29 октября 2021, 14:25
15 мин.

«Крёстный отец» советской преступности. История Япончика — одного из самых известных воров в законе

В октябре в Мосгорсуде начался процесс по делу уроженцев Абхазии, обвиняемых в причастности к убийству известного криминального авторитета Вячеслава Иванькова по прозвищу Япончик. Он был одним из самых известных российских воров в законе, но успел оставить свой след и в криминальной истории США.

«Крёстный отец» советской преступности. История Япончика — одного из самых известных воров в законе

О пути Япончика к вершинам преступного мира, его жизни и таинственном убийстве, которое долгое время оставалось нераскрытым, — в нашем материале.

Юность, первые кражи и сумасшедший дом

Маленький Слава Иваньков появился на свет 2 января 1940 года в неблагополучной московской семье. Отец будущего криминального авторитета сильно пил, а затем вовсе ушёл из семьи. Мать Славы страдала от редкого психического расстройства — мизофобии (страх загрязнения, который порождал навязчивое желание по много раз стирать вещи и намывать полы).

Вдобавок к проблемам в семье Иваньков-младший рос слабым и болезненным ребёнком. Этот недостаток он компенсировал решительностью и боевым настроем: утверждается, что после очередной порции издевательств от сверстников Слава начал самостоятельно заниматься джиу-джитсу (хотя неясно, где в те годы он мог найти соответствующие пособия) и отомстил обидчикам. По другим, более правдоподобным данным, молодой человек увлекался боксом или вольной борьбой. Примерно тогда же подросток совершил свои первые кражи.

«Крёстный отец» советской преступности. История Япончика — одного из самых известных воров в законе

После окончания девятого класса Иваньков решил поступить в Государственное училище циркового искусства (ГУЦИ) и выучиться на воздушного гимнаста. Возможно, мир никогда бы не узнал вора в законе Япончика, но трагическая случайность определила криминальный вектор в карьере юноши.

Во время одной из тренировок он сорвался с трапеции и получил серьезную черепно-мозговую травму. Немного позже Вячеслава, который только начал восстанавливаться, сбила машина. Всё это привело к развитию шизофрении, от которой Иваньков страдал всю жизнь и даже получил инвалидность. Вскоре после инцидента под куполом он решил закончить учёбу в ГУЦИ.

В дальнейшем молодой человек выбрал максимально приземлённую профессию: он устроился работать слесарем и одновременно поступил в вечернюю школу. Скоро денег стало не хватать — Иванькову не только нужно было помогать своей старой матери, но и содержать собственную семью. В 1960 году он женился на Лидии Айвазовой, представительнице древнего ассирийского народа. Из-за этого Вячеслава часто будут звать «ассирийским зятем», в том числе в криминальных кругах.

Вскоре у молодой пары родился сын. В этот момент Япончик, получивший это прозвище за узкий разрез глаз, окончательно пошёл по пути криминала и стал вором-карманником — щипачом (кстати, именно с этой специализации начинали и многие другие авторитетные воры в законе).

В 1965 году Иваньков впервые попался с поличным. Задержали его с большим трудом: молодой вор дал милиционерам настоящий бой, пустив в ход богатый арсенал боевых приёмов. Но в конце концов его скрутили.

Вероятно, что-то в поведении Япончика тогда показалось стражам порядка странным, и его отправили на психиатрическую экспертизу. Врачи поставили диагноз «шизофрения», благодаря которому задержанный избежал тюрьмы — вместо этого ему назначили принудительное лечение.

Из психбольницы Иваньков вышел в 1967 году и быстро взялся за старое. Дальнейшие события стали настоящим началом его криминальной карьеры.

Япончик и Монгол

В конце 60-х или начале 70-х вчерашний пациент психиатрической клиники стал членом банды Геннадия Карькова по кличке Монгол, которая орудовала в Москве. По некоторым данным, всего в ряды группировки входило, по разным оценкам, от 30 до 60 человек. Утверждается, что именно Карьков дал Иванькову прозвище Япончик, которое закрепилось за последним на всю жизнь.

Бригада Монгола одной из первых в СССР освоила новый вид преступности — вымогательство у подпольных миллионеров, которое позднее назовут рэкетом. Целями ОПГ становились фарцовщики, цеховики, богатые коллекционеры — те, кто не стал бы обращаться в милицию из-за риска самому оказаться в тюрьме по тогдашним суровым законам социалистического государства. Этим и пользовались бандиты, которые к тому же прекрасно умели запугивать своих жертв.

Подручные Монгола вывозили людей в лес, заставляли рыть себе могилы. В банде был свой мастер пыток — садист по кличке Палач. Он придумывал самые изощрённые истязания. Так, например, некоторых особенно упорных богачей, которые не хотели делиться добром, клали в гроб, накрывали крышкой, а затем начинали распиливать ящик двуручной пилой. Выдержать подобное, конечно, никто не мог — большинство пленников соглашались заплатить бандитам до того, как пила дойдет до тела. Еще один известный преступник Битумщик получил свое прозвище из-за привычки обливать своих жертв горячим битумом.

«Крёстный отец» советской преступности. История Япончика — одного из самых известных воров в законе

Япончик же был одним из мозговых центров преступной группировки. Именно с его подачи люди Монгола освоили более «чистый» способ отъёма средств у богачей. Они раздобыли милицейскую форму и, выдавая себя за сотрудников правоохранительных органов, вымогали деньги. По свидетельствам сотрудников МВД, Иваньков относился к преступному ремеслу очень серьёзно.

«Япончик всегда был болен воровской идеей. Он с 14 лет воровал, нигде не работал и, даже имея на кармане 100 000–200 000 наличными, всегда шёл на любое дело. Даже в том случае, если был большой риск, а навар оказывался минимальным. Делает это он ради своего воровского авторитета», — утверждал сотрудник милиции, работавший по делам авторитета.

В начале 1972 года сыщикам всё-таки удалось задержать членов банды Монгола. Карьков получил 14 лет лишения свободы, его подельников также приговорили к длительным тюремным срокам. При этом Япончика не посадили — по одной из версий, из-за того, что Монгол дал своим людям указание выгораживать Иванькова, который мог бы пригодиться на свободе. Чудесное спасение от советского правосудия не пошло впрок, и уже вскоре после разгрома группировки Карькова Япончик решил создать собственную банду.

Новый «законник»

ОПГ Иванькова продолжила дело, начатое Карьковым и его подручными. Преступники действовали по проверенным схемам: трясли богатеев и тех, кто жил на нетрудовые доходы. Даже методы, включая пытки и переодевания в милиционеров, остались теми же.

При этом банда значительно расширила географию своих «операций» — Япончик и его команда посещали Ригу, Казань, Свердловск и другие крупные города, в которых жили подпольные миллионеры. К примеру, в Свердловске вымогатели вынесли кучу золота из квартиры цеховика Айсора Тарланова: дочь подпольного предпринимателя быстро согласилась отдать все ценности, опасаясь, что у отца возникнут проблемы с законом. Позднее сотрудники милиции долго уговаривали Тарланова дать показания, но он так и не признаёт факт кражи золота, ведь в противном случае ему пришлось бы объяснить источники происхождения ценностей.

Но Япончику удавалось нажить проблем и без этого. В марте 1974 года он участвовал в громкой разборке, произошедшей в знаменитом ресторане «Русь» в подмосковной Салтыковке. В отличие от 90-х, в 70-е бандитская стычка в общественном месте была неслыханным событием — о кровавом инциденте сообщало даже зарубежное радио (советская пресса о таком, разумеется, написать не могла).

Иваньков отдыхал в ресторане с несколькими приятелями, включая члена своей банды Асафа Сосунова и вора в законе Гайка Геворкяна по прозвищу Гога Ереванский. За соседним столом сидела другая группа криминальных авторитетов — Витольд Герник, Гога Дгебуадзе (Гога Тбилисский) и ещё несколько человек.

По словам очевидцев, конфликт возник из-за девушки, с которой танцевал Иваньков. Дгебуадзе тоже настойчиво приглашал её на танец, а после нескольких отказов позволил себе странную выходку, воткнув скрученную сторублёвую купюру в прическу дамы. После этого между двумя компаниями бандитов началась драка, в ходе которой Сосунов выхватил пистолет и всадил в Тбилисского две пули, но раненый вор выжил.

Вскоре всех участников побоища задержали. Казалось, что и в этот раз Япончик выйдет сухим из воды, поскольку Дгебуадзе не стал давать показания против своих противников. Но при задержании сотрудники милиции нашли у Иванькова поддельные паспорт и водительские права.

За это его и упекли, однако за решёткой лидер банды не задержался: в приговоре прописали срок, который он уже провёл в СИЗО (7 месяцев 15 дней). Во время этой короткой отсидки в Бутырке Япончика «короновали» — то есть приняли в ряды «воров в законе», или «законников».

«Крёстный отец» советской преступности. История Япончика — одного из самых известных воров в законе

Поймать Японца

После разборки в ресторане советские правоохранительные органы задались целью наконец упечь Япончика в тюрьму на долгий срок. При этом сам Иваньков вовсе не собирался залегать на дно. Напротив, в июне 1975 года он устроил ещё одну перестрелку — на сей раз с сотрудниками милиции — прямо в центре Москвы на виду у правительственной делегации Румынии и министра обороны СССР Андрея Гречко. Они как раз выходили из здания театра Советской армии на площади Коммуны (сейчас Суворовская площадь) в Москве.

Сотрудники уголовного розыска устроили на Япончика засаду, рассчитывая поймать вора с поличным при вымогательстве. Приманкой был москвич Михаил Глиоза, с которого Иваньков требовал 5000 рублей долга. По сигналу Глиозы милиционеры должны были схватить бандита, но подозреваемый приехал на место встречи на машине, приказал Михаилу сесть в салон и тут же дал по газам. Оперативники открыли огонь, но Япончик быстро скрылся. Позднее Глиоза вернулся к сотрудникам и пояснил, что никаких претензий к вымогателю больше не имеет. Иванькова задержали, однако предъявить ему снова оказалось нечего.

Следующий шанс посадить известного «законника» правоохранители получили уже в 1981 году. Тогда целью Япончика стал филателист Аркадий Нисензон, якобы укравший несколько старинных икон. Владелец произведений искусства вышел на Иванькова и попросил его решить проблему. Вор согласился помочь.

Встретившись с Нисензоном под видом покупателя марок, он потребовал от коллекционера 100 000 рублей — 60 000 за украденные иконы и 40 000 в качестве компенсации за хищение. Это была очень серьёзная сумма: для сравнения, среднемесячная зарплата в СССР в то время составляла 178 рублей.

Одними уговорами Иваньков, конечно, не ограничился: Нисензона избили, а затем стали угрожать бросить его в ванну с кислотой. Лишь тогда филателист согласился выплатить требуемую сумму, после чего его наконец отпустили. Вскоре на него вышли оперативники, которые по своим каналам узнали о новом вымогательстве Япончика. Поначалу собиратель марок не хотел сотрудничать с милицией, но особого выбора ему не оставили.

Для поимки вора в законе 14 мая 1981 года организовали масштабную спецоперацию. В тот день на неё бросили весь личный состав Московского уголовного розыска. Иваньков снова едва не скрылся от сыщиков на своей машине, но в этот раз удача оказалась не на его стороне. Да и слишком большие силы привлекли к охоте на гангстера. Так он оказался в наручниках.

Защищать Япончика взялся Генрих Падва, который в дальнейшем станет одним из самых известных адвокатов России. В разговоре с «Секретом» он рассказал, что с просьбой представлять интересы Иванькова к нему обратились «очень уважаемые и серьезные люди», утверждавшие, что тот не совершал инкриминируемых ему преступлений.

По словам Падвы, его клиент не соответствовал стереотипным представлениям о королях преступного мира:

«Он производил впечатление сильной личности. Мне передали, что он проходит по делу как очень высокий преступный авторитет, чуть ли не "крестный отец", поэтому я ожидал несколько другого, но увидел небольшого худенького человека, подтянутого, очень аккуратно одетого, в блейзере, с платочком в кармашке. Аккуратно причёсанный. Особенно меня поразили его глаза — небольшие, сверлящие. Было ощущение, что он прямо насквозь просверливает человека своими глазами. Очень суровый, недобрый. Но очень хорошо мыслящий, не какой-то там разболтанный бандюга. Высокоорганизованный человек, я бы сказал».

Падва также рассказал, что Иваньков категорически отрицал свою вину и настаивал, что речь шла о возврате долга.

В конце апреля 1982 года суд всё же признал Япончика виновным и приговорил к 14 годам колонии усиленного режима. Позднее срок ещё дважды прибавили из-за драк, которые осужденный затеял с представителем зоновской администрации и другим зэком.

«Крёстный отец» советской преступности. История Япончика — одного из самых известных воров в законе

Покорение Америки

Хотя из тюрьмы Япончик должен был выйти только во второй половине 90-х, на деле это произошло гораздо раньше. В поддержку вора в законе развернулась масштабная кампания, организованная его родственниками. Пересмотреть дело просили даже такие знаменитости, как певец Иосиф Кобзон и офтальмолог Святослав Федоров, который позднее примет участие в президентских выборах 1996 года. В итоге знаменитому сидельцу всё же снизили срок наказания, и в ноябре 1991 года он вышел на свободу.

Надолго в России Япончик не задержался, и уже в следующем году отбыл в США. По одной версии, к отъезду его подтолкнул конфликт с чеченскими преступными группировками, по другой — Иваньков решил переехать по политическим причинам.

По этому поводу даже якобы сохранилась записка следующего содержания:

«Я, Иваньков Вячеслав Кириллович, 1940 г. рождения, безвинно осужденный, закамуфлированный преступниками от правоохранительных органов с использованием провокатора, и отбывший более десяти лет в коммунистических совдеповских застенках, не нуждаюсь ни в каких документах, кроме справки об освобождении. Место жительства выберу самостоятельно в радиусе Московской области с целью скорейшей эмиграции из страны, где так подло и гнусно попираются гражданские и Конституционные права Человека, где мрази могут так по-бандитски расправляться с людьми. Иваньков 23/9-91».

Так или иначе, в 1992 году Япончик перебрался в США и осел в Нью-Йорке. Это произошло совершенно внезапно для российских правоохранительных органов, упустивших из виду короля преступного мира. Выездные документы — загранпаспорт и визу — авторитет получил путём не слишком хитрых махинаций.

Вскоре он уже «решал вопросы» на восточном побережье Штатов. Единственное, что в этой ситуации могли сделать сыщики — передать информацию об Иванькове своим американским коллегам из ФБР. Те начали пристально следить за деятельностью новоиспечённого иммигранта.

В Нью-Йорке Япончик стал посредником между славянскими и кавказскими криминальными группировками. Кроме того, ходили слухи, что Иваньков занимался торговлей кокаином и героином, хотя он сам категорически это отрицал, подчёркивая, что подобный бизнес не соответствует его моральным принципам.

Шанс поймать вора в законе власти США получили через пару лет после его приезда. В 1993 году (по другим данным — годом позже) в ФБР обратился президент инвестиционной фирмы Summit International Александр Волков. Бизнесмен заявил, что подручные Иванькова вымогают у него деньги.

Речь шла о $2,7 млн, которые Волков и его партнёр Владимир Волошин заняли у московского банка «Чара». Как часто бывает в таких случаях, денег кредиторы так и не увидели — руководство Summit International не слишком удачно распорядилось полученными средствами и потеряло большую их часть на сомнительных инвестициях. Тогда представители «Чары» обратились к Иванькову, а тот стал добиваться возврата кредитных миллионов.

С заявлением от Волкова у ФБР оказались развязаны руки, и в июне 1995 года Япончика арестовали. Свою вину он категорически отрицал. Вдобавок к вымогательству Иванькова обвинили в заключении фиктивного брака с гражданкой США Ириной Ола — пианисткой известного певца Вилли Токарева.

Женщина утверждала, что ей заплатили $15 000 в обмен на заключение брака. Защита подсудимого выдвинула другую версию, согласно которой Ола просто мстила своему супругу за измену. В итоге в 1997 году преступник получил суммарно 9 лет и 7 месяцев тюрьмы по двум обвинениям.

В 2004 году российская сторона попросила о выдаче Япончика. Правоохранительные органы заподозрили его в убийстве, совершённом в начале 1992 года в турецком ресторане «Фидан» в Москве. Утверждалось, что знаменитый авторитет поспорил о чём-то с другими гостями — тремя гражданами Турции. Завязалась драка, в ходе которой Иваньков якобы выхватил пистолет и расстрелял противников. Двое погибли, а третьему чудом удалось выжить.

Таким образом сразу после выхода из американской тюрьмы по УДО вор в законе оказался уже в руках российского правосудия. Его вернули в Россию, но в итоге дело против Япончика развалилось в суде — уж слишком много времени прошло с разборки в «Фидане». В июле 2005 года коллегия присяжных признала Иванькова невиновным.

Убийство из прошлого

После оправдательного вердикта Япончик решил отойти от дел — или, по крайней мере, сделать вид, что больше не занимается криминалом. О его деятельности между 2005 и 2009 годами почти ничего не известно. Тем неожиданней было покушение на жизнь авторитета, совершённое вечером 28 июля 2009 года.

В этот день Иваньков вместе с двумя охранниками ужинал в ресторане «Тайский слон» на Хорошёвском шоссе в Москве. На выходе из заведения по вору в законе открыли огонь. Япончик получил тяжёлое ранение в живот. Позднее выяснилось, что злоумышленник стрелял из кузова ГАЗели, припаркованной на противоположной стороне дороги. Огонь вёлся из снайперской винтовки Драгунова (СВД) с оптическим прицелом. Киллеру удалось скрыться с места преступления.

Жертву покушения доставили в больницу. Там ему провели экстренную операцию, после которой Иванькова ввели в искусственную кому. Врачи боролись за его жизнь в течение нескольких месяцев, но состояние пациента не улучшалось.

В ночь с 13 на 14 сентября он пережил клиническую смерть. Ранение в живот спровоцировало перитонит, который и стал причиной смерти легенды криминального мира 9 октября. Похоронили Япончика на Ваганьковском кладбище рядом с могилой матери.

«Крёстный отец» советской преступности. История Япончика — одного из самых известных воров в законе

Правоохранительные органы долго не могли выяснить личности исполнителей и заказчиков покушения. Казалось, что имена убийц так и останутся тайной. Только в феврале 2020 года дело наконец сдвинулось с мертвой точки. Сначала суд арестовал трижды судимого уроженца Абхазии Муртаза Шаданию, а затем его предполагаемого соучастника Джамбула Джанашию — они якобы участвовали в транспортировке винтовки и вели слежку за Иваньковым.

Позднее заочно арестовали и других фигурантов дела: Астамура Бутбу и Нугзара Папаву. Следователи считают, что именно Бутба произвёл выстрел, ставший для криминального авторитета роковым. Ни Бутбу, ни Папаву задержать пока не удалось: они скрылись в Абхазии, которая не выдает своих граждан другим странам.

Также в преступную группу, готовившую покушение, входил вор-домушник Каха Газзаев — по версии следствия, он предоставил злоумышленникам оружие, из которого стреляли в Япончика, а также лично наблюдал за покушением. Обвиняемый согласился сотрудничать со следствием и дал показания на других фигурантов. В апреле 2021 года его приговорили к 14 годам лишения свободы.

Следствие считает заказчиком преступления вора в законе Илью Симонию (Махо), у которого был давний конфликт с Япончиком. Выяснилось, что ещё в конце 80-х годов, когда Иванькова перевели в тулунскую колонию, он отказался признать авторитет Махо, который тогда был «смотрящим» за Иркутской областью.

Причиной демарша Япончика стало прошлое Симонии — тот был комсомольцем и отсидел срок за убийство, что не соответствовало статусу вора. По инициативе Иванькова другие авторитетные воры, включая знаменитого Аслана Усояна (Дед Хасан) «раскороновали» Махо. Позднее он задался целью вернуть себе прежний статус, но сначала нужно было убрать Япончика. Для этого Симония создал преступную группу, пообещав выплатить исполнителям убийства несколько десятков миллионов рублей.

В октябре 2021 года Мосгорсуд приступил к рассмотрению дела Муртаза Шадании и Джамбула Джанашии. Их обвиняют в убийстве по найму, совершённом группой лиц (п. «ж», «з» ч. 2 ст. 105 УК РФ), а также в незаконном обороте оружия и боеприпасов (ч. 3 ст. 222 УК РФ). Оба подсудимых свою вину не признают. Вердикт фигурантам дела вынесет коллегия присяжных.

Что касается предполагаемого организатора убийства, то он, по некоторым данным, уже давно живёт в Италии. Осенью 2019 года ему всё-таки удалось достичь своей главной цели: на сходке криминальных авторитетов Махо вернули воровской титул.

Коллаж: «Секрет Фирмы», depositphotos.com, ИТАР-ТАСС, russiainphoto.ru/Борис Борисов/МАММ / МДФ

Новости партнеров