Дара Хосровшахи (Uber): «Главное транспортное средство — не автомобиль»

Как компании живётся с новым СЕО
10 сентября 2018 в 15:09

Дара Хосровшахи в 2015 году стал самым высокооплачиваемым топ-менеджером США. Он родился в Иране, а в Америку переехал вместе с родителями в 10 лет. Год назад Хосровшахи стал гендиректором Uber, сменив основателя сервиса Тревиса Каланика. Этот год был сложным: убытки компании продолжали расти, работу Uber ограничивали в разных городах, беспилотный автомобиль попал в аварию и насмерть сбил пешехода. Хосровшахи рассказал на ежегодной конференции Disrupt издания TechCrunch о том, как компания будет развиваться дальше. Мы приводим самые интересные отрывки из выступления.

О себе и годе в компании

Год назад я понятия не имел, во что ввязываюсь. От всех остальных цифровых компаний нас отличает то, что мы управляем физическим миром. Вы нажимаете на кнопку — к вам приезжает машина, вам привозят бургер. Физический мир намного сложнее организовать, чем цифровой, не говоря уж об их взаимодействии. Поэтому я ожидал, что мне придётся много общаться с правительственными организациями, контролирующими органами, но также понимал, что здесь сложно что-то предугадать, пока не окажешься в гуще событий. Это интересный путь, и я продолжаю учиться в процессе.

О велосипедах, самокатах и другом транспорте

Сейчас наша главная цель — сделать так, чтобы Uber стал не просто платформой для перевозки пассажиров, а транспортной компанией. Мы стараемся уничтожить сегрегацию в вопросе владения автомобилем. Автомобиль — это потрясающее транспортное средство, которому можно найти огромное количество применений: едете ли вы на работу, отвозите ли детей в школу, отправляетесь за покупками, в гости — вам не нужна отдельная машина для каждого из этих случаев. Но когда речь идёт о крупных городах и о сервисах, понятно, что все эти ситуации можно разделить. Если вам одному надо проехать 4 км по центру большого города, вам ни к чему брать машину. Это плохо и для города, и для вас.

Наше преимущество в том, что у нас очень большая аудитория, которая сообщает нам, откуда и куда отправляется, и мы уже можем предложить ей разные варианты, чтобы преодолеть эти 4 км. Например, взять велосипед. Добраться на велосипеде может быть быстрее и точно полезнее для здоровья. Таким образом, шаг за шагом, мы распределим функции автомобиля по другим сервисам. Наши инженеры с энтузиазмом берутся за разработку специального программного обеспечения, алгоритмов, сбора информации о пользователях.

© Nga Tran / Flickr

Конечно, есть сложности. Например, новый закон предполагает, что в Сан-Франциско теперь, чтобы перемещаться на самокате, нужны права. Конечно, мы были не очень рады этому. Но мэрия города делает всё, чтобы горожанам жилось комфортно, и мы, я надеюсь, своей работой доказываем, что у нас отличные услуги, отличная техника, эффективная и практичная. Так что скоро мы окажемся на улицах Сан-Франциско. Опять же есть много других городов.

У нас пока нет своих самокатов, мы сотрудничаем с компанией Lime и планируем интегрировать их сервис в Uber. Они представлены во многих городах. Кроме этого мы развиваем сервис электрических велосипедов Jump, недавно мы получили лицензию в Санта-Монике.

О беспилотных автомобилях

В начале года случилась авария при тестировании нашего беспилотного автомобиля. Это был тревожный звонок для нас — и очень серьёзный. Ты предполагаешь, что такое может теоретически произойти, но реальный случай гибели человека просто сбивает тебя с ног. Мы сразу же убрали с улиц наши беспилотники, и это было единственным верным решением в такой ситуации. И мы начали переосмыслять все процессы от разработки до тестирования и вносить в них фундаментальные изменения.

Прямо сейчас наша основная цель — вернуть на улицы беспилотные автомобили, сделав их как можно более безопасными. Наше огромное преимущество состоит в том, что мы можем делать потрясающие разработки параллельно с программным обеспечением. К этому добавляется партнёрство с разными компаниями, например с Toyota, и сотрудничество с другими компаниями, которые делятся с нами своими технологиями. Мы уверены, что необходима гибридная транспортная система. Сейчас автомобилем управляет человек, но уже появляются электромобили, а затем наступит время беспилотников. И в ближайшие лет десять это основной курс. Как монетизировать беспилотные технологии? Пока этот вопрос не самый актуальный. В обозримом будущем мы будем работать изо всех сил над развитием наших технологий.

Об отношениях с инвесторами, убытках и IPO

В следующем году Uber станет публичной компанией, несмотря на убытки, которые мы получили в прошлом квартале. Я хочу подчеркнуть, что инвесторы сосредоточены на более длительном сроке, не на трёх месяцах. Они готовы платить — и очень много, чтобы публичная компания росла. На рынке транспортных средств, которые заменят личные автомобили, крутятся миллиарды. Наш доход составляет примерно $6,5 млрд. Размеры рынка и возможности роста на нём огромны. В самом Uber у нас есть сегмент проката автомобилей, который развивается по всему миру и в котором у нас практически нет конкурентов. Uber Eats — крупнейшая платформа по доставке еды. Кроме этого, у нас есть прокат велосипедов и самокатов. И если взять, например, три сегмента: велосипеды, самокаты и грузовые перевозки — и сравнить их с UberX по динамике роста, то окажется, что у нас есть три компании, которые имеют практически те же показатели, что и UberX. Получается, что в нашем портфолио уже четыре успешных бизнеса.

© Nga Tran / Flickr

Вот что мы расскажем инвесторам: у нас компания, которая имеет огромные перспективы роста на огромном рынке. И если вдруг среди них будет инвестор, которому важнее всего квартальный отчёт, возможно, он окажется неподходящим для Uber. Но для инвестора, которому интересна компания, устроившая революцию на транспортном рынке и имеющая на данный момент лучшие показатели, несколько успешных сегментов и беспилотные технологии, Uber — идеальный вариант. Я уверен, таких много. Предстоит сделать ещё много работы, сильно дисциплинировать себя, но я на публичном рынке уже 14 лет, и я знаю, о чём говорю.

Каким будет мир и Uber через десять лет

Я надеюсь, что через десять лет никто больше не будет иметь собственный автомобиль. Я считаю, что будущее за личным электротранспортом. Сейчас все сходят с ума по электросамокатам — вот наша ниша. Мы создали новую организацию под руководством Рейчел Холт, которая делает невероятную, сложную работу, и эта организация должна изучить, в каком направлении личные транспортные средства должны развиваться. Мы уверены, что главное транспортное средство — это не автомобиль. Мы хотим выяснить, что придёт на смену, и, безусловно, стать лидерами в этой области. А такси в течение этих десяти лет будет представлять меньше 50% нашего бизнеса.

Настоящие новаторы — это те, кого в начале называли сумасшедшими. И сейчас мы даже рады, когда нас так называют. Сейчас половина населения земного шара живёт в городах. В будущем их будет две трети. Для таких компаний, как наша, это большой плюс, но для городов — огромная проблема, они не могут развивать инфраструктуру, как раньше. Архитекторы уже делают выбор в пользу вертикального строительства, и транспортная система тоже должна последовать этому примеру. Подземный транспорт, надземный транспорт — за ними будущее. Добавить к ним современные технологии, и мы получим курс на ближайшие десять лет.

Фотография на обложке: Bloomberg/ Getty Images

Подписывайтесь на «Секрет фирмы» в «Яндекс.Дзене» и Google News.

Нам важно ваше мнение

Ещё по теме
Загрузка...
Загрузка...