Гордость Германии Wirecard оказалась пустышкой. Куда пропали миллиарды евро

История, которая обескуражила и разорила инвесторов. В том числе в России
22 сентября в 20:00

Флагман немецкой IT-индустрии — финансовый концерн Wirecard — летом 2020 года из любимчика биржи превратился в претендента на титул «афера года». Случившееся похоже на сценарий детектива: пропажа миллиардов евро, актёры в декорациях банка и сбежавший в Россию топ-менеджер. Акции компании упали со €100–140 до €1, среди пострадавших — инвесторы из России. Куда пропали деньги, какой урон эта история нанесла ведущей экономике Европы и что будет дальше с этой компанией?

Что случилось с Wirecard

В истории немецкого бизнеса крах Wirecard уникален. И даже в мировой истории бизнеса за последние пару десятков подобных историй было немного.

Компания сумела построить популярную онлайн-платформу для электронных платежей и коммерции — часто её называли «немецким PayPal». Концерн входил в ведущий биржевой индекс Германии DAX 30 (включает 30 самых дорогостоящих компаний ФРГ), его капитализация в 2018 году превышала €24 млрд (это больше, чем, например, у Commerzbank, одного из крупнейших немецких банков). Более того, руководство Wirecard планировало даже поглотить Deutsche Bank.

Но в июне 2020 года «голубая фишка» превратилась в пустышку — оказалось, что бизнес был построен на обмане. Акции рухнули в цене на 86%, капитализация — до €1,9 млрд. Это поразило инвестиционный мир.

Фото: flickr.com/Victoria Huber

Всё началось с того, что аудитор из компании Ernst & Young (E&Y) не смог подтвердить, что на счетах компании есть €1,9 млрд ($2,1 млрд), которые фигурировали в отчёте за 2019 год. Это почти четверть совокупного баланса Wirecard.

Как позже выяснило издание The Financial Times, руководство Wirecard делало всё, чтобы до последнего скрывать дыру в бюджете и многолетние мошеннические схемы.

Это вскрылось после того, как некоторые акционеры заказали независимый аудит в другой компании — KPMG. Та выяснила, что основные операции по обработке платежей в Европе не приносили Wirecard прибыли, о чём инвесторам никто из руководства не сообщал. Вся прибыль, согласно документам, шла из Азии. Аудитор E&Y верил на слово руководству Wirecard, что крупные суммы наличных лежат на счетах в сингапурском банке. Но оказалось, что там этих денег нет.

Операционный директор Wirecard Ян Марсалек заявил, что деньги перевели на банковские счета новому доверенному лицу на Филиппины. Из-за пандемии аудиторы не смогли туда поехать, чтобы убедиться в этом лично. Им пришлось устраивать видеоконференцию и просить банкиров показать документы через экран. Как пишет FT, у аудиторов осталось ощущение, что с ними разговаривали актёры на фоне макета отделения банка.

В итоге глава Wirecard Маркус Браун признал, что этих $2,1 миллиардов наличных, вероятно, никогда не существовало. Он ушёл со своего поста, затем его арестовали, но позже выпустили под залог €5 млн. А Ян Марсалек сбежал под надзором российских спецслужб и скрывается в частном доме в Подмосковье. Перед бегством Марсалек якобы перевёл в Россию из Дубая крупную сумму в биткоинах, а ранее он хвастался, что у него есть секретные документы о расследовании отравления Скрипалей и яде «Новичок».

Фото: flickr.com/Web Summit

25 августа начался судебный процесс о банкротстве Wirecard. Рассмотрение продлится до 25 октября. Компания уволила половину сотрудников, но смогла «стабилизировать текущую деятельность», заявил назначенный судом временный управляющий.

Куда делись деньги

Исходя из того, что бизнес компании был связан с обслуживанием транзакций букмекеров, казино и представителей порно индустрии, вероятно, доход у компании всё же был — эти отрасли, мягко говоря, не самые убыточные и готовы платить за сервисную поддержку. Тогда вопрос: куда делась эта прибыль в размере €1,9 млрд евро, пропажа которой и спровоцировала кризис в компании?

Вариантов не много:

1. Прибыли не было, всё это была фальсификация, а компания существовала на кредиты, инвестиции — в общем была пирамидой. Подобный сценарий маловероятен. Компания на рынке с 2000 года, кредитная нагрузка появилась относительно недавно. Концерн много тратил на развитие и поддержание бизнеса, так что входящий поток точно должен был быть.

2. Компания в последние годы активно выходила на рынки Азии и США, и расходы на экспансию оказались значительно выше доходов, бизнес-модель — нежизнеспособной, а пропавшие деньги — это и есть отрицательный результат бизнес-модели. Версия достаточно убедительная — в бизнесе это распространённая ситуация.

3. Прибыль была, но деньги банально украли. Версия жизнеспособна, с учётом новости, что за неделю до подачи иска о несостоятельности из компании вывели более $1 млрд в качестве необеспеченных кредитов.

4. Прибыль есть, но она находится в серой зоне, криптовалюте и у аффилированных компаний на счетах. Наиболее вероятная версия. Wirecard аккумулирует доход, правда, никто не знает какой: последние отчётности сильно искажены и на них, похоже, нет смысла опираться.

Фото: flickr.com/Web Summit

Кто и как пострадал

Один из самых беспрецедентных моментов в этой истории — это бессилие надзорных органов Германии и E&Y, занимавшейся аудитом компании на протяжении последних десяти лет. Никто из них не смог вскрыть махинации компании до того, как они достигли таких масштабов. Теперь их репутация испорчена.

Кейс Wirecard также ударил по инвестиционному климату Германии — от него потянуло холодом. Рикошетом задело весь немецкий фондовый рынок и его участников, которые честно и регулярно оправдывают надежды инвесторов и кредиторов.

Но главные пострадавшие — кредиторы и держатели ценных бумаг Wirecard. Обладатели акций и облигаций компании есть и в России: в 2020 году Центробанк России разрешил неквалифицированным инвесторам без опыта инвестировать в индекс DAX 30, куда входила Wirecard. Точных данных нет, но, по экспертным оценкам, в компании было $100–150 млн российских денег.

В числе держателей акций и других инструментов компании были не только розничные инвесторы, но и мировые финансовые институты (что говорит о высоком кредите доверия концерну). Среди них — Goldman Sachs, Morgan Stanley, Societe Generale, BlackRock, Citigroup и другие.

Фото: flickr.com/Leo Molatore

Что будет с компанией

Вот какие могут быть сценарии.

1. Реорганизация Wireсard — это холдинговая компания, на которой практически нет никаких активов, кроме акций дочерних компаний. Между ними и распределен весь бизнес. Возможны такие действия:

  • распределение всех обязательств (кредитов, ценных бумаг) с холдинговой на дочерние компании;
  • банкротство и реорганизация холдинговой компании;
  • финансирование реорганизованной компании за счёт кредитных линий от Бундесбанка (аналог российского Центробанка. — Прим. «Секрета»), облигаций немецкого правительства, резервного фонда E&Y или продажи акций компанию;
  • передача владельцам обязательств Wirecard ценных бумаг реорганизованной холдинговой компании.

2. Слияние или поглощение Инфраструктуры компании уникальна, и рынок понимает, что этот бизнес может стоить дорого. Поэтому компания по бросовой цене может вполне интересна серьёзным игрокам. В таком случае может быть следующий алгоритм действий:

  • правительство Германии объявит меры поддержки для потенциального покупателя или санатора;
  • в рамках конкурсной программы выберут санатора или покупателя с обоснованием бизнес модели оздоровления. Продать компанию могут за символическую сумму в €1;
  • акции, облигации и другие ценные бумаги компании поменяют на ценные бумаги покупателя. Чтобы такая конвертация была справедлива, её нужно проводить не по текущей цене компании, а по более высокой цене.

3. Стратегический инвестор В качестве такового выступить немецкое правительство или E&Y (который в качестве акционера будет внимательнее следить за своими инвестициями). Министр экономики и энергетики Германии Петер Альтмайер говорил, что власти Германии допускают временную национализацию компаний. «Мы не допустим банкротства экономически здоровых предприятий во время распространения коронавируса», — заявил он.

Если немецкие власти спасают, скажем, авиакомпанию Lufthansa, то почему бы им не сделать то же самое с Wirecard?

Фото: facebook.com/Wirecard

Для рисковых инвесторов: есть ли смысл вкладываться в акции банкротящейся компании?

Давайте прикинем, сколько могут стоить компания и акции компании при первом и третьем сценариях. При них срок восстановления стоимости бумаг относительно короткий. Второй вариант — долгосрочный, поэтому оставим его за скобками.

Возьмём для сравнения аналогичные платёжные компании из Европы (Adyen, Wordline) и из США (Square) по показателю отношения стоимости акции к прибыли (P/E). Получаем коэффициенты:

  • Adyen — 218;
  • WorldLine — 60;
  • Square — 333.

Возьмём минимальный показатель (60) и снизим его на 30% из-за стрессовости сценария IT-гиганта. Получаем 42 P/E.

Далее берём средний показатель доходности эти этих компаний за год — 4 евро на акцию. Допустим, реальный доход компании в четыре раза меньше — опять же это стрессовый сценарий.

У Wirecard в обороте 123 млн акций. С учётом описанных выше допущений, компания может принести около €123 млн. Умножаем на наш показатель соотношения стоимости акции к прибыли и получаем €5,166 млрд. Это даёт диапазон (с учётом долга компании и без него) для €25–40 за акцию. Такой может быть рыночная цена акций через один-два года.

Когда компания опубликует реальные показатели, можно будет составить более обоснованный прогноз. Но уже сейчас понятно: у инвесторов есть рискованный шанс сделать ставку на политическую волю властей Германии заработать свои проценты на росте рухнувших акций.

Коллаж: «Секрет Фирмы», Depositphotos.com/unomay

Поделитесь историей своего бизнеса или расскажите читателям о вашем стартапе