Как работают мужские спа-салоны и почему их сотрудницы попадают в сексуальное-рабство

Несчастливый финал
02 ноября в 10:56

«Массаж руками девственниц», «расслабление со счастливым финалом», «незабываемые дополнительные услуги» — эти пункты есть в прайсе спа-салонов, под прикрытием которых зачастую работают бордели. Девушки устраиваются в салон массажистками, чтобы подзаработать, но попадают практически в сексуальное рабство, из которого не так-то просто выбраться — ни психологически, ни физически.

По данным фонда «Безопасный дом», 67% мужчин в России хотя бы раз в своей жизни платили за секс-услуги. Многие из них — регулярно. Но, вопреки расхожему мнению, секс-услуги — это не только «вызов проститутки», но и танцы в стриптиз-клубах, интим в сауне и «релакс со счастливым финалом» в салонах для мужчин.

В Москве работают как минимум 100 спа-салонов для мужчин. и под вывесками многих из них скрываются салоны эротического массажа. «Секрет фирмы» разобрался, как работают такие заведения в России.

Массаж с «окончанием»

Елизавете (имя изменено по просьбе девушки) 26 лет. Она живёт в Челябинске. С 2017 года девушка работает массажисткой в мужском спа-салоне.

«Я пришла в салон, потому что нужны были деньги. Из универа отчислили, родители у меня небогатые, нужно было как-то устраиваться в жизни. Мой бывший парень был ужасным абьюзером: постоянно говорил, что я некрасивая и никому не нужна, мол, я вообще должна быть рада, что он со мной встречается», — говорит Елизавета.

Девушка мониторила сайты с вакансиями, пыталась устроиться продавщицей в магазин одежды и менеджером в салон связи. Но работать за 15 000 — 20 000 рублей с графиком 5/2 не хотелось.

Прогуливаясь с подругами по главной пешеходной улице Челябинска, Елизавета часто засматривалась в окна заведения, где на красном фоне были нарисованы силуэты голых девушек.

«Я думала, что это какой-то салон и стриптиз-бар одновременно. Ну то есть это всё абсолютно легально. А когда мне сказали девчонки, что это мужской клуб, где делают массаж с "окончанием", я просто рассмеялась. Кому такое вообще может быть нужно?» — вспоминает она.

«Какая разница, какой участок тела разминать?»

Однажды в соцсетях Елизавете написал незнакомец и предложил поработать «администратором салона массажа». Но не того, который в центре города, а в спальном районе. Мужчина пообещал зарплату от 80 000 в месяц. Условия договорились обсудить на собеседовании.

Оказалось, что Елизавете придётся совмещать работу администратора и массажистки. Девушку спросили об опыте работы и о наличии венерических заболеваний. Но справку не потребовали.

Собеседование прошло успешно: Елизавету пригласили постажироваться в салоне пару недель. «Я согласилась. Ну массаж и массаж, что в этом такого? Какая разница, какой участок тела разминать? Парню своему сказала, что буду просто на ресепшене в салоне работать. Про зарплату не сказала», — говорит она.

Как устроен бизнес

Официально в мужских спа-салонах «всё чисто»: секса нет, только массаж. В некоторых заведениях массаж с мастурбацией лингама (так в этой сфере называют член) входит в официальный прайс. Но о дополнительных услугах открыто не говорят — это незаконно.

Юрист Андрей Некрасов отмечает, что массаж законодательно разрешён. А вот оказание любых сексуальных услуг за деньги запрещено. К таким услугам относятся и мастурбация, и оральный секс. Но доказать, что массаж в салоне перешёл в нечто большее, крайне сложно. Нужны либо записи с камер видеонаблюдения, либо контрольные закупки.

Прецеденты раскрытия спа-салонов с секс-эксплуатацией есть. Например, в 2018 году МВД выявило сеть таких заведений в десяти городах России: от Москвы до Перми. Салоны прятались под вывеской «Центр тайского массажа».

Оказание услуг сексуального характера считается проституцией, за организацию которой грозит уголовное наказание, а за занятие — административное. Однако салоны не боятся нарушить закон и ради денег идут на то, чтобы воплотить любую фантазию клиента — от обычного секса до групповых контактов и БДСМ–практик, рассказал «Секрету» владелец сети эротических спа-салонов на Урале Николай (он попросил не указывать его настоящее имя, «чтобы не навредить бизнесу»).

Как правило, заведения оформлены как ИП. В редких случаях — как ООО с деятельностью салонов красоты и оказанием медицинских услуг. Проверок, по словам Николая, со стороны Роспотребнадзора или Росздравнадзора практически не бывает.

Массажные салоны не могут работать без медицинской лицензии, предупреждает МВД. Иначе владельцам таких заведений грозит уголовная или административная ответственность.

Вопросы с властями решаются легко: дают деньги — салон не трогают, говорит Николай. «Раньше стриптиз-клубы и бордели крышевали бандитские группировки. Сейчас такого нет и салонам крыша не нужна», — добавляет он. По его словам, иногда правоохранители могут заглянуть на бесплатный релакс «от заведения».

В период пандемии салоны работали подпольно: принимали только постоянных клиентов по предварительному звонку, девушки раз в неделю сдавали тесты на COVID-19, рассказывает Николай. Сейчас количество посетителей вернулось к показателям прошлого года: 5–7 человек в будни, 10–15 — по выходным и праздникам. Средний чек одного клиента: 6000 — 10 000 рублей.

Красивая и хочет денег — берём

Новых массажисток в такие заведения ищут постоянно. «Текучка кадров очень высокая, потому что работы много. Девушки устают, увольняются, сбегают», — говорит Николай.

Заманивают в такие салоны вакансией администратора. В соцсетях хантят с фейковой страницы. Предложения о работе чаще отправляют девушкам, которые публикуют смелые фотографии или записи. Объявления о вакансии также размещают в профильных группах и пабликах.

На собеседование в день соглашаются две-три девушки. «Мы рассказываем о возможности заработать больше. Для этого нужно делать расслабляющий массаж. Соглашается примерно каждая десятая», — раскрывает тайны найма Николай.

За неделю, по его словам, можно найти одну или двух кандидаток, которые готовы пройти испытательный срок и устроиться в салон. Николай отмечает, что официально девушек трудоустраивают как массажисток. Медицинского образования от них не требуют, опыта работы тоже.

60% на 40%

Елизавета быстро подружилась со всеми девушками в салоне. Ей рассказали «секреты производства»: сначала ведёшь клиента в душ, заигрываешь с ним и предлагаешь сначала эротическую часть, а потом массаж.

Часто после «счастливого финала» массаж уже и не нужен, можно сэкономить силы. Если будет приставать — а он точно будет, — предложи дополнительные услуги. Просто секс в салоне запрещён — за него не доплачивают. Поддалась — «сама виновата».

В «массажных кабинетах» стоят камеры видеонаблюдения. Девушкам говорят, что они нужны для безопасности. Но, по словам Николая, камеры помогают руководству следить, чтобы массажистка не занималась сексом «мимо кассы».

Массаж без секса, стриптиза и прочих пожеланий клиента стоит в среднем 2000 рублей: 60% идёт салону, 40% — девушке.

За эротический массаж Елизавета получает чистыми примерно 800 рублей. Но крайне редко клиент ограничивается только этой услугой. Особым спросом пользуются аквапенный массаж или лесби-шоу. Каждая дополнительная услуга стоит в среднем 6000–7000 рублей.

Самые дорогие «допы»

Если клиент заказал алкоголь, фрукты или кальян, 10% от этой суммы получает девушка. Некоторые мужчины оставляют ещё и чаевые.

Первое время Лиза работала три дня в неделю. За смену встречала трёх-пятерых гостей и зарабатывала 5000–8000 рублей.

Некоторые массажистки работают вахтовым методом, по две недели без выходных. Другим девушкам, которым особенно нужны деньги, приходится жить в салоне, хотя у них есть свой дом, но иначе всех клиентов не обслужить.

Сейчас у девушки много постоянных клиентов: часто она вместе с напарницами работает сразу с несколькими заказчиками, которые пришли компанией. В неделю получает около 40 000 — 50 000 рублей.

В салоне есть тревожная кнопка. Но Лиза не помнит, чтобы когда-то кнопка срабатывала. Если случаются драки или попытки изнасилования, девушки сами разнимают клиентов и массажисток.

От мальчиков до гастарбайтеров

По словам Лизы, в салон ходят разные мужчины: молодые и старые, холостые и семейные, бизнесмены и гастарбайтеры, поодиночке и компаниями. Приезжают из соседних маленьких городов в миллионники, где их никто не знает, — расслабиться.

«Я бываю в спа-салонах для мужчин примерно раз в две недели. Мне нравится атмосфера: девушки вокруг меня прыгают, музыка спокойная, можно отключить голову и забыть обо всём», — говорит постоянный клиент спа-салонов Александр.

Как рассказала Вероника Антимоник, к одной из подопечных фонда «Безопасный дом», которая работала в эротическом салоне, мама привела сына, чтобы он лишился девственности с опытной женщиной. Но мальчик отказался.

Уйти нельзя остаться

Елизавета в течение полугода скрывала от своего молодого человека, чем она занимается. Но однажды в заведение пришёл его приятель. Был жуткий скандал, пара рассталась. Лиза осталась работать в салоне и пока не планирует ни с кем-то встречаться, ни строить семью.

«Пока я готова встречать клиентов, получать от них комплименты и деньги. Когда надоест, уйду. Да, я слышала, что из салонов нельзя просто так уйти. Нужно будет или отступные заплатить, или кого-то сюда привести. Решу, когда задумаю сменить род деятельности. Вообще, я бы хотела открыть свой салон. Но не эротический, а по-настоящему массажный. Нам всем необходимо расслабление, секс в этом не помогает», — говорит Лиза.

Лиза пока считает, что эротический массаж — это её работа. Но другие девушки называют такие заведения сексуальной эксплуатацией. Так, к примеру, считает Тамара из Новосибирска, которая также в своё время была в спа-салоне массажисткой. По её словам, в заведении ей приходилось обслуживать до десяти клиентов в день, переживать изнасилование и фактически продавать своё тело за несколько тысяч рублей в день.

«Из тех, кого я знаю, удовольствия это не приносило никому. От того, что ты руками стимулируешь половой орган мужчины, которого видишь впервые в жизни, ты не можешь получить удовольствия. Секс — тонкая, интимная вещь, для неё нужен контекст. Для секса необходимо согласие», — говорит Тамара.

По её словам, часто женщины не уходят из таких заведений из-за того, что не на что кормить семью или учиться: «И я могу их понять — за неделю в салоне можно было заработать до 40 000 рублей».

Владелец массажного салона Николай намекает, что девушки выгорают и «сбегают». Но не всё так просто — из таких заведений бывает сложно выбраться.

Многим девушкам, по словам Вероники Антимоник, действительно не разрешают уйти, пока они не найдут себе замену. Другим не выплачивают обещанные деньги, навешивают дополнительные штрафы и угрожают слить снятый на камеры видеонаблюдения «компромат» родственникам и знакомым.

Психотерапевт Анна Таипова добавляет, что некоторые девушки могут привыкнуть к такой работе. У всех людей есть адаптивные механизмы: диссоциация (когда человек воспринимает происходящее с ним так, будто это происходит не с ним, а с кем-то другим) и обесценивание. Тело что-то делает, а мозг никак на это не реагирует, чувств нет, отмечает эксперт. Как итог, девушки становятся склонными к саморазрушению, употребляют алкоголь и наркотики, пытаются покончить с жизнью.

«Выбраться из этой кабалы можно, но нужна сила воли, чтобы обратиться за помощью в благотворительные организации, искать контакты из нормального мира, уехать в другой город, начать заново. Главное — простить себя и своё тело. Нет ничего, что нельзя пережить. Да, понадобится для этого много времени и помощь специалистов. Но выход точно есть», — добавляет Таипова.

После выхода из эксплуатации Тамара пошла к психотерапевту и навсегда изменила своё отношение к сексу, к отношению полов и к жизни. Она стала активисткой и борется с секс-эксплуатацией, помогает другим девушкам, оказавшимся в подобных ситуациях.

В России есть несколько общественных организаций и движений, которые спасают девушек из сексуального рабства. Например, движение «Альтернатива», лидер которого Олег Мельников рассказывал, что высвобождать заложниц некоторых салонов приходится силой.

Как спасти девушек из этого «бизнеса»

Активисты считают, что помочь может «шведская модель» борьбы с проституцией. Согласно ей, наказывать следует не того, кто оказывает секс-услуги, а того, кто их покупает. Аналогичные законодательные инициативы уже приняты в Норвегии, Исландии, Канаде, Ирландии, Франции и Израиле.

Так, недавно на сайте «Российская общественная инициатива» (РОИ) разместили предложение о введении в России «шведской модели». Но чтобы это предложение рассмотрели на федеральном уровне, нужно собрать 100 000 голосов. К моменту публикации статьи за инициативу проголосовали около 3000 человек. Но одной «шведской модели» недостаточно.

Экономический кризис, пришедший вслед за коронавирусом, может только усугубить ситуацию — подтолкнуть девушек, ищущих средства для существования, в цепкие руки владельцев подпольных борделей. И выбраться из них будет достаточно сложно.

Фото: depositphotos.com

Поделитесь историей своего бизнеса или расскажите читателям о вашем стартапе