Состояние стабильное. Главное о бизнесе вдовы Лужкова

10 декабря 2019 в 18:52

Экс-мэр Москвы Юрий Лужков был «крепким хозяйственником»: занимался пчеловодством и топливом из гречневой шелухи, разводил спортивных лошадей. Несмотря на все старания бывшего градоначальника сосредоточить внимание прессы на своих личных проектах, гораздо больше внимания привлекал бизнес его супруги — Елены Батуриной.

Бизнес Елены Батуриной начался с кооператива «Интеко» в 1989 году. Но вскоре после замужества с мэром Юрием Лужковым скромный кооператор превратилась в крупнейшего бизнесмена столицы, а затем и всей России. Спустя 9 лет после замужества она была признана третьей богатейшей женщиной мира с состоянием $2,9 млрд.

Елена Батурина ведёт бизнес в строительстве и гостиничной сфере, инвестирует в возобновляемую энергетику, производство мембранных стройматериалов и коневодство. 14 лет подряд является богатейшей женщиной России в рейтинге Forbes. По данным на 2019 год, состояние Елены Батуриной равнялось $1,2 млрд.

Начало. От тазиков и ёршиков для унитазов к миллиарду

В 1982–1989 годах Елена Батурина работала в Институте экономических проблем комплексного развития Москвы, заведовала секретариатом Всероссийского союза объединённых кооперативов и была главным специалистом комиссии Мосгорисполкома по кооперативной деятельности.

Батурина активно занялась бизнесом после замужества в 1991 году. Тогда близкий к столичному мэру банкир Александр Смоленский предоставил Батуриной кредит в 6 млн рублей для создания кооператива. Первым бизнесом батуринского «Интеко» стал пластик и изделия из него.

Как считал бывший советник президента Бориса Ельцина Сергей Станкевич, успехи в бизнесе Лужкова и Батуриной стали одним из важных аргументов против кандидатуры Лужкова как преемника. Станкевич утверждал: «В Москве к тому времени (1996 год) стала складываться классическая „семейная“ группировка, уже начала свой удивительный взлёт в бизнесе будущий миллиардер и по совместительству жена мэра Елена Батурина. Возводить этот опыт в ранг национальной идеи казалось самоубийственным».

Тем не менее первая серьёзная неудача Лужкова на политическом поприще не помешала бизнесу супруги.

В 1998 году ООО «Арена-спорт», входившее в состав холдинга «Интеко», заключило контракт на поставку 80 тысяч пластиковых сидений для стадиона реконструируемого стадиона Лужники. Оппоненты Лужкова обвиняли мэра в коррупционности этой сделки. Но в своём интервью «Московскому комсомольцу» в 1999 году Батурина заявила: «Я не вижу ничего предосудительного в том, что дирекция „Лужников“ решила закупить пластмассовые кресла у меня, а не платить в полтора раза дороже немцам».

В это же время на территории Московского нефтеперерабатывающего завода (МНПЗ), находившегося под контролем московской мэрии, появился завод по производству полипропилена. Его основным потребителем стал бизнес супруги мэра. К концу 90-х по некоторым видам продукции из пластика на долю «Интеко» приходилось 15–30 % российского рынка. Ряд СМИ отмечал, что Лужков никогда не уточнял, каким образом «Интеко» получала выгодные муниципальные заказы, но в общественном сознании пребывание Юрия Михайловича на посту и успехи Батуриной связывались напрямую.

Всё самое крупное

С началом нулевых в бизнесе Батуриной открылась новая страница — строительство. В 2001 году «Интеко» приобрело у частного лица контрольный пакет акций одного из ведущих домостроительных комбинатов Москвы «Домостроительный комбинат № 3». Так «Интеко» превратилось в инвестиционно-строительную компанию, которая за короткий срок получила около четверти рынка домостроения в Москве.

Тогда же испортились её отношения с братом Виктором, вместе с которым Батурина начинала «Интеко»: «Интерес-то к этому бизнесу с её стороны был смешной, пока мы занимались тазиками…. Затем появились ДСК-3, цементные заводы, первый миллиард, а затем уже и неподдельный интерес Елены Николаевны к компании», — вспоминал Виктор Батурин в интервью «Ведомостям» о том, как «Интеко» стала переходить в руки его сестры.

Через год Батурина приобрела «Подгоренский цементник» и один из крупнейших производителей цемента в Центральной России — завод «Осколцемент». Так супруга мэра стала и крупнейшим поставщиком цемента в России.

Спустя некоторое время «Интеко» объявила о создании собственной риелторской структуры «Магистрат». А в 2003 году начала несколько крупных девелоперских проектов: жилые комплексы «Гранд-паркъ», «Шуваловский», ЖК«Кутузовский» в Одинцово, ЖК «Красногорье».

В 2013 году Sunday Times включила Елену Батурину в рейтинг Sunday Times Rich List — список богатейших людей Великобритании. В списке 200 самых богатых предпринимателей России, по данным Forbes, в 2018 году Батурина заняла 81-е место.

Скандалы и рейтинги

Всё это время столичного мэра обвиняли в пристрастности и лоббизме бизнеса жены. В 2003 году газета "Ведомости" выпустила материал, о преференциях столичной мэрии бизнесу Батуриной. Но после судебного иска газета опубликовала опровержение.

Пожалуй самый громкий скандал, который связывали с именами Батуриной и Лужкова, произошел из-за катастрофы в аквапарке «Трансвааль-парк» в московском районе Ясенево. 15 февраля 2004 года в результате частичного обрушения кровли здания «Трансвааль-парка» погибло 28 человек и пострадало более 100.

29 января 2005 года Юлия Латынина в эфире «Эхо Москвы» заявила, что Батурина является совладельцем «Трансвааль-парка», а «Интеко» получила 200 миллионов долларов за постройку библиотеки МГУ, заявлявшуюся как подарок. Батурина потребовала от главреда «Эха» Алексея Венедиктова опровергнуть это заявление, что впоследствии и было сделано.

Субботник в Коломенском с Юрием Лужковым, 2016 год

Фото: mskagency.ru

Однако на основании регистрационных документов и данных о сделках с активами «Коммерсантъ» сделал вывод, что де-юре ЗАО «Интеко» не входило в состав учредителей компаний, управляющих «Трансвааль-парком», но его акционеры в феврале 2004 года были крупнейшими кредиторами «Терра-Ойла», которому принадлежала инфраструктура аквапарка.

В 2005-м Тверской районный суд Москвы частично удовлетворил иск Батуриной к ЗАО «Коммерсантъ. Издательский дом» и двум журналистам, признав не соответствующими действительности и порочащими честь и достоинство сведения, опубликованные в газете.

В 2004 году Елена Батурина попала в первый список самых богатых предпринимателей России по версии «Форбс».

Последующие годы отмечены активным участием компаний Батуриной в строительстве столичных ЖК. К 2008 году её состояние достигало рекордных $4,2 млрд.

«Рабочий и колхозница», Шалва Чигиринский, Лондонский суд и Борис Немцов

Рост состояния «талантливой бизнесвумен при муже-чиновнике» по-прежнему сопровождали постоянные скандалы.

Так, в конце 2009 года в СМИ появилась информация о том, что на реставрационные работы композиции «Рабочий и колхозница», в которых участвовала «Интеко», у государства ушло около 1 млрд рублей, а вот выделено было почти в три раза больше — 2,9 миллиарда рублей.

А летом 2009 года разразился более серьёзный скандал — в связи с арестом имущества одного из известнейших московских девелоперов Шалвы Чигиринского и процессом, который проходил в Лондоне. По свидетельству адвоката Чигиринского Кристофера Грисона, Батурина и Чигиринский вели совместные проекты начиная с 1999 года. В 2003 году их партнёрство было оформлено официально — доли в компаниях Rossini (нефтяной бизнес) и Salvini (девелопмент) были разделены 50 на 50 между Чигиринским и Батуриной. В конкурсе на получение прав на застройку гостиницы «Россия», состоявшемся в ноябре 2004 года, участвовали «СТ Девелопмент» (Чигиринский — Батурина), ЗАО «Монаб» и строительная фирма Strabag.

Победителем стала «СТ Девелопмент», пообещавшая инвестировать в проект 800 миллионов долларов. Между тем «Монаб» и Strabag сделали предложение в 1,45 миллиарда и 2 миллиарда долларов соответственно. Эти и многие другие факты, обобщенные в докладе «Лужков. Итоги», дали Борису Немцову основание обвинять столичные власти, мэра и его жену в коррумпированности.

В частности, в докладе утверждалось, что «в большинстве постановлений и распоряжений правительства Москвы, дающих Батуриной право на застройку того или иного участка, компания „Интеко“ получает льготы, освобождающие её от обязательных для других платежей в московский бюджет».

Избушка в австрийских горах

Ещё в 2006-м, словно предчувствуя поворот судьбы, Батурина приобрела за €35 млн строящийся в Китцбюэле люксовый отель Grand Tirolia и гольф-клуб «Айхенхайм».

Супруга мэра Москвы спонсировала соревнования по триатлону, учредила музыкальный фестиваль JazzaNova в Китцбюелле и выделяла деньги на теннисный турнир ATP. Спустя два года Батурина попыталась приобрести дом в коммуне Аурах в нескольких километрах от Китцбюэля в Тироле. Несмотря на предложенную сумму в 10 миллионов евро и прошлые заслуги, власти Тироля дали разрешение со скрипом лишь после года колебаний.

Бизнес-успех покинул миллиардершу одновременно с «утратой доверия президента» к её мужу. В 2010 году она вместе с детьми спешно уехала из России, через год продала компанию«Интеко».

В 2011 году семья бывшего мэра Москвы продала первый дом в Австрии и захотела купить в том же Аурахе поместье побольше. История повторилась: сделку снова согласовывали почти год.

Субботник в Коломенском с Юрием Лужковым, 2016 год

Фото: mskagency.ru

Инвестиции на Запад и неудачная попытка стать «своей» среди «сэров и пэров»

В результате Батурина осела в Лондоне и продолжила вести бизнес в Великобритании, Ирландии, Австрии, Чехии, Греции, Италии, Казахстане, Марокко, на Кипре и в США. В 2018 году её состояние, по оценке «Форбс», составило $1,2 млрд.

Однако крупных проектов за женой Лужкова с тех пор не числится. В марте 2012 года фирма Батуриной купила отель в Дублине за €22 млн (независимая оценка была €25 млн). В проект было вложено порядка €8 млн. В 2017 году выручка составила €12 млн и €4,5 млн EBITDA. Рыночная стоимость отеля, по оценке менеджеров Батуриной, утроилась, но, насколько существенно этот успех сказался на общем благосостоянии, сказать сложно. Как напоминают авторы «Форбс», в 2009 году Батурина только как физическое лицо уплатила в российский бюджет $125 млн НДФЛ.

В 2013 году после камеральной проверки российская налоговая служба доначислила НДС с пенями около 240 млн рублей (около $8 млн по курсу на момент доначисления) российской компании Елены Батуриной «Аморис». «Аморис» была заказчиком на строительстве элитного коттеджного посёлка Горки-2. Налоговики доказали в суде, что расчёты с одним из субподрядчиков, ООО «Евролюкс», были фиктивными.

Стремясь закрепиться и получить пропуск в западную элиту, в 2017 году Елена Батурина присоединилась к попечительскому совету благотворительного фонда мэра Лондона Садика Хана, который помогает бедной молодёжи Лондона.

Однако повторить успех Леонида Блаватника, получившего в обмен на инвестиции в британскую культуру именной зал в музее Виктории и Альберта, у Батуриной не вышло. Авторы исследовательского сайта Finance Uncovered обратили внимание на пожертвования, которые сделал фонд Елены Батуриной Be Open. Сумма в размере £138 тыс. предназначалась для финансирования социальной мобильности и образовательных программ.

Авторы сделали запрос по поводу деталей пожертвования и преследования по обвинению в отмывании денег одного из членов совета директоров Be Open Доминго Плазаса Руиса. В 2015-м, по данным The Times, его обвинили в налоговых преступлениях и отмывании денег в Испании. Расследование этого дела по-прежнему продолжается. Итогом публикации стал уход Батуриной из правления благотворительной организации лондонской мэрии «незамедлительно и по взаимному соглашению», как сообщила пресс-служба мэрии Лондона.

Фото на обложке: Евгений Начитов, CC BY-SA 2.0

Поделитесь историей своего бизнеса или расскажите читателям о вашем стартапе