Лёгкая добыча. Как устроена вольерная охота в России

Трофеи для мазил
20 апреля в 20:00

Охотник поднимается на вышку и, как в компьютерной игре, через прицел следит за добычей. Он смотрит, как крупный кабан осторожно выходит на просеку и начинает есть зерно. Мужчина замирает: пора — и нажимает на спусковой крючок.

Охота в вольере — это развлечение для состоятельных дилетантов, и наш герой именно такой. За один выстрел он заплатил 50 000 рублей. Здесь, на огороженной территории, он может пристрелить спящего медведя или беременную лань, за убийство которых в дикой природе грозит уголовная ответственность. В феврале в России приняли резонансный закон, разрешающий вольерную охоту, — и зоозащитники предупреждают, что теперь убивать этих животных можно безнаказанно.

«Секрет» рассказывает, почему вольерная охота — это в первую очередь бизнес.

Дело настоящих мужчин

«Охота на кабана в огороженном месте — это возможность приобщить "начинающих" к делу "настоящих мужчин". Сто грамм водочки и кабанья печень прямо в лесу — великолепно, не правда ли?» — зазывает клиентов одно из частных охотничьих хозяйств.

Но продвигали закон о вольерной охоте давно пристрелявшиеся депутаты. Поправки внесли четыре единоросса, как минимум двое из них — первый зампред комитета по экологии и охране окружающей среды Николай Валуев и член комитета по бюджету и налогам Владислав Резник — заядлые охотники.

Валуев охотился с вышки на оленей в Германии, а в Архангельской области — на уток, бобра и медведя. После того как СМИ обратили внимание, что он убил медведя весной, когда это запрещено, его трофеями заинтересовалась архангельская прокуратура — но позднее признала добычу законной.

Резник — член правления «Клуба горных охотников», давний любитель пострелять по трофейным животным. В 2018 году он просил Минприроды разрешить отстрел краснокнижных животных — в обмен на пожертвования на их охрану, но его предложение отклонили.

Трофейная охота — выборочный отстрел животных из определённой группы или с определенными признаками. Например, охотник может выбирать только парнокопытных с большими рогами, чтобы потом украсить их головой стену в своём доме.

Владельцы вольеров, где в неволе живут дикие звери, — это своего рода фермеры, считают авторы закона.

«Мы выращиваем животных для того, чтобы у населения была колбаса, мясо. Посмотрите, что творится на фермах, когда их (животных) содержат в маленьких клетках, убивают, но они для этого и выращиваются. Здесь то же самое, просто это значительно более гуманный, более цивилизованный подход. Этим законом даём возможность выращивать этих животных, но не убивать их всех поголовно, а сохранять правила охоты», — объяснял председатель Комитета Госдумы по природным ресурсам Николай Николаев.

«Участки (вольеры. — Прим. "Секрета") будут использоваться вовсе не для охоты, а скорее для воспроизводства и содержания в них животных. Для дальнейшего выпуска и в теории продажи тем, кто захочет в дальнейшем у себя вольеры организовать», — объяснял Николай Валуев, беседуя с Николаевым перед третьим чтением закона.

Но 11 февраля 2020 года, когда закон приняли, Валуев заявил, что охота в вольерах поможет хозяйствам свести концы с концами. «Большое количество охотпользователей уже на протяжении, на моей только памяти, последних семи лет просит и практически требует, чтобы их деятельность, по сути, чаще всего убыточная, хотя бы приносила минимальную прибыль или осуществляться могла бы хотя бы в ноль», — сказал он.

Глава «Альянса защитников животных» Юрий Корецких, напротив, считает, что аргументы о фермерстве и разведении животных — не более чем уловка. «Убийство животных становится развлечением для одних и средством заработка — для других», — объясняет он.

По Кодексу этики правильной трофейной охоты недопустима «охота на животных… чьё естественное передвижение ограничено искусственными преградами, включая различного рода заграждения и заборы». Так что охота в вольерах — развлечение скорее для новичков, заядлый охотник не станет добывать зверя таким способом.

Вольеры — это удобно

«Охотничьи угодья нельзя назвать прибыльным делом, поэтому хозяйства часто разоряются», – говорит владелец угодья «Чеснава» Сергей Васильченко.

Но разоряются далеко не все: за многими угодьями стоят влиятельные люди, среди которых значились президент РЖД Владимир Якунин с партнерами, дети экс-губернатора Ленобласти Валерия Сердюкова, банкир Петр Авен и владелец НЛМК Владимир Лисин.

Петр Авен — увлечённый охотник, он вкладывался в разведение кабанов и медведей задолго до принятия закона о вольерах — в 2012 году. Сейчас Альфа-банку, по данным СПАРК, принадлежит охотхозяйство «Залесье» — и 17 000 га земли в Торжокском районе Тверской области.

«Охота даёт возможность отдохнуть от субординации. На охоте — как в бане: генералов нет. Могут накостылять по шее за неправильное поведение или упущенного зверя, могут всё тебе рассказать — и про политику, и про твою собственную работу», — писал в своём блоге Владимир Якунин. Бизнесмену 13 лет принадлежали доли в хозяйстве «Настоящая охота» и рыбхозяйстве «Золотая утка» (арендуют лесные участки в Приозерском районе Ленинградской области). Однако, по данным СПАРК, в марте 2020 года его доля перешла к другому совладельцу — Владимиру Васильеву.

Любит пострелять и режиссёр Никита Михалков. «У меня в аренде охотхозяйство на Волге, под Нижним Новгородом, — 37 000 гектаров. У меня в аренде 140 000 гектаров на севере, под Вологдой», — рассказывал он в интервью «Известиям». Угодья оформлены на общественные организации охотников — нижегородское «Темино» и вологодское «Тёмино-Северное» — совладельцами которых значатся сам Михалков и сотрудники студии «Тритэ».

Как устроена охота

Успешную вольерную охоту предлагают охотхозяйства, разбросанные по всей России, — их можно найти в Подмосковье, на Урале, в Сибири и на Дальнем Востоке.

Правила обычной охоты — стандарты оружия и запрещённые методы (использование капканов и петель) — на вольеры не распространяются. Клиенты «загонов» могут отстреливать дичь весь год, а не только в сезон, а ещё — убивать самок, животных в спячке или самцов в период гона, отмечает Юрий Корецких. Убивать самку кабана весной запрещено — но только если она в дикой природе, на вольеры сезонные ограничения не распространяются, говорит он (браконьеру за незаконную добычу животных грозит штраф до 500 000 рублей или лишение свободы на сок до двух лет; за незаконную охоту на самку кабана в дикой природе предусмотрен штраф в 150 000 рублей).

Штрафы за отстрел «запрещённого» зверя могут устанавливать сами владельцы вольеров.

Reload
1 / 2

Штрафы в одном из охотхозяйств

В вольерах охотятся двумя способами. Первый — с вышки. Второй вариант — с подхода: выслеживаешь зверя в лесу, подкрадываешься, чтобы не спугнуть, и берёшь на выстрел.

«Территория вольера — не голый кусок земли, который легко просматривается. Это может быть полноценный лес с полянками, сопками, кустарниками, большими деревьями, зимой сугробы по пояс», — рассказывает Сергей Васильченко, директор угодья «Чеснава».

Краснокнижных животных, охоту на которых хотел узаконить единоросс Резник, держать в вольерах нельзя. Но кабанов, косуль, зайцев, оленей, ланей и медведей — можно. Где брать животных — владельцы вольеров решают самостоятельно.

«Оленей и косуль в вольерах разводят сами. А, к примеру, медведи вряд ли будут размножаться в неволе. Медвежат будут приносить из дикой природы браконьеры. Они ради наживы будут убивать взрослых медведей, продавать их на мясо и шкуру, а малышей станут пристраивать в вольеры», — считает глава «Альянса защитников животных» Юрий Корецких.

Купить животных можно в специальных питомниках и у других владельцев вольеров. К примеру, партия из 31 оленя обойдётся более чем в 3 млн рублей. Партия из 24 ланей — больше 2 млн рублей, 28 кабанов — почти полмиллиона рублей. Если животных нужно отловить и усыпить — за каждую особь придётся доплатить ещё по 7000 рублей.

Сколько стоит вольерная охота

Отстреливать животных просто так нельзя — нужно получить разрешение. Всем желающим продают путёвки — документы, в которых прописаны условия и длительность охоты, а также животные на отстрел. Сколько заплатишь, столько добычи и будет.

Цену путёвки на охоту в вольерах предприниматель устанавливает самостоятельно. Чаще всего цена добычи уже включена в стоимость разрешения. Но бывает, что счёт раздельный: путёвка обходится в 2000 рублей — а зверь оплачивается по отдельному прайсу.

Самое популярное животное на отстрел — кабаны. Охота на них — серьёзная статья доходов, отмечает Сергей Васильченко.

Дикие кабаны размножаются раз в год, поэтому для бизнесменов выгоднее покупать гибридное животное из питомника. Там дикого кабана скрещивают с домашней свиньей: визуально потомство похоже на обычных кабанов, но даёт приплод несколько раз за год.

Как правило, клиентов немного — 5–10 человек в месяц, рассказывает Сергей Васильченко. Прибыль с заказа — до 30% от стоимости животного.

Охота с вышки стоит 3000 рублей с человека плюс стоимость животного. Загонная — 30 000 рублей. За отстрел запрещённых животных — свиньи, самки лося, самки оленя, самки лани, самки косули — взимаются дополнительные 100 000 руб.

Загонная охота — выследив зверя, охотники загоняют его шумом, криками и огнём в заранее подготовленную ловушку.

Мясо достаётся клиенту — он может разделать тушу сам, а может договориться с егерем — он возьмет около 3000 рублей. Мясо животных можно приобрести, даже если не охотился на зверя.

Рога благородного оленя и лани продают поштучно и на вес. Из них делают люстры, мебель и сувениры. В интернете цены на рога варьируются в среднем от 500 рублей до 10 000 рублей (цена за один или пару рогов зависит от длины и числа отростков).

Ещё одна статья заработка хозяйств — продажа животных. Чаще всего диких животных покупают региональные минлесхозы, заповедники, заказники и другие охотхозяйства.

Зарабатывают и на туризме. Зачастую при охотугодьях есть небольшие турбазы, которые могут предоставлять дополнительные услуги: фотосессии, прогулки на лошадях и прочее.

Бизнес навылет

Вольерами занимаются только ИП и юрлица. По словам Васильченко, на содержание угодья уходит много: доход съедает аренда земли, зарплата егеря и помощь ветеринара. Егерь, который сопровождает клиентов, следит за животными и устраивает охоту, получает 12 000 – 40 000 рублей в месяц, отметил Васильченко.

По закону лес принадлежит государству, но в 90-е некоторые участки вывели в частную собственность — и предприниматели часто арендуют или выкупают землю напрямую у владельцев.

«У собственников аренда недорогая — в пределах 1000 рублей за гектар. Если до вольера несложно доехать, цена будет выше, если территория далеко, то и аренда будет стоить копейки», — рассказывает охотник и владелец вольера с фазанами Александр Новгородцев.

На сайтах объявлений цены на аренду земли начинаются от 3000 рублей за 1 га. За 50 га — от 150 000 рублей в месяц. Цена за готовое охотничье угодье начинается от 10 млн рублей за 12 га.

Есть вариант посложнее — арендовать землю у государства. Но почти все подходящие участки уже находятся в долгосрочной аренде (на 49 лет), очередь огромная, отмечает Новгородцев.

Часть денег с дохода охотхозяйств уходит на корм для диких животных. «Если взять, например, оленей, им в период роста рогов, нужно много кальция, задача бизнесмена обеспечить животное необходимыми микроэлементами», — говорит главный редактор портала «Охотники.ру» Александр Лисицин.

Комбикорм для оленей стоит от 10 рублей за килограмм, 20-килограммовый мешок мха — от 500 рублей. На корм для одного оленя в месяц уходит около 2000-3000 рублей. Кабанов подкармливают комбикормом для домашних свиней — это около 1000 рублей в месяц на одного кабанчика.

Малышам, которых привозят из питомников, требуется осмотр, отмечает ветеринар Надежда Жданова. Если в вольер попал детёныш дикого зверя, ветеринар выкармливает его. Если животные дерутся или их случайно подстрелит незадачливый охотник — ветеринар обрабатывает раны. Визит врача стоит от 5000 рублей и выше.

Зверям сложно жить в искусственной среде обитания. По словам биолога Ольги Галицковой, животные вытаптывают траву или съедают её подчистую, а предпринимателям не с руки следить за лесом, заниматься посадками и санитарными обработками. Но если «вольерный» зверь убежит в лес, то точно погибнет, добавляет она.

«За» и «против»

Хотя закон уже принят, вокруг него не утихают споры. Депутат Госдумы, руководитель фракции «Справедливая Россия» Сергей Миронов до сих пор не смирился с принятием резонансного закона.

«Кровавое развлечение для “диванных” охотников. Нет ни поиска, ни выслеживания добычи, это убийство беззащитного животного, которому некуда сбежать. Очень удобно — убийство точно состоится, успех гарантирован», — возмущается он.

Автор инициативы — зампред Комитета Совета Федерации по аграрно-продовольственной политике и природопользованию Сергей Лисовский — утверждает, что закон принят не в угоду бизнесменам, а для защиты животных. «В Европе охота в вольерах существует давно, это грамотный и цивилизованный подход, который полезен всем участникам процесса», — говорит он.

Зоозащитник Юрий Корецких не видит смысла бороться за отмену закона о вольерной охоте в Конституционном суде, пока состав Госдумы остаётся прежним. Но не теряет надежду, что закон отменят после того, как в Конституции закрепят обязанность ответственно относиться к животным.

Зоозащитники считают, что только новые поправки в конституцию помогут признать всех зверей живыми существами, способными чувствовать, ощущать боль и страдать — и позволят оспорить закон о вольерах в Конституционном суде.

Коллаж: «Секрет фирмы», depositphotos.com

Поделитесь историей своего бизнеса или расскажите читателям о вашем стартапе