ЦБ готовит ограничения для российских инвесторов-новичков. Нужно ли это — объясняют эксперты

09 декабря 2020 в 19:49

Центробанк намерен ограничить продажу сложных финансовых продуктов начинающим инвесторам. Проблема в том, что банки и брокеры стараются «впарить» людям продукты, которые не подходят для неквалифицированных игроков, заявила глава регулятора Эльвира Набиуллина.

Чего хотят в ЦБ

Банк России готов запретить продавать сложные финансовые продукты неквалифицированным инвесторам. Ограничения нужны до того момента, как в России заработает система тестирования инвесторов, сказала Эльвира Набиуллина 8 декабря на заседании совета по развитию финансового рынка при Совете Федерации. Это произойдёт лишь в 2022 году.

Эльвира Набиуллина

глава Банка России

Но приток неквалифицированных инвесторов, обычных граждан, на фондовый рынок идёт сейчас. И мы видим, как финансовые организации стараются, извините за выражение, «впаривать» людям продукты, которые не подходят для неквалифицированных инвесторов.

Когда у людей, например, заканчивается срок депозита, им предлагают в том же банке не продлить вклад, а купить альтернативу, забрасывая неподготовленного человека пустыми словами вроде «защиты капитала», «гарантированной доходности», разные структурные облигации, структурные инструменты.

После того как система тестирования инвесторов заработает и покажет эффективность, ограничения на продажу можно будет постепенно снять, добавила Набиуллина.

Почему перечисленные продукты противопоказаны новичкам

Опрошенные «Секретом» эксперты финансового рынка подтверждают проблему. «В последнее время со стороны брокерских компаний и банков стало больше предложений о приобретении продуктов, упомянутых главой ЦБ», — говорит руководитель клиентского департамента ИК «Восточные ворота» Роман Жаткин.

Структурные продукты позволяют брокеру «зашивать» сложные стратегии в относительно простую оболочку. В принципе, ничего страшного в этом нет, рассуждает Жаткин. Но они становятся опасными, когда компания включает в базовые активы таких продуктов ценные бумаги с большим риском просадки, говорит он.

«Финансовая компания может иметь такие инструменты в своём собственном портфеле, а продавая структурные продукты с ними, она фактически перекладывает риск просадки на клиента, — объясняет Роман Жаткин. — Если акции хорошо подрастут, то компания неплохо заработает, ведь выплачивает клиенту лишь небольшой фиксированный процент. А если акция сильно упадет, все риски лягут на самого клиента».

Другая проблема структурных продуктов заключается в том, что их продают как безрисковые облигации, где доходность гарантирована. «На самом деле есть различные условия, при исполнении которых инвесторы могут остаться ни с чем, — добавляет ведущий аналитик QBF Олег Богданов. — Например, в структурных нотах на акции нефтяных компаний может быть указан ценовой барьер стоимости барреля нефти, после которого доходность клиент не получает».

Ещё один класс потенциально проблемных продуктов — производные инструменты (например, фьючерсы и опционы). «Они слишком сложны для понимания неквалифицированного инвестора и могут привести к существенным убыткам, — говорит CEO краудлендинговой платформы Jetlend Роман Хорошев. — Что, в свою очередь, навредит всему финансовому рынку, так как инвестор после значимой потери капитала может оставить свои средства на банковском счёте вместо инвестиций в инструменты фондового рынка».

Доверительный управляющий ИФК «Солид» Евгений Маришин обращает внимание на то, что не только клиенты зачастую не понимают, что покупают, но и продавцы не знают свой «товар». И, как правило, предлагают те решения, за которые больше комиссия.

«Новые меры немного усложнят процедуру инвестирования для действительно компетентных клиентов, но, учитывая, что новичков на рынке значительно больше, регулятор действует именно в их интересах», — считает Маришин.

Набиуллина в своём выступлении не уточнила, когда новые ограничения могут вступить в силу.

«Пока мы видим только устную риторику, но, если волатильность на рынках вырастет, регулятор столкнётся с большим количеством жалоб от новоиспеченных инвесторов, — говорит директор по развитию в России TradingView, Inc. Виталий Кирпичев. — Это может перевести общение регулятора и банков в более строгую плоскость».

Ещё одна инициатива ЦБ

Параллельно регулятор намерен стимулировать людей копить деньги не только на фондовом рынке, но и через долгосрочные программы страхования жизни. Эти накопления государство вскоре начнёт защищать также, как и средства на вкладах: в случае банкротства страховщика жизни человеку гарантированно вернут до 1,4 млн рублей. Необходимые предложения ЦБ уже разработал, сообщила пресс-служба регулятора..

Предполагается также, что выплаты в случае смерти застрахованного лица гарантируются в пределах 10 млн рублей. А вот инвестиционный доход, если он предусмотрен договором страхования жизни, не гарантируется.

Деньги на выплаты хотят брать из фонда, куда страховщики жизни должны будут перечислять ежеквартально по 0,003125% от величины страховых резервов. Это немного и не спровоцирует рост тарифов для клиентов, полагает Виктор Лавренко, СЕО «Манго Страхование». «Страховщикам придётся тратить меньше сил и средств, чтобы убедить клиентов в своей надёжности, — объясняет он. — Компании смогут уменьшить расходы на маркетинг и страховых агентов и предложить клиентам страхование жизни по более низкой цене».

На рынке страхования жизни не было крупных банкротств, в отличие от банковского, напоминает гендиректор финтех-компании Twino Ашот Торосян. «Но если учесть все риски, новая система может стать драйвером роста на рынке страхования», — полагает он.

Фото: depositphotos.com

Как стать инвестором в пандемию и не прогореть? Узнай в разделе «Инвестиции».

Поделитесь историей своего бизнеса или расскажите читателям о вашем стартапе