Багровые реки. Крупнейшие экологические катастрофы России и их последствия

05 июня в 19:27

29 мая в Норильске произошла экологическая катастрофа: из топливного резервуара НТЭК вылилось более 20 000 тонн топлива, которое через местные реки направляется к Карскому морю, уничтожая по пути флору и фауну. Президент Владимир Путин объявил в Красноярском крае режим ЧС федерального характера, а Greenpeace оценивает ущерб от разлива уже в 10 млрд рублей.

По мнению экологов, норильская авария стала крупнейшим разливом нефтепродуктов в Арктике. Но и до неё в России случалось множество техногенных катастроф, за каждой из которых так или иначе стоял человеческий фактор. Подробнее о самых крупных — в обзоре «Секрета фирмы».

Усинская катастрофа, 1994 год

Крупнейший в истории нефтеразлив на суше произошёл в Коми почти 26 лет назад. За две недели нефтепровод компании «Коминефть» в Усинском районе прорвало в нескольких местах, и сырьё вылилось на поверхность, отравив почву и водоёмы.

По разным оценкам, в почву попало от 14 000 до 200 000 тонн сырой нефти.

«Видим: чёрные разводы по реке идут. Мы понимаем, что это нефть. Всё больше и больше. Пока мы дотащились, час, наверное, прошёл. Подходим, а по реке уже сплошняком всё это пошло. Потом, на следующий день, начался сильный южный ветер, деревня стоит на излучине, и весь этот мусор прибило как раз напротив нашей деревни. Наверное, если брать по высоте или толщине, сантиметров 20–30 было нефти и метров, наверное, на 30 от берега вся вода была замазучена», — рассказывал местный житель Иван Мольков.

Несмотря на очевидный масштаб катастрофы, «Коминефть» месяц замалчивала случившееся. На первых порах нефть пытались убирать лопатами и насосами. Чтобы вещество не текло по реке, построили дамбы и плотины. Но их прорвало. При этом по лопнувшему нефтепроводу продолжали качать сырьё: если бы его остановили, то скважины пришлось бы бурить заново.

Когда Комитет спасения Печоры вывел проблему на федеральный уровень, «Коминефть» под гарантии российского правительства получила кредиты во Всемирном банке (ВБРР) и Европейском банке реконструкции и развития (ЕБРР). Корпорации выделили $124 млн, а к ликвидации происшествия присоединилась иностранная компания Hartec. После этого уборка нефти стала более организованной и основательной, говорил Мольков.

Однако к концу 1990-х годов зарубежные компании ушли из Коми. Обанкротившаяся «Коминефть» в итоге досталась «Лукойлу», который убирал участки до 2010 года. Таким образом, на полную ликвидацию Усинской катастрофы потребовалось 16 лет.

ЧП буквально уничтожило жизнь в районе. Жители стали чаще страдать болезнями органов пищеварения, дыхания, инфекционными заболеваниями. Коровы и другой скот начали болеть и умирать, в телах животных находили нефть. Погибшая рыба лишила жителей Коми возможности и зарабатывать, и привычно питаться, а из почвы отравляющие вещества попадали в картофель и другие сельхозкультуры.

Ущерб от загрязнения только водных объектов в ценах 1995 года составил более 311 млрд рублей.

В 2000 году Greenpeace по итогам экспедиции объявил, что в результате разлива мазутом загрязнено 7 кв. км почвы. На поверхности находилось 220 000 тонн нефти, из них 90 000 тонн было сосредоточено в котлованах. Ущерб, нанесённый окружающей среде многолетними разливами, оценивался экологами в 26 млрд рублей.

Брянский разлив, 2006 год

В июле 2006 года в Суражском районе Брянской области прорвало магистральный нефтепровод «Дружба» — тот самый, через который в 2019 году в Белоруссию попала загрязнённая российская нефть. Разлив нефти тогда также сопровождался тайнами и расхождением информации.

Информация о порыве появилась только на третий день. Минприроды сообщило, что нефть вылилась на 10 кв. км почвы. Но местный главк МЧС утверждал, что загрязнено всего 340 кв. м земель. Приехавший на место Олег Митволь, на тот момент замглавы Росприроднадзора, оценил площадь загрязнения в 1000 квадратных метров. Он признал, что угрозы экологической катастрофы нет.

Впрочем, несмотря на сравнительно малые масштабы и быструю ликвидацию, брянский инцидент оказал на нефтепром серьёзное влияние. После него заменили 500 км «Дружбы», а российские власти разработали методику расчёта ущерба, рассказал Митволь «Секрету фирмы».

«После этого государство выделило деньги на разработку оценки, и с этого момента она была формализована. Теперь есть критерии, по которым можно оценить, какой ущерб был нанесён водным объектам и почве», — напомнил экс-чиновник.

Если применять эту методику, то размер ущерба от аварии в Норильске должен составить 107 млрд рублей, добавил Митволь. При этом не учитываются вред почве и вариант, что нефть дойдёт до Карского моря.

Керченский пролив, 2007 год

В ноябре 2007 года в Керченском проливе во время шторма потерпел бедствие танкер «Волгонефть». На его борту было 4800 тонн мазута. Следом из-за непогоды также затонули сухогрузы «Вольногорск», «Ковель» и «Нахичевань», гружённые серой. Погибли шестеро моряков, ещё 11 пропали без вести, а в море попали 9000 тонн нефтепродуктов и 7000 тонн серы.

Ущерб оценили в 30 млрд рублей. Катастрофа унесла жизни 35 000 птиц.

Акватория Таманского залива и береговой полосы в России и Украине была загрязнена на протяжении 250 км. «Вода от мазута была чёрная как смоль. Весь берег был усыпан дохлой птицей. Жуткое зрелище», — рассказывал местный житель Александр.

Одним из виновников ЧП был назван капитан порта Кавказ Андрей Иовлев, который якобы не дал судам уйти в безопасное место при штормовом предупреждении. Впрочем, его заместитель Андрей Жуков говорил, что владельцы судов сами проигнорировали предупреждение, чтобы избежать расходов. Иовлева в итоге оправдали.

Прокуратура провела свою проверку и указала, что «Волгонефть» выпустили в рейс с трещиной корпуса, а на «Нахичевани» не было спасательных жилетов и шлюпок.

После катастрофы в России начали модернизировать систему оповещения о шторме и внимательнее относиться к состоянию судов.

Прорыв дамб «Алросы» в Якутии, 2018 год

В августе 2018 года в Мирнинском районе Якутии прорвало дамбу алмазодобывающей компании «Алроса» на Иреляжном водохранилище. Причиной стали ливни, которые размыли плотину. В результате грязная вода с железом, медью, марганцем и фенолом попала в реки Вилюй, Ирелях и Малая Ботуобуя.

Ликвидировать последствия ЧП вызвалась сама «Алроса». В компании заверили, что химикаты, реагенты и другие опасные для людей вещества в реки не попали. Однако у экологов было своё мнение — через две недели после инцидента они зафиксировали повторный сброс грязной воды в Ирелях.

«Содержание загрязняющих веществ в воде с места прорыва дамбы не соответствует нормативам, превышая нормативы допустимых концентраций взвешенных веществ в 728,6 раза, железа — в 38,7, меди — в 27,6. При этом фоновые концентрации превышены по содержанию взвешенных веществ в 865,3 раза, железа — в 12,3, меди — в 2,9, цинка — в 5,5», — сообщало местное Минэкологии, уточнив, что протяжённость загрязнения реки Вилюй достигла 200 км.

Следственный комитет возбудил уголовное дело по статье о загрязнении источников воды с нанесением вреда экологии.

Якутия оценила ущерб от прорыва дамб в 27 млрд рублей.

За произошедшее алмазодобывающего гиганта оштрафовали всего на 600 000 рублей, а в 2019 году — ещё на 50 000 рублей за загрязнение рек Якутии.

После ЧП «Алроса» приняла решение улучшить конструкцию дамб.

Как этого избежать?

Эксперты сходятся во мнении: масштабного нефтеразлива в Коми в 90-х не случилось бы, если «Коминефть» вовремя поменяла ветхие участки нефтепровода. Магистраль ввели в эксплуатацию в 1975 году и за 19 лет до ЧП её ни разу не отремонтировали. В конце 1980-х эксперты констатировали, что нефтепровод может развалиться уже в 1990 году. В тот год, по данным Социально-экологического союза, на объектах «Коминефти» случилось 515 аварий, в 1991-м — уже около 700, в 1992-м — 800, в 1993-м — 900.

«В погоне за получением прибыли от развития нефтяной отрасли» компании не должны забывать о безопасности своих объектов. Многие десятилетия приходится расплачиваться и природе, и людям за халатное отношение к обращению с нефтью и нефтепродуктами», — написал начальник лаборатории Всероссийского научно-исследовательского института ГОЧС (ФЦ) Алексей Распутин ещё в 2007 году.

Большинство разливов нефти в России происходило из-за ветхих трубопроводов, подтверждает эксперт Greenpeace Веда Кошовская. По её словам, в 2018 году произошло 8126 разливов нефти, 90% из которых — из-за коррозии магистралей. Если бы компании заблаговременно меняли ветхие нефтепроводы, экологических проблем можно было бы избежать. С Кошовской согласны и в Генпрокуратуре.

«В корне проблемы — желание собственников предприятий получить максимальную прибыль от оборудования, технических сооружений без вложения дополнительных средств на их модернизацию. Эксплуатация оборудования за пределами срока их службы является одной из наиболее распространенных причин аварий и инцидентов», — говорится в докладе представителя Генпрокуратуры Анатолия Паламарчука.

В ситуации с Норильском власти поздно отреагировали на чрезвычайную ситуацию, заявил «Секрету фирмы» советник по энергетике главы компании «Беллона» Семён Калмыков.

«Пять дней понадобилось на то, что бы отреагировать и начать действовать. Пять дней, в ходе которых могли быть приняты меры к нейтрализации утечки. Пять дней на то, чтобы не допустить столь широкомасштабного разлива. Но что есть — то есть. Теперь остаётся лишь надеяться на оперативность устранения последствий того ущерба, который был нанесён», — сказал эксперт.

«Норильский никель», которому принадлежит НТЭК, устранит последствия ЧС за свой счёт, сказал владелец компании Владимир Потанин президенту Владимиру Путину. «Если бы вы вовремя поменяли резервуар, размер ущерба был бы гораздо меньше», — отметил глава государства.

Фото: Вадим Кофман / РИА «Новости»

Поделитесь историей своего бизнеса или расскажите читателям о вашем стартапе