06:06, 10 апреля 2021
5 мин.

Как совладелица цеха спасла свою долю от кредиторов. Любопытная история из судебной практики

Лесопилка взяла кредит на развитие бизнеса под залог цеха, который принадлежал трём россиянам. Однако из-за кризиса компания обанкротилась и не смогла вернуть долг. Тогда банк решил продать то самое производственное помещение. Но вот незадача: оказалось, что подпись одной из владелиц на договоре залога — подделка, из-за чего её долю сбыть невозможно. Как женщина уберегла свою долю от кредиторов и что прошляпили нижестоящие инстанции, разбирался ВС.

Как совладелица цеха спасла свою долю от кредиторов. Любопытная история из судебной практики

Поддельная подпись

Спор развернулся вокруг компании, которая оптом продавала лесо- и стройматериалы. В 2011 году фирма взяла у УралКапиталБанка несколько кредитов на развитие бизнеса. Деньги получили под залог цеха спецмеханизмов, который принадлежал сразу трём людям: Елене Наримановой, Ольге Газмановой и Игорю Набиуллину (имена изменены. — Прим. «Секрета»). Стоимость их долей оценили в 190,6 млн рублей.

Фирма не спешила гасить кредиты, и, когда долг превысил 242 млн рублей, в отношении компании завели дело о банкротстве, а сам банк пошел взыскивать деньги с обеспечителей — тех самых владельцев цеха спецмеханизмов. Двое из них — Газманова и Набиуллин — так и лишились своих долей, но Нариманова подала встречный иск к банку.

Женщина настаивала, что не подписывала договор залога своей доли в цехе и требовала признать его незаключенным. Кроме того, Нариманова требовала провести почерковедческую экспертизу, которая в итоге показала, что кто-то подделал подпись Наримановой на договоре.

Позже суд выяснил, что в сделке участвовал представитель Наримановой по нотариально заверенной доверенности от 2015 года. Она давала представителю право представлять её интересы во всех органах, в том числе в Управлении Федеральной службы государственной регистрации, кадастра и картографии по Республике Башкортостан (где и регистрировался договор залога).

Кроме того, годом ранее Нариманова получала согласие мужа на оформление, заключение и регистрацию договоров залога недвижимости (по закону без согласия супруга такие сделки проводить нельзя).

Что решили суды

Суд первой инстанции частично удовлетворил иск банка. С компании взыскали 242 млн рублей за счёт частей цеха, которые принадлежали Газмановой и Набиуллину. Долю Наримановой трогать не стали, так как суд признал договор залога незаключенным из-за поддельной подписи. Вышестоящие инстанции оставили такое решение без изменений.

Однако конкурсный управляющий, который участвовал в процедуре продажи имущества, решил, что женщина злоупотребила своим правом, — и оспорил решения трёх инстанций в Верховном суде (дело N49-КГ20-26-К6 N2-15/2019).

Высшая инстанция обратила внимание на значимое обстоятельство: супруг Наримановой давал согласие на залог, а сама женщина выдала доверенность своему представителю, который и участвовал в госрегистрации оспариваемого договора.

«Суд не определил данное обстоятельство (последующую после заключения договора регистрацию уполномоченным на то лицом) как значимое для правильного разрешения спора и не дал ему оценки», — заявили в ВС и отменили все решения судов по доле Наримановой, направив дело на новое рассмотрение в суд первой инстанции.

Чем примечателен этот кейс

Верховный суд РФ уже рассматривал подобные дела с участием практически тех же лиц — УралКапиталБанка и Елены Наримановой, обратил внимание адвокат юридической компании «Генезис» Сергей Тимошенко (дела N49-КГ20-12-К6, N2-22/2019 и N49-КГ20-11-К6, N2-5320/2018).

«Верховный суд РФ учёл, что в адрес Наримановой направлялось уведомление о приостановлении государственной регистрации договора залога и с ее стороны никаких возражений относительно регистрации не последовало. Таким образом, ВС усмотрел в действиях женщины признаки злоупотребления правом», — сказал Тимошенко.

Чем руководствовался ВС? Объясняет эксперт

Разрешить дело помог пункт 6 постановления Пленума Верховного суда Российской Федерации от 25 декабря 2018 года № 49 и пункт 3 статьи 432 ГК РФ. По ним, если одна сторона приняла от другой полное или частичное исполнение по договору, то она не вправе недобросовестно ссылаться на то, что договор является незаключенным.

В нашем случае Нариманова приняла исполнение банка — получила кредитные средства. «О том, что предоставление средств обеспечивается залогом недвижимого имущества, она не могла не знать (это, в частности, должно было быть указано в кредитных договорах). Поэтому Верховный суд РФ правомерно усмотрел в действиях данного физического лица злоупотребление правом», — объясняет адвокат.

Принципиальный момент и в том, что предметом залога была недвижимость, сделки с которой нужно регистрировать в госорганах, сказал член Ассоциации юристов России Дмитрий Уваров. По его мнению, действия женщины явно показывают, что она явно намеревалась заложить недвижимость, и это документально подтверждается не только договором залога.

«Предпринимательница сама не ходила регистрировать залог. Была выдана доверенность на его регистрацию. Доверенность оформлялась нотариально, что также крайне важно. Не исключаю, что был даже указан непосредственно сам объект недвижимости, в отношении которого оформлялся залог», — добавил он.

На то, что Нариманова явно знала о данном договоре и способствовала его заключению, обращает внимание и адвокат коллегии «Курганов и партеры» Анна Климова. По её мнению, об этом свидетельствуют три факта:

  • Женщина брала нотариальное согласие супруга на оформление, заключение и регистрации договора залога;
  • Женщина выдавала нотариальную доверенность на представлении интересов, которая не была оспорена и признана недействительной;
  • Женщина направила представителя по доверенности подать заявление о регистрации Договора залога в Росреестр.

«Таким образом, Судебная коллегия Верховного суда РФ, предотвратила опасный прецедент, при которых недобросовестное лицо пыталась избежать обращения взыскания на заложенное имущество», — добавила Климова.

С Климовой заочно поспорил ведущий юрист Европейской Юридической Службы Юрий Тулупов, который сомневается в том, что Нариманова злоупотребила своим правом.

«Суд первой инстанции вполне может прийти к выводу о том, что приведенные обстоятельства не указывает на одобрение женщиной действий того лица, которое поставило подпись на договоре залога. Тем более, что из решения Верховного Суда вообще неясно, а установлено ли это лицо, и если да, то было ли это лицо тем самым представителем, на имя которого женщина выдала доверенность о регистрации права?» — задался вопросом он.

Впрочем, резюмировал Тимошенко, это решение Верховного суда РФ в любом случае предостерегает участников гражданских правоотношений от злоупотребления правом.

«Верховный суд РФ ясно дает понять, что факт подделки подписи в договоре залога не может всегда свидетельствовать о его незаключённости, подлежат оценке и другие обстоятельства, в частности последующее одобрение залогодателем договора залога либо принятие исполнения по основному договору», — пояснил он.

Чтобы избежать мошенничества, адвокат советует не выдавать доверенности непроверенным лицам, а нежелательные доверенности незамедлительно отменять.

Коллаж: «Секрет Фирмы», depositphotos.com

Новости партнеров