28 марта 2017 года в 14:57

«Мы даём власти два месяца»: Краснодарские фермеры о срыве «тракторного марша»

Станичники рассказывают о блокированных дорогах, уголовных делах и избитых журналистах

«Мы даём власти два месяца»: Краснодарские фермеры о срыве «тракторного марша»

Сегодня из Кавказского района Краснодарского края должен был стартовать второй «тракторный марш». Фермеры со всей Кубани недовольны тем, что не могут реализовать право собственности на землю. Крупные агрохолдинги, по мнению протестующих, захватывают земли у местных жителей, а полиция, прокуратура и Следственный комитет бездействуют.

Первый раз фермеры пытались доехать на тракторах до Москвы в августе прошлого года. Тогда им удалось добраться до Ростовской области. На этот раз местные власти не дали участникам мероприятия даже тронуться. Одного из организаторов, Алексея Волченко, за несколько дней до марша посадили в спецприёмник на 12 суток за месячную просрочку в уплате алиментов. Других лидеров движения под разными предлогами не пустили на место сбора. Кроме того, в Кропоткине избили журналистов «Радио Свобода», приехавших освещать событие. «Секрет» узнал подробности у участников марша, которых пока не задержали.

1

Елена Дрюкова

Глава КФХ в посёлке Мирском Кавказского района

Утром меня вызвали в налоговую, но я всё равно сумела добраться до места сбора. Все дороги к нему блокировали, разобрали железнодорожный переезд. Пришлось ехать козьими тропами, по размытым дорогам. В итоге доехали 60 человек — все они живут поблизости. Всех, кто ехал издалека, задержали.

На самом деле мы не собирались сегодня никуда ехать на тракторах. У нас посевная, нам в поле надо быть. Мы просто хотели показать нашей власти, что нас стало гораздо больше: вместо 17 тракторов, как в прошлом году, — 60. И ещё хотели сказать, что отводим власти два месяца на решение наших проблем, иначе сменим экономические требования на политические и сражаться будем уже по-другому. Как? В морду давать. На Руси только так проблемы решаются.

Но, видимо, с нашей властью вообще разговаривать бессмысленно. Они будут до конца держаться за нахапанное. Губернатор — олигарх, глава района — олигарх, глава поселения — олигарх. Ткачёв (Александр Ткачёв, министр сельского хозяйства, экс-губернатор Краснодарского края. — Прим. «Секрета») врёт, что зерна сдали на триллионы рублей. Медведев за ним, как Чебурашка, повторяет. При этом в бюджете моего поселения денег нет — всё украли. С 16 000 га мы должны получать 8 млн рублей земельного налога, а получаем только 5 млн. В итоге бюджет позволяет тратить на жизнь посёлка в день только 5000 рублей. А у нас изношенность водопроводов — 80%. У меня, слава богу, воду отключают только ночью. Но на некоторых других участках её нет вообще никогда.

Новых планов у нас пока нет. Вроде должна быть встреча с генпрокурором Юрием Чайкой, за спиной которого наш бывший прокурор Леонид Коржинек спрятался. Понаделал тут делов и скрылся в Москве. Вместо него нам прислали прокурора из Калининградской области, который уже два месяца почему-то не может приступить к обязанностям. Хотя вот неделю назад нас принимал Александр Бастрыкин. Очень быстро вникал во все наши проблемы, грозно смотрел на подчинённых, обещал, что все компенсации по незаконно возбуждённым делам заставит их платить. Мы, радостные, возвращаемся к себе — а тут ничего не поменялось. Следователи нам говорят: «Бастрыкин вам что-то пообещал? Ну так езжайте к нему снова и просите».

2

Николай Маслов

Глава КФХ в станице Дмитриевской Кавказского района

Я второй день подряд сижу в отделе полиции. Вчера меня остановили на посту ДПС — якобы моя машина подходит под ориентировку на автомобиль, скрывшийся с места ДТП. Меня мурыжили несколько часов, пока не приехали журналисты с «Радио Свобода», которых сегодня избили. Полиция увидела камеры, потеряла интерес и отпустила.

Сегодня сбор на марш был назначен на 10 утра. Но в 9:30 меня снова задержали на посту ДПС. Сначала обыскивали автомобиль, потом препроводили в отдел полиции Кавказского района. Там со мной пообщался один сотрудник, потом другой. Я взял 51-ю статью (отказ от дачи показаний. — Прим. «Секрета») и жду третьего.

В 2013 году я самовольно использовал заброшенный участок земли, на котором сажал пшеницу. Потом выяснилось, что он принадлежит местной воинской части. На меня завели административное дело, выписали два штрафа, которые я оплатил. Теперь они пытаются возобновить то дело и переквалифицировать его в уголовное. Говорят, что «плохо расследовали».

Я пока в полиции и не знаю, что происходит на месте сбора фермеров. Но есть ощущение, что марш сорвали. Волченко сидит уже четвёртые сутки. Другого организатора Олега Петрова тоже задержали якобы за мошенничество в крупном размере. Людмиле Кушнарёвой из Псехако перегородили выезд из посёлка. Ребят из Новопокровской и Павловской задержали в Тихорецке. Почти все потенциальные участники тракторного марша задействованы в разных следственных действиях. Сотрудникам полиции дана команда задержать нас любыми методами.

Новые планы мы пока не составили. Для этого надо будет всем вместе собраться, если нам позволят это сделать. Но я уже, честно говоря, не только за свою свободу переживаю, но и за жизнь и безопасность семьи. Последние недели у меня возле двора постоянно дежурят два-три человека в гражданском — то ли сотрудники полиции, то ли бандиты. Гуляют вокруг, заглядывают во двор, который у меня не огорожен. Я даже звонил в администрацию президента, просил о защите — они же могут любые провокации устроить. К одному из дежурных я подходил, спрашивал, что он тут делает. Он ответил: да я к дядьке приехал, вон он в доме на углу обитает. Только в том доме, на который он показал, уже давно никто не живёт.

Прошу прощения, меня тут сотрудники полиции вызывают, вынужден попрощаться.

3

Нина Карпенко

Глава КФХ в станице Привольная Каневского района

Я сейчас далеко от Кавказской нахожусь. Меня на марш не пустили сотрудники полиции. Заблокировали машину, вызвали. Не хочу об этом говорить.

Дело не в том, поехала я или нет. Наша цель — не марш провести, а добиться выполнения закона в Краснодарском крае, прекратить рейдерские захваты. А марш — это вынужденная мера, так как у нас на Кубани системно нарушаются права населения.

Я законопослушный человек, я не хочу быть оппозицией. Но я хочу, чтобы мои права защищали на государственном уровне, а не обкрадывали весь народ. Экс-губернатор Александр Ткачёв сколотил себе хозяйство в 700 000 га за время правления. Это как вообще возможно? При этом у нас один фермер из станицы Челбасской уже несколько лет не может выделить свою и родительскую землю. Но администрация края не занимается нашими проблемами. Прокуратура и СК наши жалобы не рассматривает, только отписываются. Они защищают только права собственности толстосумов.

Мы пытаемся поменять ситуацию не только маршами. Я уже писала в Госдуму и Совет Федерации об изменении законодательства. Теперь буду писать в Конституционный суд. Права крупных, вертикально интегрированных предприятий нужно ограничить, потому что они несут только разруху для коренного населения станиц. Для них сельское хозяйство — это только бизнес. Для нас это личное. От успешности нашей работы, например, зависит и работа больницы. До 2000-х годов у нас жили 10–15 врачей, а сейчас остался только сестринский уход.

Фотография на обложке: Алина Десятниченко / «Секрет фирмы»

Обсудить ()