«Принято». Одно слово в переписке может стоить бизнесу семьи российского мэра 1,1 млрд рублей

Слишком дорогая переписка менеджеров
02 апреля в 13:36

Основанная мэром Липецка компания и её «дочка» — Елецкий сахарный завод — по решению суда должны выплатить партнёрам из Тамбова более 1,1 млрд рублей. Всё из-за менеджеров, которые не поняли друг друга из-за одного неоднозначного слова в переписке.

Что произошло

Осенью 2018 года Елецкий завод заключил договор с тамбовской группой компаний (ГК) «Русагро». Стороны условились: липецкое предприятие до марта 2019 года будет хранить у себя на складе 116 000 тонн сахара «Русагро». При этом завод вправе выкупить товар себе.

За три дня до окончания контакта между менеджерами компаний произошёл такой диалог по электронной почте (орфография и пунктуация сохранены):

Завод: «Готовы выкупить 115 300 тонн сахара по цене 38 700 рублей за тонну. Ждём вашего ответа сегодня до 17-00».

«Русагро»: «Ответа сегодня точно не будет. Судьба сотен тысяч тонн не решается в течение 1 дня))) Для понимании ситуации, счёт будет выставлен когда на оплату — вы закрываете весь объём в течение 5 банковских дней?»

Завод: «По договору обозначены условия платежа, а если дадите финансирование, точно не откажемся :))»

«Русагро»: «Дать ничего не можем мы только забрать можем))) Принято. В течение нескольких дней платите (как в договоре). Вопрос такой суммы (разовая сделка в смысле) не в моей компетенции. Отправляю вопрос наверх. Вернусь как будет понимание».

Слово «Принято» в этом диалоге стороны поняли по-разному. Представители завода восприняли его в значении «Понятно». В «Русагро» же утверждают: таким образом менеджер принял предложение завода и согласился на сделку.

В итоге завод сахар не выкупил. «Русагро» распродала товар другим покупателям в течение года, но за это время цена на продукт заметно упала. Вместо 4,5 млрд рублей ГК выручила на 1,120 млрд рублей меньше. «Русагро» потребовала от Елецкого сахарного завода возместить эту разницу.

Соответчиком в арбитраже выступала материнская компания завода — липецкая ГК «Трио». Основатель и бывший руководитель этой группы Евгения Уваркина в 2019 году стала мэром Липецка и прославилась благодаря видео, где она матом комментирует ход благоустройства в городе.

Для перехода в администрацию Уваркина вышла из бизнеса и передала свою долю в ГК «Трио» в доверительное управление. По данным СПАРК, Евгении Уваркиной по-прежнему принадлежит 18,57% компании, ещё по столько же — её мужу Геннадию, брату Николаю и сестре Елене.

Как суд разбирал это дело

Как следует из материалов арбитража, каждая сторона представила суду свою лингвистическую экспертизу. Выводы в них диаметрально противоположные.

В «Русагро» настаивали на том, что в беседе менеджеров нужно проводить две линии. Первая — согласие на предложение о выкупе. По их мнению, фраза «Принято. В течение нескольких дней платите (как в договоре)» именно об этом. Всё остальное касается обсуждения финансовых нюансов (в частности, постоплаты).

Оппоненты с этим не согласились. По их мнению, после реплики «Ответа сегодня не будет» согласия быть уже не могло, а слово «Принято» нужно трактовать как «принято к сведению». Кроме того, стороны не обсудили важные условия и не подготовили необходимые документы, поэтому переписку по почте нельзя считать заключённым договором.

Липецкие промышленники также указали, что «Русагро» мог продать сахар раньше, тогда потери из-за снижения цены были бы меньше. Но «Русагро» доказало, что все сделки заключило по цене даже выше рыночной.

Также в «Русагро» заявили, что не верят в то, что завод действительно хотел приобрести у них сахар. Дело в том, что в договоре был пункт: если предприятие не выкупит товар, оно должно будет платить компенсацию. В «Русагро» предполагают, что предложение завода — это формальность, на которую ожидали получить отказ и уклониться таким образом от расходов.

Изучив нюансы договора и лингвистические экспертизы, в феврале 2020 года арбитражный суд встал на сторону «Русагро». Слово «принято» «полностью соответствует термину, указанному законодателем в ст. 438 ГК РФ (ответ о принятии), при этом использование данного термина как согласия в данном контексте исключает двусмысленность его восприятия», — сказано в решении.

В марте ГК «Трио» и руководство завода подали апелляцию.

«Считаем решение суда крайне предвзятым и незаконным. Ситуация беспрецедентная для российской юридической практики. Будем отстаивать свою позицию», — заявила член совета директоров ГК «Трио» Елена Латышева.

В «Русагро» не ответили на письмо «Секрета» с просьбой прокомментировать ситуацию. Апелляционная инстанция рассмотрит дело 21 апреля.

Фото: pixabay.com, СС0

У «Секрета фирмы» есть канал в Telegram. Подписывайтесь!

Поделитесь историей своего бизнеса или расскажите читателям о вашем стартапе