23 мая 2017 года в 07:57

Как использовать банкротство для оздоровления бизнеса

— советует Анатолий Юшин

Как использовать банкротство для оздоровления бизнеса

Большинство бизнесменов больше не воспринимают банкротство как долговую яму. Обычно во время прохождения процедуры банкротства предприниматели либо пытаются полностью списать долги и начать новое дело с чистого листа, либо реструктурируют задолженность и сохраняют работающую компанию. Разберём на примерах, как можно использовать банкротство для снижения долговой нагрузки и оздоровления бизнеса.

Как не надо банкротиться

В последние пару лет законодатели сделали всё, чтобы банкротство не использовалось как «чёрный ход» для погашения кредиторской задолженности. Они ужесточили законы, судебную и правоприменительную практику по недобросовестным должникам. Тем не менее есть предприниматели, которые до сих пор пытаются неверным образом оптимизировать бизнес при помощи банкротства. Ниже примеры, как делать не надо.

Антикейс 1. Создание полного клона токсичной компании

Бенефициары компании «Королевская вода» с многомиллионной налоговой задолженностью начали процедуру банкротства и одновременно создали другое юрлицо с таким же названием, составом учредителей и руководителей. При этом к новой «Королевской воде» перешли клиенты и партнёры старой компании.

В итоге налоговики доказали взаимозависимость юридических лиц, и арбитражный суд переложил выплату долга старой компании на новую. После решения по «Королевской воде» юристы и участники рынка пришли к выводу, что не стоит создавать полный «клон» токсичной компании. Как минимум необходимо поменять название, состав участников или директора.

Антикейс 2. Зависимые компании

С конца ноября 2016 года законодатели ввели новые правила. Теперь задолженность по налогам взыскивают с тех, кто признан судом зависимым от налогоплательщика, у которого есть недоимка. Ими могут быть организации, индивидуальные предприниматели и физические лица. То есть под ударом оказываются не только компании, аффилированные с предприятием-банкротом или созданные владельцами специально для увода бизнеса и активов. Пострадать могут и параллельные компании, входящие в одну холдинговую структуру с должником, и даже те, кто законно приобрёл весь бизнес должника или его часть на рыночных условиях.

В 2016 году руководители «Интеркрос Опт» доказывали свою самостоятельность как субъекта финансово-хозяйственной деятельности. Они утверждали, что произошло не разделение бизнеса на двух зависимых лиц, а приобретение компании самостоятельным юрлицом — «Интеросом». Следовательно, применение положений статьи 105.1 НК РФ невозможно. Однако Верховный суд России пришёл к выводу, что компании объективно зависимы друг от друга. Основаниями для этого стали:

— создание «Интероса» незадолго до окончания налоговой проверки;— одна и та же информация и контактные телефоны на сайтах организаций;— переход сотрудников из одной компании в другую;— продолжение работы с контрагентами налогоплательщика от имени новой организации;— поступление выручки налогоплательщика на счёт зависимого лица;— безвозмездность передачи бизнеса;— передача бизнеса с помощью выплаты средств физлицу — единственному участнику «Интеркрос Опт». При этом предприниматель не отчуждал долю в уставном капитале налогоплательщика, хотя для этого не было разумных экономических причин.

Антикейс 3. «Дружественные» кредиторы

Предприниматели часто используют такую уловку — запускают процедуру банкротства по заявлению «дружественного» кредитора или включают его в реестр, если заявление уже подали другие кредиторы. В таком случае задолженность компании-должника перед кредитором превышает всю остальную сумму долгов.

Для чего это делается:

— чтобы перехватить инициативу и назначить знакомого арбитражного управляющего для координации действий во время банкротства. Это очень важно, поскольку от арбитражного управляющего зависит многое;— с наибольшей суммой задолженности в реестре кредиторов можно «продавливать» любые решения собрания кредиторов. По закону число голосов на собрании пропорционально сумме задолженности, то есть мажоритарный кредитор принимает решения почти без оглядки на мнения других кредиторов.

Казалось бы, ситуация предельно простая. Однако и здесь могут возникнуть сложности, связанные с реальностью задолженности, аффилированностью кредитора с должником, его руководителями или бенефициарами.

В 2013 году Сбербанк выдал компании «РосЭкоПродукт» 70,4 млн рублей кредита для покупки недвижимости, чтобы она смогла сдавать её в аренду (именно этим занималась организация). Однако вместо этого через месяц компания заключила договор поставки 344 т мяса на чуть большую сумму — 78 млн рублей — с ИП Алексеем Кульмизевым. Затем предприниматель заявил, что товар не оплачен, и потребовал взыскать задолженность по договору вместе с процентами — 1,8 млн рублей. «РосЭкоПродукт» не возражал против иска, и Арбитражный суд Московской области его удовлетворил.

Потом Кульмизев подал заявление о том, чтобы должника признали банкротом. В ситуацию вмешался Сбербанк, который обжаловал решение в апелляционном суде. Банк доказал, что сделка по договору поставки мнимая, и её главная цель — создать искусственную задолженность. Банк привёл много аргументов — например, то, что большой объём мяса был поставлен в короткие сроки. Кроме этого, «РосЭкоПродукт» вообще никогда этим раньше не занимался, у него даже оборудования специального не было. Также компания никогда не работала с Кульмизевым и, несмотря на это, вопреки договору поставила большую часть товара без оплаты. Но ни апелляцию, ни кассацию арбитражного суда Московского округа это не заставило сомневаться: иск Кульмизева снова был полностью удовлетворён. Суды поверили ссылкам «поставщика» на товарные накладные, которые подтверждали передачу мяса и были правильно оформлены.

При рассмотрении спора Экономическая коллегия Верховного суда всё-таки признала правоту Сбербанка. Она указала на то, что при подозрении фиктивности сделок нужно учитывать, на что они были направлены — на создание необходимых правовых последствий или только на формирование «дружественного долга». Другой стоп-сигнал для схемы с «дружественными» кредиторами — вероятность возбуждения уголовного дела по статье УК о преднамеренном банкротстве по заявлению другого кредитора.

Банкротство по правилам

В то же время есть и легальные способы спасти бизнес и реструктурировать долги с помощью банкротства.

Кейс 1. Внешнее управление и финансовое оздоровление

Предприниматели, у которых не получается сразу погасить все долги, могут облегчить свою участь за счёт финансового оздоровления или внешнего управления.

Финансовое оздоровление можно ввести по решению собрания кредиторов после завершения наблюдения. Наблюдение — начальная процедура банкротства, когда кредиторы и арбитражный суд разбираются в финансово-экономической ситуации должника, чтобы решить, куда двигаться дальше. Финансовое оздоровление могут инициировать учредители предприятия-должника или третьи лица. Суть процедуры в том, что фирма-банкрот собственными или привлечёнными средствами расплачивается с кредиторами в срок не позднее двух лет по графику, утверждённому кредиторами и судом.

Из-за короткого срока и обязанности погасить перед кредиторами всю задолженность такой способ неинтересен с точки зрения реструктуризации долгов, поэтому редко используется. Более эффективный метод как для кредиторов, так и для должников — внешнее управление. Это легальный механизм передачи части активов кредиторам в счёт погашения долга.

Срок внешнего управления по закону составляет 18 месяцев. Однако по решению собрания кредиторов его можно продлить ещё на полгода — в сумме получится максимум два года. В это время внешний управляющий готовит и утверждает план управления, который может содержать:

— изменение характера производственной деятельности;— завершение работы убыточных подразделений и филиалов;— взыскание дебиторской задолженности;— реализацию имущественных объектов организации;— пополнение уставного фонда средствами от третьих лиц и учредителей;— замещение активов предприятия-должника.

На срок внешнего управления вводится мораторий на требования кредиторов, которые появились после подачи заявления о банкротстве. В этот же период не начисляются проценты по долговым обязательствам, снимаются аресты, запреты и обеспечительные меры, которые наложили судебные приставы или налоговики.

На практике возникают ситуации, когда у предприятия-должника большая дебиторская задолженность (часто превышающая долг перед кредиторами), которая не взыскивается — например, потому что менеджеры посчитали её безнадёжной или потому что у топ-менеджера компании-должника «особые» отношения с предприятием-дебитором.

Приведу пример. Во время внешнего управления строительной компанией с 500-миллионным долгом у неё оказалась дебиторка одного заказчика на 800 млн рублей, которая не взыскивалась больше двух лет. Внешний управляющий понял, что одна из причин — обида гендиректоров компании-заказчика (дебитора) и подрядчика (должника во внешнем управлении) друг на друга. После привлечения юридической команды и подачи исков в арбитражный суд заказчик пошёл на переговоры. В итоге стороны заключили мировое соглашение, клиент рассчитался с кредиторами и вывел предприятие из банкротства.

Кейс 2. Замещение активов

Один из самых интересных вариантов — замещение активов должника. Это когда должник меняет имущество на акции нового акционерного общества. Их можно продать на открытых торгах для погашения требований кредиторов.

В итоге бизнес должника продолжается в рамках вновь открытого акционерного общества. Появляется юридическое лицо без долгов и с имуществом, в котором, скорее всего, заинтересованы кредиторы. Реализация акций нового юрлица позволяет полностью рассчитаться с кредиторами, а покупатели ценных бумаг могут управлять юридическим лицом, к которому перешло имущество должника. Если владельцы бизнеса найдут общий язык с большинством кредиторов, внешнее управление поможет оздоровить бизнес, избавиться от «балласта» и вывести предприятие из финансовой ямы.

Кейс 3. Мировое соглашение с кредиторами

Оптимальный способ выйти из банкротства — мировое соглашение с кредиторами. Часто с такой инициативой приходит учредитель или акционер компании-банкрота, предлагающий кредиторам условия частичного удовлетворения требований.

Мировое соглашение — это прежде всего возможность выйти из банкротства, законно заплатив 30–50% от суммы долга. Кредиторам это тоже выгодно — они быстро получают существенную часть долга. Переход в конкурсное производство и реализация имущества банкрота (если оно есть) приносит значительно меньше этой суммы.

После заключения мирового соглашения производство по делу о банкротстве прекращается, и компания возвращает себе статус-кво. При неисполнении условий кредиторы могут подать заявление в арбитражный суд, проводивший дело, и «вернуть» компанию в процедуру банкротства либо получить исполнительный лист и обратиться в службу судебных приставов.

Несомненный плюс — стороны мирового соглашения сами могут определять его условия. Мы участвовали в заключении таких соглашений, когда в счёт выплаты долга кредитору передавался земельный участок должника и когда бенефициар банкрота деньгами выплачивал 60% суммы основного долга. Также успешным было мировое соглашение при банкротстве крупной строительной компании (более 30 кредиторов), когда 31% от суммы основного долга удалось выплатить за счёт взыскания дебиторской задолженности через суд.

Фотография на обложке: J J D / Getty Images

Обсудить ()