26 сентября 2017 года в 08:09

Как сделать семейный бизнес, разойтись, переделать бизнес и снова стать счастливыми

— откровенничает Ирина Баринская

Как сделать семейный бизнес, разойтись, переделать бизнес и снова стать счастливыми

У каждой пары есть определённые циклы развития. Вот вы познакомились, влюбились, у вас свидания, путешествия, совместный быт, планы на жизнь. Логичным продолжением этой истории обычно становятся дети, но это совсем не наш случай. Продолжением нашей истории стали два проекта: «Свалка» и «Дебошь».

Сервис по вывозу и реализации ненужных вещей «Свалка» мы с моим мужем Алексеем запустили 23 сентября 2015 года. Идея пришла, когда мы собрались переезжать и вывалили в центр комнаты все ненужные вещи. Распродавать их по отдельности было бы сложно, а чуваков, которые взяли бы и вывезли всё разом, мы не нашли. А потом покрутили эту идею, и сами стали такими чуваками. «Расфигачечная "Дебошь"» стал логичным продолжением «Свалки» и запустился в октябре того же года. Весь неликвид, который мы вывозили, — старую мебель, посуду со сколами — мы превращали в комнаты снятия стресса. Там посетители могут разгромить все ненужные вещи кувалдой под весёлую музыку.

Сначала всё шло очень круто. Вот мы придумали идею, вместе фигарили над запуском, совмещали проект с основной работой. Это объединяло круче, чем любые поездки и семейные мероприятия. Мы вдвоём против мира. Но потом бизнес стал влиять на личную жизнь.

Первая кровь

Не смешивать личное и рабочее — это не про нас. Мы вместе с мужем работали над проектом QIWI Universe, акселератором для стартапов. Каждый из нас выполнял свой кусок работы и не мешал другому. Мой муж курировал проект и отбирал стартапы, а я занималась продвижением в социальных сетях. Мы были уверены, что справимся с собственными проектами не хуже. Но не учли, что свои проекты гораздо сложнее делать, чем чужие.

Наша первая ссора после запуска случилась из-за одной сотрудницы. Если честно, это была первая ссора за четыре года отношений. Прошло три месяца после запуска проекта, мы уже окупились, вывозимые вещи мы считали тоннами, а основной доход получали от барахолок, которые организовывала эта самая сотрудница. Меня не устраивал её подход к работе — маргинальный, неорганизованный, а Лёша топил за практическую пользу каждого отдельного сотрудника, а она приносила компании прибыль.

Больше всего меня бесили посты в соцсетях, я давно занимаюсь продвижением и SMM, у меня есть свои стандарты качества, и работа этой сотрудницы им точно не отвечала. Я не слышала доводы Лёши, который занимался бизнесом гораздо дольше меня, и орала, что, если мы делаем бизнес с упоротыми маргиналами, так почему бы нам не начать продавать кокаин, раз мы такие беспринципные.

На паузе

Постепенно конфликты на работе начали перетекать домой, после чего мы оба решили, что надо притормозить. Я вышла из проектов со скандалом, вернулась к полноценной основной работе и продолжала тихо беситься и считать, что Лёша меня выжил из бизнеса. На тот момент у нас была команда из 20 человек, мы запустили два новых направления продаж — интернет-магазин и опт, выручка выросла вдвое, и мы начали генерировать прибыль. Но моё недовольство росло как снежный ком, и вот уже дома холодная война, хотя мы старались не обсуждать проект. Позже я поняла, что в этом и была наша ошибка: нужно было говорить о своих ощущениях и мыслях. Бизнес запустил все возможные триггеры, и мы уже ничего не могли с этим сделать.

После Нового года, психотерапии и моего ухода из проектов мы решили пожить отдельно. Проект развивался без моего участия, что было, пожалуй, единственным положительным моментом для меня лично. В проектах работали люди, которые мне не нравились, проекты двигались не в ту сторону: вместо классного хипстерского маркета и элитного веселья получался какой-то нищебродский рынок и неоправданно дорогой дестрой. Представьте себе, что вы родили ребёнка, а он превратился в шестирукое, трёхголовое чудовище, которое исторгает из себя тонны вонючей слизи. Так я видела «Свалку» и «Дебошь» и бесилась.

Тем временем проект рос, переехал в огромный ангар на территории НИИДАР и устроил грандиозную вечеринку, куда меня пригласили как основательницу. Я пришла и обалдела, как изменился проект, команда и направление движения. Все маргиналы, которых я недолюбливала, исчезли, и мне захотелось снова стать частью этого большого и безумного действа.

Попытка №2

С Лёшей мы расстались друзьями и с марта 2016 года жили порознь, поэтому я не видела ни одной проблемы снова работать вместе. Мне казалось, что я извлекла все уроки на тему смешивания личного и рабочего. Я ушла с основной работы в августе, чтобы посвятить себя работе над своим детищем. Функции остались те же: PR, маркетинг, SMM, партнёрские программы. В проекте было задействовано 12 человек, мы открыли франшизы в Санкт-Петербурге, Томске и Ростове, вывезли более 600 т вещей, в среднем оборот в месяц составлял 2 млн рублей. В сентябре про нас написал Forbes, и мы отметили год с момента запуска проектов. Конечно, старых ошибок я не делала, но кто же знал, что впереди нас ждут новые подводные камни, о которых мы даже не подозреваем.

Первая проблема: очень сложно не смешивать личное и рабочее. Да, вы расстались друзьями, у вас общий проект, культурный код и видение, но, твою мать, он зовёт на общее корпоративное мероприятие свою новую подругу в то время, когда ты стараешься не ранить его чувства своим новым романом.

Вторая проблема: у меня всё ещё не было видения собственника бизнеса. Я рассуждала как наёмный сотрудник, очерчивала круг своей ответственности только своими функциями. Билась в негодовании от того, что я отлично выполняю свою работу, а остальные делают это хреново, чем обесценивают мои усилия. Собственник так не делает, он смотрит на картину целиком, но пройдёт ещё почти год, прежде чем я это осознаю.

Третья проблема: неумение делегировать. Я всегда считала, что лучше меня никто ничего не сделает, я лучше всех понимаю, как надо, только мне не всё равно. Из-за этого работы было очень много, причём работы всякой, зачастую не связанной с продвижением. От этого я уставала, и, когда нужно было принимать большие решения, сил на это не оставалось. Всё происходило под лозунгом: «Я с вами не согласна, но у меня нет сил спорить, поэтому делайте как хотите».

Четвёртая проблема: коммуникация. Спросите меня сейчас, и я скажу вам, что коммуникация — основа, на которой держится любой бизнес. Юваль Ной Харари в своей книге «Краткая история человечества» говорит, что именно способность коммуницировать друг с другом сделала Homo sapiens доминирующим видом. Благодаря общению мы пережили всех остальных Homo, поработили животных и всю планету. Но прошли годы, и мы разучились говорить друг с другом. Несмотря на то что я уже десять лет занималась коммуникациями, я не понимала, что людей нужно учить общаться, особенно когда дело касается твоих сотрудников. Например, нас очень сильно тормозили в развитии конфликты между сотрудниками. Эти конфликты базировались на том, что кто-то видит проблему, не говорит о ней, копит негатив и обсуждает это с кем угодно за спиной у виновника проблемы. Мы пытались вытащить эти конфликты наружу, обсуждать и решать вместе, но никто не решался высказывать претензии коллегам в лицо. Меня это бесило, я видела, где проблема, но не знала, как её решить.

Пятая проблема: цель. Каждый видел развитие проектов по-своему, и нам не удавалось прийти к общему знаменателю. Лёшина цель — капитализация, а моя — делать крутые штуки.

Но был и плюс: когда вы вместе преодолеваете серьёзные препятствия, это сближает. Осенью мы с Лёшей снова стали жить вместе. Мы так и не собрались расторгнуть брак и решили, что раз не развелись — значит, нам выпало вместе топтать эту землю.

Трудности остались, но на этот раз мы решили разрулить их по-умному. Мы учились жить по-новому: Лёша учился не врать, своевременно сообщать о том, что что-то идёт не так, я — сразу говорить о том, что меня что-то не устраивает.

Как говорил доктор Кокс из сериала «Клиника»: «Пары, которые созданы друг для друга, не сдаются». Поэтому, несмотря на то, что я опять орала, что не хочу больше в своей жизни видеть ни Лёшу, ни проекты, мы всё же взяли себя в охапку и дали себе последний шанс.

Перезапуск

Рецепт восстановления доверия, коммуникации и отношений у меня простой: семейная психотерапия и работа над собственным развитием. После третьего или четвёртого сеанса у терапевта всё пошло на поправку такими темпами, что мы обалдели. Терапевт дала нам простое задание: каждый день мы должны были 10 минут говорить. Один говорит, другой слушает. Говорить нужно было о чувствах, о сомнениях, о непонимании, о желаниях и стремлениях.

Что изменилось в работе над проектами?

Первая проблема была решена. Нет ничего страшного в том, что вы работаете и живёте вместе. Помогают простые правила: не говорить дома о работе, устраивать себе выходные, обсуждать вопросы, которые волнуют, и приходить к общему решению.

Вторая проблема решилась после первой: Лёше удалось донести до меня те ценности и принципы, которыми он руководствовался в ведении бизнеса. Он говорил, что, когда есть цель, всё оказывается очень просто. Каждое действие и эмоцию нужно проверять, задавая вопрос самому себе: как меня это продвигает к моей цели? Если никак — не вникать и идти дальше.

Я научилась слушать и слышать его доводы, не принимать лично критику моей работы и принимать взвешенные решения. Теперь на наших собраниях внутри команды, когда Лёша критикует то или иное моё решение или идею, я не обижаюсь, а аргументированно спорю до тех пор, пока мою точку зрения не учтут, потому что это нужно для бизнеса.

Третья проблема разрешилась с помощью работы над собой. Мне стало понятно, что люди разные и работают в разном темпе, и, если Лёша может лосячить, я устаю гораздо быстрее. Мне нужно больше времени на восстановление для продолжения эффективной работы. Как только это осознание пришло, я моментально научилась делегировать, распределять, давать себе выходные и не отвечать на рабочие вопросы вечером.

Четвёртая проблема из сложности превратилась в увлекательную активность. Я обнаружила, что если не вовлекаться лично, то выстраивание коммуникации, обучение сотрудников осознанному мышлению, налаживание диалога — это невероятно интересно, а главное — у меня это круто получается.

Пятая проблема преобразовалась в моей голове. Я поняла, что никто не сможет дать мне цель, кроме меня. Лёша рассказывал мне о большом бизнесе, миллионах и прочих вещах, пытаясь заразить меня этой идеей, но большие деньги для меня не являются предметом страсти и стремления. А вот билет в Штаты, новая жизнь в новом мире, игра в высшей лиге, изменение существующей действительности, участие в формировании нового типа общества: достойного, терпимого, разумного, рационального, доброго — это штуки, ради которых стоит жить.

Фотография на обложке: Eric Pelaez / Getty Images

Обсудить ()
Новости партнеров