03 ноября в 14:42
7 мин.

«Если делать — так по-большому!» Четыре парадокса Виктора Черномырдина

От дипломатии до афоризмов
3 ноября 2010 года умер бывший премьер-министр России Виктор Черномырдин. Он занимал посты председателя Совета Министров и Правительства России, исполнял обязанности президента и позже был его советником. Черномырдин во время своей карьеры принимал сложные решения и умел договариваться с представителями разных политических сил и заинтересованных сторон. При этом некоторые качества Черномырдина и ситуации, в которых он оказывался, можно назвать парадоксальными. «Секрет» вспомнил самые характерные из них.
«Если делать — так по-большому!» Четыре парадокса Виктора Черномырдина

Казался «крепким хозяйственником», но поддерживал либеральные идеи

Виктор Черномырдин прошёл путь от слесаря на нефтеперерабатывающем заводе до чиновника первой величины в СССР. В 1982 году, до перестройки, он стал заместителем министра газовой промышленности, а в 1985 году, на фоне прихода к власти Михаила Горбачёва, возглавил ведомство.

При этом уже тогда, в советские годы, Черномырдин выступал за изменения. В 1989 году он предложил преобразовать министерство в государственный концерн, который в дальнейшем получил название «Газпром».

Черномырдин тогда занял пост председателя правления. Покинул должность он в 1992 году ради работы в правительстве (в «Газпром» политик ещё вернётся — в 1999–2000 годах он будет возглавлять совет директоров компании). В 1991 году «Независимая газета» писала, что решение «хитроумного Виктора Черномырдина» «сменить вывеску» и преобразовать министерство в концерн позволило увести отрасль «из-под пресса реформ перестройки» и сохранить бесперебойную подачу газа в квартиры россиян даже в трудные времена.

Премьером Черномырдин стал не сразу — сначала несколько месяцев работал заместителем председателя кабмина по топливно-энергетическому комплексу. Возглавил правительство он в конце года: его кандидатуру одобрил съезд народных депутатов, члены которого выступали против предыдущего премьера — Егора Гайдара, запустившего в стране процесс реформ в рамках так называемой шоковой терапии.

Черномырдина часто противопоставляли его предшественнику. Новый глава правительства казался «крепким хозяйственником» советской закалки, который вряд ли продолжит курс младореформаторов — так называли молодых экономистов-либералов, вошедших в правительство Гайдара и положивших начало реформированию России после развала СССР. Антиподами младореформатов были красные директора — выходцы из советской управленческой и промышленной элиты. Черномырдин казался похожим на них, но к их группе он явно не принадлежал.

«Он был советским хозяйственником, но никогда не был "совком". В этом, кстати, фантастическая особенность Черномырдина. Он так нахлебался этой убогой плановой экономики, что люто её ненавидел и хотел построить рынок. И хотя приватизация и рынок стали для него ударом в политическом плане (Дума была против), все равно он двигал реформы вперед. Никто от него этого не ожидал», — рассказывал про политика первый вице-премьер в правительстве Черномырдина Борис Немцов.

Те, кто верил в способность человека с образцовой карьерой советского чиновника остановить реформы, в итоге ошиблись. Черномырдин поддержал многие малопопулярные инициативы, которые продвигали либералы — единомышленники Гайдара. В их число вошли денежная реформа 1993 года, последовательная приватизация, в том числе залоговые аукционы 1995 года и тысячекратная деноминация рубля. К общему мнению по поводу итогов работы правительства Черномырдина эксперты так и не пришли.

«Если делать — так по-большому!» Четыре парадокса Виктора Черномырдина

Занимался экономическими вопросами, но запомнился и как главный переговорщик

Основная задача премьера — решать экономические, хозяйственные вопросы, контролировать выполнение принятых законов и указов. Но Черномырдину приходилось брать на себя и другие обязанности. Он запомнился как один из главных российских переговорщиков.

Началось всё с первого в истории современной России масштабного теракта — захвата заложников в Будённовске (Ставропольский край) в середине июня 1995 года. Боевики под руководством Шамиля Басаева требовали прекратить военные действия в Чечне и вступить в переговоры с режимом Джохара Дудаева — лидера местных сепаратистов.

Решать проблему должен был президент Борис Ельцин, но он улетел в Канаду на саммит G8 и пообещал поднять на конференции вопрос о борьбе с терроризмом. Тогда из отпуска вызвали председателя правительства Черномырдина. По радио он от лица кабмина гарантировал немедленное прекращение огня в Чечне и транспорт с сопровождением для Басаева и его людей.

Это решение было беспрецедентным, но не остановило силовиков, которые настояли на боевой операции в Будённовске. После массовых потерь со всех сторон Черномырдин лично позвонил лидеру боевиков. В историю вошла фраза премьера, которую он произнёс в прямом эфире: «Шамиль Басаев, говори громче». Большую часть диалога засекретили. После переговоров боевики освободили заложников в обмен на право беспрепятственно уехать в Чечню.

«Это очень решительный и яркий поступок со стороны Виктора Степановича Черномырдина. Он был премьер-министром, разговаривать с террористами, в общем-то, было не его функцией. Он — хозяйственник. А тут переговоры с террористом. По телефону. Чёрт его знает, как с ним разговаривать. С самого начала было ясно: дело это неблагодарное. Так что это был очень решительный шаг», — говорил о действиях Черномырдина историк и журналист Николай Сванидзе.

Ещё одна ситуация, где понадобились дипломатические навыки премьера — вооружённый конфликт в Югославии. В 1999 году Ельцин назначил Черномырдина своим спецпредставителем на Балканах, чтобы разрешить тупиковую ситуацию: и реальная поддержка страны в противостоянии с НАТО, и отказ от неё были невозможны. В результате Черномырдин смог убедить президента Югославии Слободана Милошевича капитулировать. Соглашение подписали на невыгодных для страны условиях, из-за чего Черномырдина потом не раз критиковали.

Следующий виток дипломатической карьеры политика — назначение на пост посла на Украине в мае 2001 года. Эту должность он занимал больше восьми лет и освободил только в июне 2009 года. Такая длительная работа главой дипломатического представительства России за рубежом считалась редкостью и противоречила негласному правилу регулярно менять послов.

«Если делать — так по-большому!» Четыре парадокса Виктора Черномырдина

Долгое время не считался богачом, но вошёл в рейтинг Forbes с миллиардным состоянием

Долгие годы после вступления Виктора Черномырдина в должность премьер-министра о его состоянии особо не говорили. Одни из первых заметок о богатстве главы российского кабмина, которые привлекли к себе внимание, появились в первой половине 1997 года во французской Le Monde, а затем в отечественных «Известиях». Газеты опубликовали оглашённые в Конгрессе США за год до этого данные, согласно которым состояние Черномырдина достигало $5 млрд.

Глава департамента культуры и информации правительства Игорь Шабдурасулов тогда от имени премьера опроверг эту информацию. Он уточнил, что Черномырдин получает 4,04 млн рублей в месяц в качестве зарплаты (при этом средняя зарплата в России в марте 1997 года составляла почти 903 000 рублей) и не владеет «ни дворцом, ни дачей, ни акциями "Газпрома"».

Тем не менее состояние Черномырдина всё же оказалось солидным. В 2001 году, спустя несколько лет после ухода из правительства, он вошёл в рейтинг богатейших людей планеты по версии журнала Forbes как обладатель $1,1 млрд. Всего в списке оказались восемь россиян — и Черномырдин был одним из них.

Согласно декларации экс-премьера за 2009 год, тогда ему принадлежал участок площадью почти 60 000 кв. м. Это позволило ему стать крупнейшим землевладельцем среди работников администрации президента. Политик также владел люксовыми автомобилями: BMW 745, Bentley Continental, Mercedes 500 и Lexus 430. За тот год Черномырдин заработал 9 млн рублей.

Отличался косноязычием, но его высказывания стали афоризмами и пошли в народ

В массовом сознании имя Виктора Черномырдина прочно связано с несколько косноязычной манерой выражаться. Он не был оратором, но его высказывания быстро становились афоризмами и были известны по всей стране.

Необычные и местами забавные фразы даже получили своё название — черномырдинки. Сам политик утверждал: «Над афоризмами я не размышляю — они у меня сами вылетают».

Вот несколько наиболее популярных высказываний бывшего премьера (в алфавитном порядке):

  • Ввяжемся в драку — провалим следующие, да и будущие годы. Кому это нужно? У кого руки чешутся? У кого чешутся — чешите в другом месте.
  • Вечно у нас в России стоит не то, что нужно.
  • Если я еврей — чего я буду стесняться! Я, правда, не еврей.
  • Какую бы общественную организацию мы ни создавали — получается КПСС.
  • Когда трудно, мы всегда протянем... То, что надо. (О «руке помощи» Украине.)
  • К сожалению, мёртвыми душами выглядят некоторые наши коллективные члены.
  • Мы ещё так будем жить, что нам внуки и правнуки завидовать будут.
  • Мы никуда не вступаем. Да нам и нельзя вступать. Как начнём вступать, так обязательно на что-нибудь наступим.
  • Мы сегодня на таком этапе экономических реформ, что их не очень видно.
  • Мы хотели как лучше, а получилось как всегда.
  • Ну что нам с ним объединять? У него кепка, а я вообще ничего не ношу пока. (О мэре Москвы Юрии Лужкове.)
  • Отродясь такого не бывало, и опять то же самое. (Получило распространение в виде «Никогда такого не было, и вот опять».)
  • Правительство — это не тот орган, где, как многие думают, можно только языком.
  • Учителя и врачи хотят есть практически каждый день!
  • Я ничего говорить не буду, а то опять чего-нибудь скажу.

И ещё несколько — самых лаконичных:

  • Если делать — так по-большому!
  • Здесь вам не тут!
  • Курс у нас один — правильный.
  • Мы выполнили все пункты: от А до Б.
  • На ноги встанем — на другое ляжем.
  • Народ пожил — и будет!
  • Нас пытались нагнуть, но неудачно.
Поделитесь историей своего бизнеса или расскажите читателям о вашем стартапе
Новости партнеров