07 августа 2017 года в 16:14

Богатей как патриций: Продолжение бестселлера «Как управлять рабами»

Бизнес-секреты античного воротилы

Богатей как патриций: Продолжение бестселлера «Как управлять рабами»

Благородный патриций ни за что не свяжет жизнь с мелкой торговлей. Другое дело — заимодавство, риэлтерский бизнес или хотя бы сельское хозяйство. Согласно представлениям древних римлян, эти занятия позволяют разбогатеть без ущерба для репутации.

В издательстве «Олимп–Бизнес» выходит книга «Upgrade по-римски: руководство для варваров» профессора Кембриджского университета Джерри Тонера, продолжение его же бестселлера «Как управлять рабами».

Римский рабовладелец-аристократ Марк Сидоний Фалкс, от лица которого ведётся повествование, рассказывает, как прийти к успеху в античном бизнесе. Все советы вполне актуальны и в XXI веке.

«Секрет» публикует самый характерный фрагмент, который научит вас выбирать нишу для стартапа, инвестировать и выколачивать долги.

Однажды солнечным днём я обедал в Риме с двумя друзьями юности, которых не видел уже несколько лет. Естественно, нам было интересно, как у кого сложилась жизнь. Когда мы были молоды, наши семьи занимали в обществе примерно одинаковое положение. Но с тех пор многое изменилось. Один всё потерял из-за ряда неосмотрительных торговых предприятий, другой тихо жил в фамильной усадьбе, я же сделал блестящую карьеру в армии и на императорской службе. Теперь я значительно превосходил их и статусом, и имуществом, и богатством.

Тебе, читатель, тоже надо стремиться вверх по социальной лестнице. Единственное, что для этого необходимо, — деньги. Что бы ни являлось твоей целью: земельная собственность, рабы или государственная служба, — всё это потребует немалых денежных затрат.

Для того чтобы достичь вершины своих амбиций и стать сенатором, потребуется не меньше миллиона сестерциев, а перейти в сословие всадников можно, располагая и четырьмястами тысяч.

Каков бы ни был уровень твоих устремлений, я расскажу, какие существуют возможности упрочить собственное и семейное благосостояние и таким образом повысить свой социальный статус. Начнём с самых основ. Прежде всего, следует понимать, какие занятия приличны благородному человеку, а какие недопустимо вульгарны.

Первое из неприемлемых занятий — мытарь, сборщик налогов. Эти люди не только вынуждены иметь дело с простолюдинами, но и кормиться от них. Следующий вульгарный источник средств — работа по найму за деньги, особенно если она ограничивается только физическим трудом. Плата, которую получают такие люди, — это фактически символ их рабства. Плебеями следует считать и тех, кто связан с торговлей в розницу. Они покупают у оптовиков, а потом с прибылью продают товары непосредственно людям с улицы. Они не смогли бы заработать, если бы не обманывали, назначая цену своему товару, а лгать — последнее дело.

© Glevalex / Shutterstock

Далее идут те, кто занят квалифицированным трудом. В мастерской ремесленника нет ничего благородного. Самые низкие профессии у тех, кто работает, чтобы доставить другим физическое или чувственное удовольствие: рыбаки и рыботорговцы, мясники, повара и торговцы птицей. Сюда же добавим парфюмеров, танцовщиков и прочих популярных особ.

Из множества уголков империи, где я побывал, Александрия в Египте — место, где представители подобных ремёсел больше всего гордятся своим мастерством. У жителей этого города ужасная репутация — и поделом: они непредсказуемый, лживый и агрессивный народ. Но город их процветает, и практически никто в нём не бездельничает. Некоторые работают стеклодувами, другие изготавливают бумагу, ткут лён или заняты ещё каким-то делом. Хромые, слепые и евнухи — и те имеют свои занятия, даже безрукие калеки не сидят без дела. Их единственное божество — деньги, их они любят страстно, независимо от своих религий.

Самые низкие профессии у тех, кто работает, чтобы доставить другим физическое или чувственное удовольствие

Почему простому человеку нужно освоить ремесло, понятно, если сравнить заработок искусного мастера с доходом простого рабочего. Неквалифицированным трудом — будь ты рабочий на ферме, погонщик мулов или золотарь-ассенизатор — можно заработать около сестерция в день. По сравнению с ними плотники и каменщики зарабатывают вдвое больше — до целых двух сестерциев в день, а кто умеет делать то, что способен оценить человек со средствами, — например, расписывать стены или выкладывать пол мозаикой, — могут заработать и в разы больше. Однако будь осторожен с теми, кто отверг ремесло своих предков в погоне за менее уважаемой, но более выгодной профессией. Чего стоит человек, чьи предки были полководцами, а сам он опустился до пения и игры на свирели? Того, кто продолжает заниматься таким же неблагородным ремеслом, что и его предки, трудно в этом упрекнуть. В людях, которые довольствуются своим жребием и не пытаются подняться выше, есть что-то чрезвычайно достойное. Не каждый в силах получить профессию выше той, которую получил его отец. Иначе кто стал бы заниматься низким, но необходимым обществу трудом?

Профессии, которые либо требуют больше ума, либо служат общественному благу, — например, медицина, архитектура и преподавание, — все годятся для того, кто начинает со скромной социальной ступени. Только мелкая торговля вульгарна. Если заниматься ею масштабно, ввозя крупные партии товаров со всего света и затем продавая их оптом, не опускаясь до мошеннических уловок розницы, то такая торговля не удостоится осуждения. Она даже может внушать уважение — при условии, что тот, кто ею промышляет, отойдёт от рыночных операций и вложит заработанное в покупку загородного поместья. Но из всех занятий, доступных человеку, ничто не может сравниться с сельскохозяйственным трудом. Нет работы выгоднее, приятнее и уместнее для свободного человека.

© Mortise and Tenon

Что касается денег, вот несколько правил, которые тебе могут пригодиться.

— Не трать больше, чем получаешь, не то скоро проешь то, чем владеешь. Лучше обеспечь себя с избытком и понемногу добавляй к капиталу, чтобы иметь страховку от несчастного случая, катастрофы или коммерческого убытка.

— Когда инвестируешь, вкладывай деньги только в то, в чём разбираешься. Не покупай поместье, если ничего не смыслишь в сельском хозяйстве или не располагаешь капиталом для его развития. Не скупай поместья, раскиданные далеко друг от друга: ты не сможешь за ними приглядывать. Не уподобляйся обжоре, который ест больше, чем в силах переварить, и у которого переедание приводит к рвоте, а не насыщению.

— Что касается трат, избегай скаредности, не отказывай в помощи родным, друзьям или бывшим рабам. Совершенно не обязательно ограничивать себя лишь самым простым и необходимым. Но и не трать слишком много на прихоти или на излишества, выходящие за рамки того, что пристало человеку твоего положения. Драгоценности нужны только царям, книги — только учёным.

— В делах будь осторожен с теми, чья слава бежит впереди них. Если слышишь, что кто-то использовал фальшивые гири, отмеряя свой товар, или ударил покупателя по щеке, или оскорбил, — избегай иметь с ними дело.

Не трать больше, чем получаешь, не то скоро проешь то, чем владеешь

Твой долг — вести домашнее хозяйство прибыльно, насколько этого возможно добиться благородными средствами. В повседневной жизни часто приходится расставлять приоритеты. Мы можем спросить себя, что важнее: здоровье или деньги? Потратить деньги на удовольствия или лучше вложить в работы по дому? Когда богатству следует предпочесть славу? Способна ли городская недвижимость принести больше дохода, чем ферма? Вспоминаю знаменитое высказывание старого Катона. Когда его спросили, какое занятие приносит собственнику больше всего дохода, он ответил: «Успешное разведение скота». Его спросили: «А после этого?» Он ответил: «Умеренно успешное разведение скота». — «А следующее?» — «Разведение скота почти без успеха». — «Есть ли что-нибудь ещё?» — «Зерновые», — ответил Катон. Собеседник спросил: «А как насчёт ростовщичества?» — «А как насчёт убийства?» — ответил Катон. Мы должны помнить, что делать деньги — это вопрос морали, а не только финансовых операций, и соответственно оценивать свои решения, связанные с управлением финансами.

Позже Катон пришёл к выводу, что сельское хозяйство — скорее удовольствие, нежели доход. Поэтому он инвестировал в менее рискованные предприятия. Он покупал пруды, горячие источники, другие участки, которые активно используют прачки, и всё это приносило ему недурную прибыль. Кроме того, он ссужал деньги самым позорным образом из всех возможных. Он финансировал торговые суда по такой схеме: требовал, чтобы все заёмщики объединялись в большую компанию, а когда она достигала пятидесяти участников и такого же количества судов, одну долю в компании брал себе. Не желая пачкать рук и марать своё имя участием в торговле, он использовал представителя — своего вольноотпущенника по имени Квинтион, который присматривал за всеми его предприятиями и обеспечивал их прибыльность. Таким образом, за каждое конкретное плавание Катон рисковал лишь малой частью своего капитала, а торговля в целом приносила существенный доход.

<…>

Из-за угрозы пожара городская собственность не всегда была надёжным вложением капитала. Однажды, поднимаясь на Циспианский холм, мы с моим другом Юлианом увидели, что высокое многоквартирное здание в несколько этажей загорелось.

Пламя быстро перекинулось на окружающие постройки, и заполыхал целый квартал. Мы глядели на языки пламени, взлетающие высоко в небо; затем Юлиан обернулся ко мне и сказал: «Городская недвижимость приносит очень хороший доход, но риски — ещё выше.

Если бы можно было изобрести способ, чтобы римские дома перестали постоянно гореть, — клянусь Юпитером, я бы продал все свои сельские усадьбы и купил бы дом на Эсквилине!» Конечно, он прав. Зачастую городская недвижимость — это большая головная боль. Две моих собственных лавки недавно рухнули, а в остальных полно трещин, словно и они собираются последовать тому же примеру. Оттуда сбежали даже мыши. Разумеется, человека моего достатка, смотрящего на жизнь философски, это не беспокоит, но другие, и таких немало, вечно паникуют при мысли о том, что их городская собственность может превратиться в развалины.

© Bardo National Museum

Ссужать деньги выгодно всегда. Обычный процент по займу под залог земли в Италии — 6%, а по займам без залога — 12% в год, или 1% в месяц. Я заключил немало таких контрактов, в том числе много в провинциях. Помимо того что ссужать выгодно само по себе, это ещё позволяет быть полезным своим друзьям: предоставлять им комиссионные или продавать долю в сделке по какому-нибудь предприятию, которое выглядит особо привлекательным. Конечно, вовлекать друзей в бизнес следует с осторожностью. Если они потеряют свои средства из-за того, что заёмщик объявит себя неплатёжеспособным, то будут винить тебя, сколько бы ты ни предупреждал их о рисках заранее.

Мы, заимодавцы, живём в постоянной тревоге. Одолжив деньги торговцу, не спишь ночами и прислушиваешься к каждому ветерку или далёкому раскату грома, опасаясь, не погибнут ли на море его корабли. Надо уметь самому оценивать кредитоспособность человека. Как говорится, «кто верит всему, что ему скажут, не преуспеет, особенно в бизнесе». Подобно гладиатору на арене, предприниматель должен выстраивать тактику. Невозможно указывать заёмщику, на что потратить деньги, но можно приглядывать за тем, что он затевает и где находится, на тот случай, если он столкнётся с денежными трудностями и решит, что лучше сбежать, чем судиться с тобой.

У Эзопа есть басня о летучей мыши, которая заняла денег, чтобы заняться бизнесом вместе с терновником и нырком. Когда корабль утонул, летучая мышь всё потеряла и с тех пор так боится встречи с кредиторами, что отправляется на поиски пищи только по ночам.

© Bardo National Museum

Если кто-то из твоих должников объявляет себя неплатёжеспособным, поступить с ним надо со всей суровостью. Продай всё его имущество, какое только можно по закону, вплоть до одежды, которая на нём надета. Если и этого не хватит, чтобы покрыть его долг, надо продать в рабство его детей. За здоровых детей и младенцев должны дать хорошую цену, а остальных твоих заёмщиков эта продажа заставит подумать, прежде чем объявлять себя несостоятельными должниками.

Дефицит продуктов тоже предоставляет обширные возможности для обогащения. В такие периоды цена на зерно взлетает и беззалоговые краткосрочные займы можно давать под 50% годовых.

Бедняку, который хочет разбогатеть, надо очень хорошо соображать. Возьми за образец Эроса, бога любви, чьей матерью была Бедность, а отцом — Изобретательность. Он унаследовал качества обоих родителей. Подобно матери, он испытывает нужду и лишения, он бос и бездомен, ночует на улице, на голой земле. Но, как и его отец, он всегда стремится к прекрасному, смело ищет лучшего и вечно изобретает не одно, так другое, чтобы получить желаемое. Только постарайся в погоне за богатством не выходить за рамки приличий.

Скатиться до уровня вульгарного плебея очень легко. Одному из моих вольноотпущенников однажды приснилось, что он ест свои собственные фекалии с хлебом и ему это нравится. Сон оказался вещим. Ему повезло вступить в права наследования, но добился он этого незаконными путями. То, что во сне он получал удовольствие, указывало, что его ждёт некая выгода; но присутствие собственных экскрементов говорило, что его притязания будут спорными, а действия сомнительными. Иными словами, его выигрыш окажется неприглядным.

Книга предоставлена издательством «Олимп–Бизнес»

Обсудить ()
Новости партнеров