Как складывались судьбы компаний, изгнавших основателей-визионеров

Чей путь повторит Uber?
21 июня 2017 в 20:06

Трэвис Каланик больше не работает в Uber. Основатель сервиса оставил пост CEO по требованию пяти крупнейших инвесторов. Повод — череда медийных скандалов, спровоцированных сотнями жалоб сотрудников на сексуальные домогательства и дискриминацию. «Секрет» вспоминает истории трёх других стартаперов-визионеров, которым пришлось покинуть основанные ими компании.

Коп Дурова

© Albert Gea / Reuters

«Могильщик веба» Юрий Мильнер был единственным инвестором, сумевшим обаять 23-летнего Павла Дурова, за год набравшего миллион пользователей в основанной им соцсети «ВКонтакте». Дело было в 2007 году, и Мильнер ещё не взял в партнёры миллиардера Алишера Усманова и не отошёл от управления своими российскими интернет-активами.

Дуров начинал с разработки и администрирования студенческого форума СПбГУ и онлайн-копилок материалов для подготовки к сессиям по гуманитарным специальностям. Его друг Вячеслав Мирилашвили, вернувшийся из США, показал ему закрытую соцсеть университетов Лиги плюща — Facebook. В её профилях могли использоваться только реальные имена, фамилии, фотографии. В качестве логинов выступали адреса электронных почтовых ящиков. В ноябре 2006 года Дуров использовал форум spbgu.ru для раскрутки соцсети, разместив объявление, в котором активно зазывал регистрироваться в «приложении к форуму» — это и была «ВКонтакте».

Когда Мильнер сосредоточил усилия на инвестициях в глобальные стартапы вроде Facebook, Дурова начали терроризировать топ-менеджеры усмановской Mail.Ru Group, которые требовали более интенсивно монетизировать соцсеть и пытались поставить её сооснователя и гендиректора в зависимое от них положение. Дуров поднял публичный скандал по этому поводу, и Усманов приструнил «злых полицейских», начав переговоры с Дуровым в образе «доброго». Компаньоны договорились о действиях по выкупу долей партнёров Дурова — сооснователей «ВКонтакте» Вячеслава Мирилашвили и Льва Левиева, но дальше что-то пошло не так.

Практически одновременно появились новости о покупке долей Мирилашвили и Левиева (суммарно 48%) инвестфондом UCP и наезде автомобиля, за рулём которого предположительно был Дуров, на сотрудника ГИБДД. Как позже заявил Дуров, за UCP стоял ближайший соратник Путина — Игорь Сечин. Уголовное дело по факту наезда как бы демонстрировало серьёзность намерений нового акционера. Сама эта сделка оказалась возможной из-за юридической «дыры» в договоре Дурова, Мирилашвили и Левиева с Мильнером, согласно которому акционеры не имели преимущественного права выкупа долей совладельцев и принадлежащих им фирм.

В итоге уголовному делу ходу не дали, Дуров вернулся из временной эмиграции в Россию, и Усманов выкупил уже его долю за $300 млн (согласно консенсусной оценке аналитиков). Основатель остался генеральным директором, но долго не выдержал и в условиях давления силовиков на «ВКонтакте» (при провластной позиции акционеров в этом вопросе) в апреле 2014 года написал заявление об увольнении по собственному желанию.

Слишком много Шонов для одного стартапа

Шон Паркер (слева) и Шон Фэннинг

© Airtime / Brew PR

Взбалмошный и заносчивый интернет-деятель Шон Паркер в нулевых приложил руку к созданию многих ярких проектов (среди них, например, Facebook, Spotify и Plaxo), но оказался не у дел в собственном стартапе — пиринговой сети для обмена музыкой Napster. Паркера выгнали в 2001 году, а вскоре после этого компания прекратила существование, не справившись с давлением со стороны Ассоциации звукозаписывающих компаний США (Recording Industry Association of America — RIAA).

Бывший хакер Шон Паркер познакомился с будущим сооснователем и автором идеи Napster Шоном Фэннингом (Нэпстер — его школьное прозвище) в интернет-чате. Первому тогда было 19 лет, второму — всего 15. Удачная идея, $50 000 на старт и хороший код позволили двум Шонам в 1999 году создать уникальный сервис, которому было суждено изменить музыкальную индустрию. Менее чем через год после старта, в апреле 2000-го, Napster регулярно посещали более 10 млн человек, ещё через пару месяцев аудитория увеличилась вдвое.

Проект Паркера и Фэннинга был особенно популярен среди студентов. В США некоторые вузы даже жаловались, что на скачивание музыки временами приходилось до 60% интернет-трафика. Очень скоро многие британские и американские университеты заблокировали доступ к ресурсу, чтобы снизить нагрузку на свои сети. В ответ инициативная молодёжь из Университета Индианы организовала группу «Студенты против цензуры в университетах» и запустила онлайн-петицию, чтобы отстоять своё право скачивать любимые композиции. В результате в нескольких вузах запрет на пользование Napster сняли.

Napster даже не пытался договориться с музыкальными лейблами об использовании песен их артистов. Весной музыканты Metallica обратились в суд, обвинив создателей сервиса в нарушении авторских прав и вымогательстве. Соответчиками выступили Йельский университет, Университет Индианы и Университет Южной Калифорнии. Требования артистов были удовлетворены — Napster пришлось отключить несколько сотен тысяч юзеров, раздававших композиции группы. Вскоре последовали другие аналогичные процессы.

В конце 2000 года с беспрецедентным нарушением авторских прав начала бороться и RIAA. Пользователи понимали, к чему всё идёт, и старались скачать как можно больше бесплатных треков, пока ресурс не заблокировали. Весной 2001-го Napster достиг пика популярности, в этот момент у сервиса было более 80 млн пользователей.

Статус пиратского ресурса №1 не помешал Паркеру и Фэннингу привлечь инвестиции. В мае 2000 года фонд Hummer Winblad Venture Partners вложил в Napster $15 млн. Монетизацию Паркер и Фэннинг запустить не успели. За всё время своего существования компания заработала жалкие $100 000 на продаже маек, кепок и прочего мерча с лого Napster. Выплачивать компенсацию правообладателям пришлось за счёт инвесторских денег. Судебный процесс с RIAA закончился штрафом в $36 млн и блокировкой.

Паркер покинул компанию чуть раньше. Сооснователя выставили за дверь после того, как было предано огласке одно из его электронных писем, в котором он назвал пользователей Napster пиратами. После того как компания пережила банкротство, права на бренд и логотипы Napster были разыграны на аукционе. Они несколько раз меняли владельцев и сейчас принадлежат платному стриминговому сервису Rhapsody.

Как торговец уволил визионера

© Seth Wenig / Reuters

История Стива Джобса легко могла стать банальной историей фиаско, но оказалась одним из самых впечатляющих бизнес-кейсов. В 1985 году совет директоров и CEO Apple Джон Скалли, которого Джобс ранее сам переманил из PepsiCo, решили, что больше не нуждаются в услугах чудаковатого фаундера, который проваливает один проект за другим и провоцирует конфликты между подразделениями.

Главной причиной изгнания Джобса стал провал первого Macintosh, с которым он связывал большие надежды и развивал в ущерб другим продуктам. Это была уже вторая попытка Apple сделать массовый компьютер с графическим интерфейсом. Первая — проект Lisa (считается, что модель была названа в честь дочери Джобса) — провалилась из-за высокой цены и проблем с качеством.

Продажи Mac поначалу обнадёживали, но уже через несколько месяцев пошли вниз. Отчасти это было связано с маркетинговыми просчётами, отчасти с тем, что потребители, привыкшие к интерфейсу с командной строкой, в 1984 году просто не понимали, зачем им эта красивая, но при этом довольно дорогая игрушка.

«Тогда я не осознавал этого, но увольнение из Apple стало лучшим, что со мной вообще когда-либо случалось, — вспоминал потом Джобс. — Груз успешности сменился лёгкостью начинающего, у которого нет уверенности ни в чём. Эта история освободила меня и стала началом одного из самых творческих периодов в моей жизни».

После ухода из Apple Джобс сразу же создал компанию NeXT и продолжил воплощать давнюю мечту о мощном, универсальном, очень красивом и простом в использовании компьютере. Apple подала на бывшего сотрудника в суд, он в ярости распродал акции. Компьютеры, созданные Джобсом в NeXT, как и Macintosh, тоже получались слишком дорогими. Аудитория оказалась слишком узкой, популярными они не стали.

У Apple дела тем временем тоже шли из рук вон плохо. Продажи её компьютеров падали, не выдерживая конкуренции с ПК на Windows. Компания пыталась нащупать новые ниши, выпуская новые типы устройств (коммуникаторы, фотокамеры, CD-плееры и игровыми приставками), но все они с треском проваливались. В середине 1990-х было очевидно, что Apple идёт ко дну: в 1995–1996 годах убытки составили почти $2 млрд. Спасти компанию могло только чудо — и оно произошло.

В 1997 году Apple заплатила $426 млн за NeXT Software, осколок NeXT. Джобс получил должность генерального директора и акции компании на $1,5 млн. Закрыв провальные проекты и уволив более 3000 сотрудников, Джобс взялся за новый компьютер и новую операционную систему, в основу которой легли разработки NeXT. Первый же iMac стал сразу стал бестселлером. Всего через полгода после старта продаж компания вновь стала прибыльной.

После мир ещё не раз (на самом деле практически каждый год) сходил с ума от новых устройств Apple: MacBook, iPod, iPhone, iPad и других. Возможно, всё сложилось бы иначе, если бы Джон Скалли не выгнал Джобса из компании в 1985 году.

Комментарии

Ещё по теме
Загрузка...
Загрузка...