar, которая производила и продавала вязальные машины.

Жерар-старший и его жена вставали в 7 утра и работали до 8 вечера, иногда оставаясь на заводе ночью. Главным светским выходом для них был обязательный поход на мессу по воскресеньям. Мюлье не принимали гостей и сами никуда не ходили.


«Вот как они преуспели, — рассказывал впоследствии Жерар-младший. — Когда вы ужинаете до полуночи с друзьями, вы не в форме на следующий день. Мои же родители ложились спать в 9 часов вечера».


Большинство из 10 детей Луи и Маргариты тоже состоялись как предприниматели. Они и стали костяком бизнес-клана. В 1955 году все они решили не делить наследство родителей, а собрали несколько семейных компаний в общий котёл и установили совместное владение.

Жерар-младший пошёл по стопам своего отца и в 18 лет устроился работать в семейную компанию. Жерар ходил по домам и предлагал купить вязальные машины. Это оказалось важным опытом: молодой человек понял, что успех продаж зависит от умения прислушиваться к потребителям.

В 30 лет Жерар решил, что больше не будет работать на отца и попробует начать своё дело. Он слышал про магазины самообслуживания в США и подумал: почему бы не открыть такой же во Франции?

Семья передала ему заброшенную фабрику в районе О-Шан города Рубе. Там 4 июля 1961 года он открыл свой первый магазин «Ашан». Его площадь была всего 600 квадратных метров, но Жерар был счастлив: это было начало самостоятельной карьеры.

Однако бизнес оказался убыточным. Жерара спас совет Марселя Фурнье, основателя другой сети магазинов, Carrefour: «Он преподал мне урок: лучше продать сто кексов с маржой в 1 сантим (разменная монета, 1⁄100 французского франка), чем десять кексов с маржой в 10 сантимов».

Жерар решил проверить эту гипотезу. Для начала он прошёлся по магазинам в округе, чтобы посмотреть, что и за сколько там продают, и сильно снизил стоимость бритвенных лезвий в «Ашане».


«Затем я встречаю своего кузена, который мне говорит: "Знаешь, я сказал своей жене, чтобы она ходила за покупками к тебе, потому что у тебя дешевле всего". Я спросил: "Почему?" И он мне ответил: "Потому что бритвенные лезвия у тебя стоят на 25% дешевле, чем в Printemps"», — вспоминал он.


Так Жерар открыл секрет успеха.

В 1967 году, всего через 6 лет после открытия «Ашана», Мюлье представляет публике гипермаркет с аналогичным названием. Его площадь была в 10 раз больше первого магазина.

Остальные члены семьи тоже занимались предпринимательством. В 1976 году в Лилле открылся первый магазин спорттоваров [«Декатлон»] (https://recrutement.decathlon.fr/historique/#1976) — его создатель Мишель Леклерк был кузеном Жерара Мюлье. Через 2 года родной брат Жерара Патрик запустил магазин одежды Kiabi. Эта компания строилась на принципе «мода для всех» и начала продавать вещи по доступным ценам. В итоге Kiabi превратилась в одного из лидеров дистрибуции одежды.

В 1981 году семья Мюлье купила сеть «Леруа Мерлен» из 33 магазинов. В 1989 году Жерар взял на себя управление семейным бизнесом по продаже вязальной пряжи. Параллельно с расширением империи рос и проект самого Жерара — «Ашан».

Семья превыше всего. Как таинственный клан Мюлье из 700 человек управляет «Ашаном»

Сегодня Auchan Retail — торговая сеть, которая представлена в 17 странах и имеет статус одного из крупнейших мировых дистрибьюторов продуктов питания.

Всего у семьи Мюлье около 60 компаний. Помимо названных выше, среди них производитель бытовой электроники Boulanger, финансовая компания Oney, девелопер Сeetrus и другие. Их акции принадлежат 700 членам «Ассоциации семьи Мюлье».

Принципы «семейного коммунизма»

Ещё в 1950-е годы в клане появилась традиция, которая соблюдается до сих пор. Каждые 7 лет члены «Ассоциации семьи Мюлье» собираются вместе, чтобы провести своего рода выборы. Собравшиеся должны избрать семерых кузенов, которые будут ответственны за управление интересами группы до следующих выборов.

Кандидаты готовятся к голосованию заранее и проводят что-то вроде небольшой предвыборной кампании. Они рассылают остальным своё резюме, сопроводительное письмо и подтверждают, что являются верующими католиками. Мюлье до сих пор остаются очень религиозными людьми.

Францию принято считать страной победившего феминизма, но Мюлье придерживаются традиционной модели распределения гендерных ролей: женщины занимаются домом, а мужчины строят карьеру и обеспечивают жён. Впрочем, в последнее время, по словам Жерара Мюлье, ситуация меняется: всё больше и больше женщин в семействе включается в бизнес.

Члены семьи тесно общаются друг с другом. «Ассоциация (семьи Мюлье. — Прим. "Секрета") присылает нам новостные заметки или приглашения на различные события каждые 2 дня», — рассказывает один из Мюлье. Более того, большинство представителей клана живут рядом друг с другом и ездят отдыхать в одни и те же места.

В семье считается, что дети должны с малых лет знать цену деньгам. Поэтому они работают в «Ашане», иногда по выходным и праздникам.

К деньгам у Мюлье особое отношение: считается, что стоит не щеголять богатством, а использовать его крайне умеренно. Так, по словам одного из родственников Жерара Мюлье, тот наотрез отказывался тратить деньги на кухарку, хотя его жена «далеко не ас в приготовлении пищи».

К роскоши Жерар равнодушен.


«У меня есть дом в Круа и дом на юге. Но я не владею ни яхтой, ни коллекцией современного искусства, — говорил Мюлье. — Для меня наслаждаться жизнью означает быть счастливым на работе, в семье и с друзьями».


Если, по словам Жерара, другие члены семьи тратят больше, чем следует, он их открыто критикует. Так Мюлье «отчитал» одного из своих дядей, который решил купить «очень дорогую квартиру» в столице. «В семье у нас быстро призывают к порядку, — заявил глава семейства. — Не нужно тратить столько денег на квартиру».

Неофициальная империя

Чтобы стать акционером в компаниях, принадлежащих клану, нужно быть связанным кровными узами с кем-то из семейства. Если у человека нет преимущества кровного родства (например, когда человек лишь стал супругом кого-то из семейства Мюлье), купить акции ему будет не так-то просто. «Это целый процесс, — утверждает Жерар Мюлье. — Кроме того, разводы, которых становится всё больше, неизбежно усложняют ситуацию. Зятья или невестки, которые разводятся, должны перепродать свои доли».

Прежде чем вступить в «Ассоциацию семьи Мюлье» и стать акционерами, младшие члены семейства получают обязательное образование, которое фактически разработал для них Жерар Мюлье.

«Их учат истории бизнеса, менеджменту и бухгалтерскому учёту. Мы организуем для них учебные поездки, — рассказывал он. — Например, они посещают магазины "Ашан" в Испании или России. Это даёт чувство принадлежности. Это позволяет новому поколению узнать друг друга, вступить в здоровую конкуренцию».

Когда кто-то из молодых людей хочет заняться бизнесом, например открыть свою компанию, он должен хорошо подумать и решить, возможно ли реализовать идею в одиночку. «Если это невозможно, он должен "продать" свою идею (по сути, устроить питчинг бизнес-идеи в кругу семьи. — Прим. "Секрета фирмы"). Почему Мюлье добились успеха? Потому что семья спонсирует креативного человека, помогает ему начать работу», — объяснял в одном из интервью Жерар Мюлье. Если идея молодого отпрыска семейства нравится остальным, то создаётся наблюдательный совет, состоящий из членов семьи или руководителей других компаний. Этот совет направляет юного предпринимателя и поддерживает его.

Так же сообща происходит управление бизнес-империей Мюлье в целом. Журналист Бертран Гобен в книге о семье предпринимателей написал, что структура империи похожа на песочные часы:

  • внизу семейные компании,
  • выше — два уровня холдингов,
  • ещё выше — головные структуры,
  • а на самом верху — сотни гражданских товариществ самих Мюлье. Эти товарищества — владельцы акций головных структур.

При этом империя официально не существует: все предприятия и фирмы развиваются юридически независимо друг от друга.

Это снижает ряд рисков, отмечают эксперты. Во-первых, из-за отсутствия единого холдинга финансовые проблемы отдельных акционеров (дефолт, банкротство) не могут затронуть остальные. Во-вторых, это защищает от рейдеров и недружественных поглощений: с сотнями собственников договориться сложнее, чем с одним или несколькими акционерами. Кроме того, такая структура позволяет оптимизировать налогообложение.

Хотя семья никогда не выносит ссоры на публику, в мае 2016 года был инцидент, который свидетельствует, что без внутренних конфликтов там не обходится. В домах членов семьи Мюлье в Бельгии, Люксембурге и Рубе прошли обыски. По данным французских СМИ, расследование началось после жалобы одного из членов семьи Мюлье, заподозрившего руководство ассоциации в налоговом мошенничестве и отмывании денег. Но обвинений не последовало.

«Ассоциация Мюлье» держится на особой философии жизни и видения мира, а также фигуре Жерара. Но ему уже 90 лет. Что будет, когда «патриарх» по естественным причинам покинет своё семейство — вопрос. Но пока Мюлье остаются сильным французским кланом и уникальным образцом корпоративного руководства.

Коллаж: «Секрет фирмы», depositphotos.com

Новости партнеров