Древняя Русь, правительство Москвы и миллионы долгов. Как устроен фестиваль «Времена и эпохи»

Автор фестиваля о том, как заработать на увлечении историей
21 июня в 19:47

Жителям Москвы компания «Ратоборцы» больше всего известна по фестивалю «Времена и эпохи». Однако только этим фестивалем деятельность организации не ограничивается: «Ратоборцы» ежегодно устраивают в Москве рыцарский турнир, проводят городские праздники и экскурсии, а также готовят реквизит для исторических мероприятий и телепроектов.

О том, как команде «Ратоборцев» удалось построить бизнес на любви москвичей к истории, выйти на общегородской формат и не обанкротиться в процессе из-за многомиллионных долгов — рассказал один из управляющих партнёров агентства Алексей Овчаренко.


От клуба по интересам до правительственных заказов

«Всё это началось в конце 1990-х годов с секции по славяно-горицкой борьбе и на волне увлечения славянскими веяниями и течениями», — рассказывает Овчаренко.

Спустя несколько лет увлечение захотелось направить в предпринимательское русло. Среди первых идей были реконструкция исторической усадьбы, создание музея живой истории и другие проекты исторических пространств. Но в реальности первым коммерческим проектом команды стали показательные выступления, которые проводились на различных исторических праздниках. Постепенно сложилась концепция более крупных мероприятий.

«Мы сделали большой фестиваль с платным входом в 2006 году в Подмосковье — Городецкое гульбище. Сейчас это стандартная практика, устраивать разную деятельность параллельно с фестивалем — мастер-классы, например, а тогда это была совершенно новая история», — вспоминает Алексей.

Год спустя компания вышла на московский уровень. К этому подтолкнули первые существенные сложности, заставившие отказаться от изначальных планов. «Мы тогда мечтали о строительстве музея живой истории в Подмосковье, но инвестор и коллега, который этим занимался, уехали за границу и проект накрылся. После долгих размышлений мы в итоге зарегистрировали агентство исторических проектов "Ратоборцы". Тогда у нас появился первый проект — "Улица истории"».

«Улица истории» готовилась вместе со Славянским фондом России и получилась идейно очень похожей на существующие сейчас «Времена и эпохи». Проект занял весь Тверской бульвар, на площадках были представлены исторические периоды от Древней Руси до XX века.

Вторым ключевым моментом стал 2011 год, когда «Ратоборцы» начали работать с комитетом по туризму правительства Москвы. В этом сотрудничестве и появился самый громкий проект команды — «Времена и эпохи». Третьим поворотным этапом стал 2017 год, когда фестиваль трансформировался из исторического уик-энда в Коломенском в праздник общегородского масштаба.

Про то, как исторический фестиваль вышел за пределы одного парка, организаторы рассказывают так: «Это было заложено в концепцию расширения. Правда, мы сначала думали, что будем делать несколько площадок в Коломенском, но фестиваль настолько быстро рос, что в 2015-м парк уже не вместил всех желающих и основной претензий было: "Ребята, ничего не видно". В 2016-м от наплыва посетителей нас спас дождь. А в 2017-м уже был запрос на увеличение масштаба со стороны московского правительства, которое является основным заказчиком проекта. Есть общий вектор, по которому мы движемся, принципы и ценности, на базе которых работаем, и свобода творчества. Но мы уважаем ограничения, и, когда нам сказали: «Всё хорошо, а теперь сделайте это на весь город» — мы восприняли это как новые вводные и начали экспериментировать с концепцией».

Именно как итог работы с этими ограничениями, в частности с реконструкцией по программе «Моя улица», которая захватила часть старых площадок, и возникла идея провести фестиваль на бульварах.

Многомиллионные долги

Однако переход на следующий уровень для бизнеса оказался сложной задачей. Выход в город сопровождался новыми особенностями работы, с которыми команда раньше не сталкивалась и к которым оказалась не готова.

Дело в том, что с 2011 по 2016 год фестиваль «Времена и эпохи» проходил в соответствии с нормами федерального закона о конкурсах. «Ратоборцы» принимали участие в государственном тендере на проведение фестиваля и каждый год его выигрывали. Ключевым моментом этой системы был чётко определённый в техническом задании объём работ.

«Это создало такую модель, при которой, давая обещания людям, мы понимали, что за эти обещания стопроцентно ответим, так как обладаем определённым бюджетом. Когда фестиваль вышел за пределы Коломенского, система финансирования и отчётности поменялась. К сожалению, мы это осознали слишком поздно, — рассказывает Овчаренко. — Я всегда смотрел за параллельными реальностями — музыкальными фестивалями, часто читал личные истории организаторов. И когда они писали, что оказались по результатам фестиваля в минусе на 60 млн и сейчас собирают по родственникам деньги, у меня волосы на голове шевелились, я думал: "Как такое возможно?" А потом наступил 2017 год».

Теперь работа шла по непосредственному заказу на конкретное мероприятие, и правила игры изменились. Как поясняет Алексей, организаторы, ошибочно рассчитывая на прежнюю схему работы, раздали подрядчикам много обещаний, которые не смогли сдержать. У проекта появились новые вводные: во-первых, изменился территориальный масштаб и связанные с ним риски, которые начали расти по экспоненте. Так, в тот год на Москву обрушился ураган, а время проведения фестиваля совпало с протестными акциями оппозиции 12 июня. Во-вторых, изменились сроки подготовительных работ.

«Когда многочисленные экспертные комиссии по оценке эффективности расходования средств пытаются определить стоимость, например, деревянного забора для ограждения ристалищ, они просто звонят по телефонам с сайтов и спрашивают, сколько будет стоить изготовить тот или иной забор. И человек, который расслабленно сидит там, называет цену. Но есть один маленький нюанс: у нас очень часто конечное количество этих заборов становится понятным за две недели до фестиваля. Когда звонишь и тому же самому человеку говоришь, что за 14 дней нужно изготовить 400 секций забора, он называет совсем другую цену», — приводит пример Алексей.

Организация столкнулась с государственной машиной со всем её большим количеством проверяющих инстанций. «Через экспертные организации проходит всё, что только можно придумать: строительство метро, закупки автотранспорта для департамента транспорта и так далее. А тут приходим мы со своими лосиными жилами, костюмами из домотканой ткани. И мы оказались в очень такой стрёмной ситуации. Потому что, с одной стороны, суть фестиваля всегда была именно в лосиных жилах, костюмах домотканых — в этом его кайф для посетителей, а с другой стороны, совершенно непонятно, почему мы используем домотканую ткань, чем она в принципе отличается от костюма казака с люрексом, который можно взять в аренду за 2000. Первый год мы закончили как раз в стиле тех самых фестивалей, о которых я говорил: с долгами на десятки миллионов рублей».

Выход из кризиса

В результате, как говорят члены команды, оставалось не так много вариантов дальнейших действий, кроме как продолжать работать и пытаться раздать долги. В этот момент «Ратоборцам» пришлось пересмотреть внутренние системные процессы и понять, как сделать работу более эффективной.

Команда начала осваивать новые навыки: в частности, потребовалось разобраться с использованием кредитов, а также научиться на новом уровне сотрудничать с подрядчиками. «Легко договариваться с человеком, когда говоришь о взаимовыгодном сотрудничестве. И очень тяжело договариваться с тем, кому ты должен несколько миллионов рублей, о том, что ему нужно тебе ещё что-то сделать для фестиваля следующего года, потому что это позволит отдать ему деньги за фестиваль прошлого года», — поясняет Алексей.

Также на этом этапе в компании решили уйти от системы подряда к полноценному партнёрству. «Бизнес-стратегия была такая: мы распределяем ответственность и "плюшки" с организаторами площадок, потому что теперь они становятся соавторами, полноценными реализаторами той или иной площадки на фестивале».

При этом коллеги фактически огородили Алексея от общения с разъярёнными подрядчиками, взяв эту миссию на себя. Это позволило ему сконцентрироваться на новых заказах. По итогу получилось договориться и с почти кустарным, гаражным производством реконструкции, и с госаппаратом и его системой проверяющих органов. Тогда же команде пришлось научиться ограничивать свою фантазию и оценивать идеи с точки зрения не только их творческого потенциала, но и экономической целесообразности.

Кризис компании 2017 года затронул, по грубым оценкам, около 1000 человек, начиная от рубщиков, которые делали острог на севере России, и заканчивая реконструкторами, которые работали непосредственно на площадках фестиваля. Жизнь в течение последних двух лет для команды «Ратоборцев» во многом напоминала окопную войну. Сейчас компания рассчиталась с 88% своих долгов.

Команда, аудитория, прибыль и Иван Голунов

В настоящее время «Ратоборцы» представляют собой не одну команду, а объединение структур, задействованных в работе над разными общими проектами. «Мы называем себя агломерацией, потому что теперь это такое странное образование из юридических и физических лиц: старых друзей, которые с нами работают, знакомых, присоединившихся позже, людей, которые подошли по своим профессиональным компетенциям. Так или иначе, 80% людей, которые у нас работают, познакомились с нами на фестивалях и потом пришли с предложением», — говорит Алексей.

При этом точного количества участников агломерации не знают даже сами основатели. Грубо говоря, это все, кто так или иначе имеет отношение к организационному процессу. На практике это выглядит так: фестивалем руководит рабочая группа — архитекторы проекта. Они разрабатывают глобальную концепцию, распоряжаются бюджетом, рассматривают поступающие предложения, а также осуществляют авторский надзор в ходе реализации. Руководит реализацией конкретной идеи тот, кто с этой идеей пришёл и получил на неё средства.

В 2019 году «Времена и эпохи» прошёл на 40 площадках. В этот раз проект захватил не только Бульварное кольцо и Коломенское, где традиционно провели рыцарский «Турнир святого Георгия», но и новые точки. В частности, площадки фестиваля работали на Ореховом бульваре, бульваре Дмитрия Донского, в Кузьминках и Митине. Разброс эпох также был масштабным: организаторы постарались воссоздать исторические периоды от Античности до советской оттепели. Фестиваль посетили более 5 млн человек, в нём приняли участие свыше 300 реконструкторов из 14 стран мира, количество российских участников превысило 2000 человек. Было проведено 550 реконструкций сражений, 400 мастер-классов. Костяк аудитории — семейные пары в возрасте от 25 до 30 лет с одним или двумя детьми, которые предпочитают активный досуг.

Организаторы немного опасались, что на работу фестиваля могут повлиять акции протеста, которые проходили в Москве в связи с арестом журналиста Ивана Голунова. В 2017 году проект уже был в такой ситуации и потерпел тогда значительные убытки. Однако в этот раз шествие на «Времена и эпохи» практически не повлияло. «В этот раз пришли люди, которые хотели выразить свою гражданскую позицию, и, хотя участникам пришлось понервничать, оградить самые хрупкие декорации и убрать все макеты и реплики оружия, всё прошло хорошо», — говорят в команде.

Основную прибыль агентству приносит организация мероприятий, в первую очередь по заказу федеральных и муниципальных органов власти. При этом компания идёт не от заказа, а, наоборот, создаёт авторские проекты и их предлагает к реализации. В планах выйти как минимум на всероссийский рынок, а в идеале — на международный. Сколько в целом ушло средств на организацию фестиваля в этом году, в компании не раскрывают. Но известно, что в 2016 году на его организацию было выделено около 45 млн рублей.

Падение платёжеспособности

Отдельно стоит упомянуть историю с «Турниром святого Георгия», который несколько лет являлся отдельным проектом и проходил в Коломенском в мае, а в этом году вошёл в общую программу фестиваля. До этого года на турнире были закрытые трибуны, на которые нужно было покупать билет. В этом году в рамках фестиваля площадка вокруг ристалища была открыта для всех желающих, а большой экран транслировал действие для тех, кто не смог подойти достаточно близко.

Смена формата турнира стала экспериментальным решением. «Аудитория, на которую мы ориентировались, некий средний класс, который покупал раньше билеты по 3000–5000 рублей, стремительно исчез в России. Турнир переживал свой экономический расцвет в 2015–2016 годах, и к 2019-му мы очень мощно ощутили, как упала платёжеспособность этой части населения. Мы поняли, что если делать дешёвые билеты, то мероприятие не окупится, а уходить в лакшери-сегмент мы не хотим», — объясняет мотивацию компании Овчаренко.

В компании пока не готовы сказать, успешной ли была эта практика, но, скорее всего, турнир в будущем вернётся в формат отдельного мероприятия. Тем более что в нынешнем виде он убыточен — отказ от продажи билетов ничем не окупается, и, хотя деньги на его проведение выделяются как часть бюджета на «Времена и эпохи», организаторам всё равно приходится добавлять из своего кармана.

Свой «Чернобыль» и «Игра престолов»

«Сейчас мы находимся на завершающем этапе этого периода развития, и дальше нас ждёт новая трансформация бизнеса. Это, во-первых, открытие новых направлений работы, во-вторых — видоизменение нашего ключевого проекта в главное историческое событие мира, — говорит Алексей. — Сейчас у нас появилась возможность выбирать, думать, куда двигаться. Нам очень интересны сериалы и вообще все эти мультимедиа-штуки. Мы много думаем над музеем и парками живой истории. Но во всемирной перспективе эта история достаточно неоднозначная. Даже Диснейленды далеко не все являются прибыльными. Но, естественно, нас тянет к земле: построить что-то, связанное с реконструкцией, мечтает любой человек, работающий в этой теме».

Компания некоторое время занималась созданием реквизита и декораций для фильмов. Вершиной развития в этом направлении стали переговоры с продюсерскими бригадами, которые собирались снимать фильм «Викинг», но оказалось, что подходы «Ратоборцев» и кинематографа к творческому процессу кардинально разнятся. «Они работают по другим правилам, им не очень интересна историческая достоверность, поэтому нет запроса от современной киноиндустрии именно на наш продукт. Мы собираемся делать свой собственный качественный видеоконтент и заниматься продакшеном, снимать сериалы, которые будут приближаться по качеству к "Чернобылю" и "Игре престолов"», — строит планы Алексей.

Третьим направлением развития Овчаренко называет современное искусство: «У нас реконструкция рассматривается как массовая культура или как некий ремесленный блок, но мне кажется, что её можно было бы воспринимать как современное искусство. Мне это сейчас лично интересно, и хотелось бы придать этому новый смысл, новое прочтение. Я думаю, что мы и сейчас многими нашими проектами занимаемся как современным искусством, просто сами об этом не подозреваем», — поясняет он.

При этом в своём развитии «Ратоборцы», по сути, идут по непроторённой дороге. По словам команды, они не ориентируются в глобальном плане на чей-то зарубежный опыт, скорее наоборот — за подсказками идут к ним. «Но мы точно смотрим на компании, которые развивают исторический девелопмент, — отмечает Овчаренко. — В частности, "Геделон" — строительство крепости во Франции аутентичными технологиями на протяжении 25 лет, — это то, на что мы ориентируемся. Я, например, с большим уважением отношусь к людям, которые делают реконструкцию Ватерлоо, потому что там много находок очень высокого уровня. Засеять поле овсом специально для того, чтобы на нём потом провести реконструкцию, — это очень круто. Вот такими вещами мы интересуемся, творчески их перерабатываем, друг с другом склеиваем, и потом появляются какие-то новые творческие продукты».

В компании есть практика привлечения сторонних инвесторов, но наиболее успешные проекты, как утверждают основатели, запускаются на собственные средства. «Сейчас на уровне агломерации мы внедряем такую штуку, как комитет входящих инициатив. Любой, кто так или иначе ассоциирует себя с "Ратоборцами", может прийти и заявить свой проект. Его рассмотрят и разберут по косточкам: с точки зрения денежной составляющей и исторической достоверности, а также его актуальности и соотнесения с общей стратегией. И если всё срастётся, то поддержат финансовыми и другими ресурсами», — рассказывает Алексей.

Залог успешного дальнейшего развития как «Ратоборцев», так и любого бизнеса вообще Алексей видит в трёх рекомендациях, которые сам для себя сформулировал за годы работы. Во-первых, всегда привлекать для оценки масштабных идей экспертный совет из компетентных специалистов разных областей, которые смогут дать альтернативную точку зрения. Во-вторых, воспринимать любые ограничения как возможности для поиска новых подходов. В-третьих, набирать в команду людей умнее себя. Третий пункт, по его словам, реализовать на практике сложнее всего.

Использованы фотографии организаторов фестиваля, shutterstock.com.

Загрузка...