26 апреля 2018 года в 14:04

В караоке Bowie запрещено петь по-русски. Как оно зарабатывает

— рассказывает Евгений Мяленков

В караоке Bowie запрещено петь по-русски. Как оно зарабатывает

Я вообще не слушаю русскую музыку, только зарубежную, но абсолютно разную. В 2008 году я поехал с другом с Стокгольм. Мы тогда любили рок, панк, и нам посоветовали местный метал-бар, в котором проходил концерт, а после — караоке. Так я впервые оказался в караоке с музыкой мне по вкусу. Скоро в Петербурге открылось караоке Poison, в котором нельзя исполнять песни на русском. Я понял, что мне и многим моим знакомым не хватает такого места в Москве.

Подготовка

С мая 2015 года я начал устраивать караоке-вечеринки по субботам в заведении «Укулелешная». Я придумал концепцию «альтернативное караоке», название вечеринок #SingLike, сделал рекламу, на свой вкус подобрал список песен, накачал их караоке-версий с YouTube. Там были Дэвид Боуи, The Beatles, АC/DC, Oasis, Кендрик Ламар, Joy Division и т. д. На первом песенном меню кто-то написал: «Спасибо, было очень круто!» Этот экземпляр я до сих пор храню.

В 2013 году я пошёл в бизнес-школу по направлению «менеджмент в ресторанном бизнесе». Моей дипломной работой был бизнес-план Bowie, который воплотился в жизнь только через четыре года. В 2017 году мой хороший друг Владимир Уткин, зная мои давние намерения, предложил открыть караоке вместе. Он уже открывал в своё время кафе-бар, у него были нужные знания и связи. Я немного переписал бизнес-план и полгода искал помещение со спокойными соседями и без жилых квартир поблизости.

Открытие

© Bowie

15 декабря 2016 года открылось караоке Bowie. Учредителями были Владимир Уткин, моя девушка Екатерина Шелковникова — она раньше работала в ресторанном бизнесе в Санкт-Петербурге — и я. Бенефициаром выступил брат Владимира Леонид, у него есть строительный бизнес. Он вложил в открытие около 6 млн рублей.

На месте Bowie на Мясницкой улице раньше был караоке-клуб «Луна», его старые гости периодически к нам ломятся. Мы вывезли из этого помещения абсолютно всю мебель: пошлейшие мягкие плюшевые диваны и уродливые столы для гуляний. Всё переделали, поставили бар и открылись уже через месяц после подписания договора аренды.

Открытие прошло успешно, не считая того, что нам выбили дверь в туалет. Зато было весело, пришло много людей, на Facebook больше 1000 человек отметились в мероприятии. О нас написала «Афиша», в комментариях начался срач из-за того, что у нас нельзя петь на русском. Нас там называли русофобами. Люди странные. Есть много караоке, где можно петь на русском, а у нас нельзя. Есть рестораны, которые подают суши, а есть пиццерии — это просто разные вещи. Монопродукт всегда интереснее. К сожалению, мы до сих пор периодически сталкиваемся с негативной реакцией из-за нашей концепции, но именно благодаря ней у нас комфортно находиться тем, кто не любит обычное караоке.

У нас регулярно просят спеть что-нибудь на русском, например «Рюмку водки», но мы ни разу не делали исключения

Один раз у меня спросили: «У вас нельзя петь даже про шальную императрицу?». Я подумал, что за императрица такая, послушал, и понял: хорошо, что у нас такое петь нельзя.

Мы поддерживаем тех, кто боится плохо спеть. Я респектую, даже если человек ужасно спел, потому что он переборол боязнь сцены и выступил перед людьми. Наша концепция также привлекает российских музыкантов, разных попсовиков, которым на самом деле нравится петь Guns'N'Roses. К нам заходят Яна Блиндер, ребята из групп «Тараканы» и «Наив», Арсений Бородин, ST. Я работаю в издании Rolling Stone, поэтому знаком со многими иностранными артистами и приглашаю их в Bowie, когда они приезжают в Россию. Из последних у нас были музыканты исландской группы Kaleo, пели «Акуну матату». У нас также есть костяк постоянных посетителей, кто-то приходит раз в месяц, кто-то — чуть ли не каждый день, тренируются к выходным. Думаю, постоянные посетители приносят процентов 20 выручки. Основная масса посетителей – люди 25-35 лет.

Репертуар

© Bowie

Мы приветствуем разные жанры, у нас могут и Slayer спеть, и Rammstein, но я всегда прошу звуковика смешивать такие песни с чем-то поспокойнее, потому что иначе получится рок-клуб. У нас поют и Адель, и Migos. Все новые популярные песни стараемся добавлять в меню. Люди сами активно участвуют в обновлении — есть абсолютно безумные неожиданные треки. Как-то раз пришли люди, не то испанцы, не то португальцы, попросили какой-то португальский языческий метал. Теперь у нас этот трек в меню, и даже его иногда выбирают, поют — я в шоке.

Самая популярная песня в Bowie — Zombie группы The Сranberries. Вы себе даже не представляете, насколько она надоела мне, сотрудникам и постоянным посетителям. Это хороший трек, но обычно люди любят его петь пьяными. Когда начинается «Zombie, zombie, zombie ei, ei, ei» — это такое уродство. Сотрудники уже умоляют: «Только не Zombie!» На втором месте — песня Radiohead Creep. Часто поют Linkin Park, Адель, Эми Уайнхаус, Лану дель Рей, из рэпа — Эминема. Видимо, некий расизм в российском менталитете присутствует. Хотелось бы, чтобы Ники Минаж почаще пели.

Деньги

Прибыль караоке начало приносить где-то через четыре-пять месяцев. В начале мы сделали несколько ошибок. Во-первых, наняли непрофессиональных барменов, потому что думали, что заказывать будут напитки попроще: пиво, ром с колой. Во-вторых, сделали большое меню и наняли трёх человек на кухню. Скоро стало понятно, что барменов нужно нанять профессиональных, они работают быстрее, и сделать коктейльную карту. На кухне остался работать один человек: заказов немного, но кухня нужна — люди, которые много пьют, должны есть. Мы сократили меню, оставили бургеры, хот-доги, пад-тай, сырные шарики, вишнёвый пирог а-ля «Твин Пикс».

Machine Gun Kelly
© Bowie

Мы принципиально не берём денег за само караоке, чтобы чётко разграничить классическое караоке и наше. В российской культуре караоке — это до сих пор что-то постыдное для человека с интеллектом. Но мы стараемся показать, что это может быть абсолютно не пошло, не лубочно и не отвратительно. Bowie не работает в понедельник, начинает работу с 19:00 со вторника по воскресенье. На Мясницкой очень много общепита, просто бессмысленно работать днём. Наш средний чек — около 1300 рублей, максимальная вместимость — около 100 человек, но в связи с пожарными нормами мы вынуждены ограничивать количество посетителей.

Проблемы и планы

Главная наша проблема — неадекватные посетители, которые, к сожалению, к нам иногда приходят. Бывают люди, которые хотят выплеснуть свою агрессию, накопленную за неделю. У нас хорошая охрана, она обычно сначала подходит ко мне, советуется. Я без агрессии подхожу к посетителю и пытаюсь повлиять на ситуацию. Если не получается, просим друзей посетителя вызвать ему такси или выводим. Мы никогда не оставляем у себя совсем пьяных людей, они всем мешают и могут быть опасны.

Ещё бывают неадекваты, которые пишут негативные комментарии в Facebook. Самый большой конфликт у нас был с гостем, который постоянно к нам ходил, пел, а потом писал плохие комментарии и обвинял нас в своём алкоголизме. Однажды в пятницу этот гость опять пришёл к нам, начал петь. Допел, и мы ему по громкой связи сказали, чтобы он больше не приходил. В следующий понедельник нам пришло 15–20 сообщений с хештегом #СвободуЛапину от его друзей, какой-то ужас! Решили закрыть возможность оставлять отзывы о заведении и ставить оценку в Facebook, с тех пор так и работаем.

© Bowie

Если я открою следующее заведение, то точно не караоке-бар. Не вижу смысла расширяться — все гости расползутся по двум местам. Скорее всего, новым проектом будет небольшая музыкальная площадка человек на 300 вместе с баром, которую мы откроем со знакомым ресторатором. Люди за 30 с определённым уровнем дохода — вроде меня — испытывают дискомфорт в большинстве современных концертных залов и видят их очевидные промахи. В Россию приезжают зарубежные, интересные артисты, хочется принимать их на достойных площадках.

Записала Дарья Кушнир

Самые важные новости и лучшие тексты — в нашем Telegram-канале. Подписывайтесь!

Фотография на обложке: Corbis / Getty Images

Обсудить ()