Как жена должника спасла квартиру от кредиторов. Познавательный кейс

Супруги взяли квартиру в ипотеку. Спустя какое-то время суд признал банкротом мужа, который набрал долгов на 700 000 рублей, а единственное его жильё постановил пустить с молотка. Но вот незадача: жена банкрота досрочно погасила долг по ипотеке якобы за счёт денег, подаренных родителями-пенсионерами, и квартира ушла из-под носа незадачливых кредиторов. Не развяжет ли этот кейс руки недобросовестным должникам — рассказывают юристы.

Как жена должника спасла квартиру от кредиторов. Познавательный кейс

Что произошло

В 2015 году жители Краснодарского края Николай и его жена Дарья взяли ипотеку на 20 лет. Общая сумма кредита на квартиру составила 760 000 рублей. Спустя два года выяснилось, что мужчина набрал долгов более чем на 730 000 рублей — и его через суд признали банкротом. Над имуществом семьи нависла угроза: ипотечную квартиру включили в конкурсную массу (всё имущество должника, которое изымают в пользу кредиторов).

В 2018 году Дарья досрочно погасила ипотеку — она доплатила чуть более 125 000 рублей, которые ей подарили родители. После этого квартиру признали единственным жильём должника и исключили из конкурсной массы. Однако финансовый управляющий, который участвовал в процедуре продажи имущества, решил, что банк необоснованно получил деньги раньше других кредиторов, — и оспорил сделку в суде.

Первая инстанция отказала управляющему. Но вторая и третья сошлись во мнении, что платёж нарушил порядок погашения долгов, и признали оплату ипотеки недействительной.

Банк не согласился и пожаловался в Верховный суд. Позиция финансового учреждения была такова: супруги взяли на себя совместные обязательства по кредитному договору, поэтому платёж Дарьи никак не мог ущемить права кредиторов.

Что решил ВС

Верховный суд обратил внимание на то, что нижестоящие инстанции упустили из виду ключевой момент: не выяснили, чьи деньги помогли погасить ипотеку. Супруга должника говорила, что те 125 000 рублей ей подарили родители.

ВС напомнил, что по Семейному кодексу имущество, полученное одним из супругов во время брака в дар, является его собственностью.

«Вопрос об источнике денежных средств имел ключевое значение для правильного разрешения спора, так как от него зависит возможность квалификации сделки как совершённой за счёт должника. При таких обстоятельствах выводы судов являются преждевременными, в связи с чем подлежат отмене», — определили судьи.

Опрошенные «Секретом» юристы обращают внимание, что ВС не стал высказываться по существу спора. «Он лишь обратил внимание нижестоящих судов на то, что необходимо исследовать вопрос квалификации денег как совместно нажитых в браке, за счёт которых супруга должника погасила кредит в пользу одного из кредитов», — сказал Денис Фролов, адвокат, партнёр BMS Law Firm.

Дело направили на новое рассмотрение. Теперь в том, чьи же деньги пошли на погашение ипотеки, предстоит разобраться суду первой инстанции. «Суд должен будет установить, действительно ли денежные средства получены по договору дарения от родителей и могли ли они, с учётом их финансового состояния, подарить данную сумму», — пояснил Павел Кокорев, ведущий юрист Европейской юридической службы.

Что думают юристы

Раньше кассационные суды в основном отказывали в признании подобных сделок (когда супруга или супруг банкрота оплачивал ипотеку) недействительными, обращает внимание Василий Сосновский, партнер ЮК «Генезис». Но в этом деле кассационный суд поддержал финансового управляющего и Верховному суду пришлось защищать имущественные интересы банкрота.

«Поскольку жена получила деньги в подарок, то они не являются общим имуществом супругов. То есть жена погасила ипотеку за счёт исключительно собственных средств, а сам банкрот никакого отношения к этим деньгам не имеет», — сказал он.

На практике не так часто встречается ситуация, когда кредитору платит не сам должник, а некое третье лицо, пояснил Денис Фролов. В таком случае суд должен выяснить, кому — должнику или третьему лицу — на самом деле принадлежали деньги.

Если суд придёт к выводу, что некий человек со стороны платил из средств должника, то такую сделку могут признать недействительной, сказал юрист. Аналогичные правила работают и для супруга должника.

Опрошенные «Секретом» юристы сходятся во мнении, что вряд ли подход, изложенный ВС РФ в комментируемом судебном акте, развяжет руки недобросовестным должникам, равно как и создаст почву для злоупотреблений.

Во-первых, деньги — это личное имущество супруга, если он получил их по безвозмездной сделке (в качестве подарка или наследства). «Вряд ли кто-то так специально подгадает, чтобы к моменту удовлетворения требований супруг получит наследство», — сказал Фролов.

Во-вторых, договоры дарения денег встречаются крайне редко, отметил Фролов. На практике юрист сталкивался только с фиктивными документами о дарении. «Но даже если предположить, что недобросовестный супруг предоставит договор дарения денег, то у суда всегда есть возможность установить мотивы такого дарения и источник происхождения денег», — пояснил он.

Доказать, что деньги получены супругом банкрота в дар, не так уж сложно, согласился Сосновский. «Эта позиция Верховного суда позволит супругам банкротов сохранить во владении единственное жилье, если выплатить ипотеку в полном объёме. Так что определённые злоупотребления, связанные с легализацией сокрытых банкротом денег, возможны. Другое дело, что так было и раньше», — отметил он.

Что там с дарением? Рассказывает Денис Фролов

Чаще всего деньги дарят родители или другие близкие родственники. И договор тут не обязателен: если человек может подтвердить физическую возможность подарить определённую сумму, то в суде вряд ли удастся оспорить преимущественную сделку.

Совсем другая ситуация, когда пенсионер с доходом несколько десятков тысяч рублей дарит несколько миллионов, отмечает он. Совершенно очевидно, что если не было продажи условной квартиры, то даритель не мог предоставить эти деньги, — и эта сделка фиктивная. А любая фиктивная сделка недействительна и не порождает правовых последствий.

Фото: depositphotos.com

Новости партнеров