«Не стоит играть с государством». Почему амнистия капиталов обернулась против российского бизнеса

07 февраля в 11:42

Следователи арестовали 36,3 млрд рублей активов бизнесмена Константина Пономарева на основании его спецдекларации по амнистии капитала, заявил сам предприниматель. По закону сведения из таких деклараций относятся к налоговой тайне и не разглашаются даже по запросу спецслужб. «Секрет фирмы» разобрался, грозит ли бизнесу шквал подобных дел.

Что произошло?

Компания Пономарева «Системы автономного электроснабжения» (САЭ) и IKEA долгие годы судились из-за аренды дизельных электрогенераторов. Тяжбы закончились мировым соглашением: в 2014 году группа компаний IKEA выплатила САЭ 25 млрд рублей. Затем бизнесмен заключил со своей компанией договор хранения — и перечислил эти деньги на свой счёт в Сбербанке.

Спустя год бизнесмен решил амнистировать свой капитал. По словам Пономарева, он первым в России подал спецдекларацию. В ней значилось имущество на 66,5 млрд рублей, в том числе по мировому соглашению с IKEA. На Пономарева завели уголовное дело о неуплате налогов. Но состава преступления в действиях бизнесмена не нашли. Дело закрыли.

Вскоре бизнесмен подал новую декларацию — и вновь стал фигурантом дела о неуплате налогов от выплаты IKEA.

Что такое амнистия капиталов?

Владимир Путин анонсировал амнистию капиталов 4 декабря 2014 года и объяснил принцип её действия так: «Это значит, что, если человек легализует свои средства и имущество в России, он получит твёрдые правовые гарантии, что его не будут таскать по различным органам, в том числе и правоохранительным, трясти его там и тут, не спросят об источниках и способах получения капиталов, что он не столкнётся с уголовным или административным преследованием и к нему не будет вопросов со стороны налоговых служб и правоохранительных органов».

Закон об амнистии капиталов подписали в июне 2015-го. С тех пор амнистию продлевали три раза. В последний — с 1 июня 2019 года до 29 февраля 2020 года.

Почему спецдекларации — это налоговая тайна?

Такое решение принял президиум Верховного суда из-за дела против совладельца компании «Усть-Луга» Валерия Израйлита. Он одним из первых воспользовался амнистией капиталов и вернул активы в Россию — а вскоре стал фигурантом дела об отмывании 93 млн рублей. Верховный суд постановил, что это абсолютно недопустимо: сведения из спецдеклараций нельзя разглашать по запросу спецслужб или следствия. Хотя разъяснения ВС носят рекомендательный характер, судьи им, как правило, следуют.

Президент Путин призвал правительство следить за злоупотреблениями. Госдума ввела для силовиков прямой запрет изымать спецдекларации. Закон об амнистии капиталов запрещает использовать спецдекларации как доказательство в уголовных делах.

Есть два исключения:

  • бизнесмен может раскрыть сведения из декларации по собственному желанию;
  • гарантии не работают, когда декларацию подали после того, как на бизнесмена уже завели дело.

Сколько денег вывели за рубеж?

По данным Минфина, с 2015 года (когда стартовала амнистия капиталов) ей воспользовались около 19 тыс. человек. Экс-министра Антона Силуанова рассказывал, что только за вторую волну «амнистии капиталов» предприниматели задекларировали больше €10 млрд.

Что говорят налоговики?

Михаил Мишустин, тогда глава ФНС, объяснял, что спецдекларации хранятся исключительно в бумажном виде — и к ним нет доступа даже у сотрудников контрольного блока ФНС. После разъяснения Верховного суда он не ожидал новых инцидентов со спецдекларациями.

Стоит ли опасаться бизнесу?

Закон об амнистии капиталов не гарантирует бизнесу полного освобождения от ответственности. Глава департамента страхования и экономики социальной сферы Финансового университета Александр Цыганов объяснил «Секрету», что налоговые преступления всегда находятся на особом контроле властей: «Подавая спецдекларацию по амнистии капиталов, нужно предполагать, что эти сведения будут известны компетентным органам. Напрямую эту информацию вряд ли будут использовать, но могут потянуть за ниточки. Не стоит играть в какие-либо игры с государством».

Партнер Taxadvisor Дмитрий Костальгин говорил, что бизнес перестал подавать спецдекларации после первых новостей о деле Израйлита. По его словам, клиенты ждут от высокопоставленных чиновников гарантий, что шквала подобных дел не будет.

За что привлекают?

Тут есть тонкий момент. Всё зависит от того, что считать наказуемым: само деяние (например, незадекларированный доход или открытый за рубежом банковский счёт, о котором не знает налоговая) — или деяние и его последствия (например, неуплаченные налоги), отмечает Цыганов. «Любому человеку покажется, что если ненаказуемо деяние Х, то и его последствия — Y и Z — тоже не наказуемы. Но про последствия никто ничего не обещает».

Бизнесмен должен понимать все риски участия в амнистии капиталов, ведь лишиться можно не только денег, но и свободы. «Важно, чтобы амнистия капитала не вызывала двойных толкований. Пока в России нет чёткого разделения между гражданскими исками и уголовным судопроизводством. Но, если бы хозяйственные споры рассматривали только в гражданском судопроизводстве, нельзя было бы истолковать деяние как основание для гражданского разбирательства и уголовного преследования. Пока есть сомнения — страдает деловой и инвестиционный климат», — говорит Цыганов.

Президент Путин в феврале 2019-го продлил амнистию капиталов именно для улучшения делового и инвестиционного климата в России:

«Именно изъяны национальной юрисдикции, надо признать это, недостаточность гарантий защиты частной собственности вынудили многих предпринимателей регистрировать свои активы за рубежом и выводить эти активы. Мы с коллегами считаем, что ещё на один год как минимум можно продлить амнистию капитала для тех граждан, которые переводят свои деньги в Россию, также регистрируют свой бизнес в районах с особыми правовыми условиями», — говорил он на форуме «Деловой России».

Как вернуть доверие бизнесменов?

В январе 2018 года министр финансов Антон Силуанов объяснял, почему бизнес может без опаски возвращать свои активы в Россию: «Вопрос доверия — а вдруг информация о наших зарегистрированных компаниях, счетах попадет в СМИ, нас начнёт кошмарить правоохранительная система. Этого не произошло».

Но время показало, что он ошибался. Следует усовершенствовать законодательство, чтобы никто не мог использовать сведения из спецдекларации, — и тогда амнистия капиталов станет действительно интересной для бизнеса, считает Цыганов: «Коль скоро есть указ президента и мы хотим, чтобы деньги возвращались в Россию, должны быть и пояснения к нему. Декларант должен понимать все риски, потому что неуправляемый риск всегда хуже управляемого».

Автор: Редакция «Секрета»

Фото: depositphotos, AngeloDeVal

Поделитесь историей своего бизнеса или расскажите читателям о вашем стартапе