13 июля 2017 года в 08:17

Как привлечь руководство компании к ответственности по её долгам

И почему не всегда удаётся это сделать

Как привлечь руководство компании к ответственности по её долгам

Одно из важнейших достижений в истории корпоративного права — принцип ограниченной ответственности участников компании по её долгам. Его суть состоит в том, что размер имущественной ответственности учредителя юридического лица ограничивается размером его доли в уставном капитале. При этом компания самостоятельно отвечает по обязательствам всем принадлежащим ей имуществом и не несёт ответственности по обязательствам своих участников.

Он создаёт благоприятные условия для рискованных инвестиций, так как позволяет заранее ограничить возможные убытки учредителей. Рост мировой экономики в XIX–XX веках в числе прочего был обусловлен именно его внедрением. Словом, принцип ограниченной ответственности — очень полезный инструмент. Но не всегда его используют так, как это было задумано законодателями.

В России масштабы злоупотреблений превышают все допустимые пределы, ограниченная ответственность интерпретируется бизнесом скорее как отсутствие ответственности. Такому восприятию способствуют в числе прочего крайне низкие требования законодательства к размеру уставного капитала хозяйственных обществ: всего 10 000 рублей для общества с ограниченной ответственностью.

Номинальные директора и учредители, реорганизации, присоединения, брошенные компании — это неполный список ухищрений, к которым прибегают недобросовестные владельцы компаний и топ-менеджеры, чтобы избежать личной ответственности по долгам бизнеса. Зачастую им всё сходит с рук.

Ответственность учредителей банкрота ограничена их вкладом в уставный капитал, а он редко превышает 10 000 рублей

Бесчестные руководители специально структурируют бизнес таким образом, чтобы все активы оказались у одних компаний, долги — у других. В предбанкротный период в результате цепочки сделок активы передаются собственникам, аффилированным компаниям и т. п. В результате имущественным правам кредиторов причиняется огромный вред: они не могут обратить взыскание на имущество должника — юридического лица, поскольку оно ему уже не принадлежит. Ответственность учредителей банкрота при этом, по общему правилу, ограничена их вкладом в уставный капитал (обычно — минимального размера).

Яркие примеры таких схем обнаруживаются при банкротстве финансовых учреждений. Так, при банкротстве одного регионального банка его руководство и собственники вывели подобным образом ликвидные активы на сумму более 4 млрд рублей. Это показали результаты проверки, проведённой временной администрацией. При общем размере обязательств перед кредиторами в размере 8,2 млрд рублей остаточная стоимость активов банка уменьшилась до 2 млрд. Большая часть кредиторов — граждане. Им удастся вернуть только суммы, застрахованные государством: не более 1,4 млн рублей. Кредиторам — юридическим лицам долги, вероятно, не будут выплачены вовсе.

Другой популярный способ ухода от ответственности — назначение номинального директора. Это лицо занимает свою должность формально и не принимает реального участия в управлении компанией. Фактически это подставное лицо: такой директор ставит подпись на документах или выдаёт доверенности, рискуя быть привлечённым ко всем видам ответственности за совершённые действия, включая уголовную. Часто эту должность предлагают как подработку студентам или же просто используют асоциальных лиц (например, страдающих алкоголизмом и т.п.). Иногда обнаруживается, что номинальный директор, умерший несколько лет назад, продолжает ставить подписи и выдавать доверенности с того света.

Использование подставного человека позволяет переложить на него ответственность за сомнительные операции. Реальным же собственникам бизнеса мало что грозит. Иногда они всё же привлекаются к субсидиарной ответственности, но это бывает достаточно редко. Бенефициар может избежать даже минимального риска, если переоформит компанию на номинальных участников — например, продав свою долю в компании доверенному лицу.

Номинальный участник или учредитель — ещё одна уловка недобросовестных руководителей — может пригодиться и в ситуации, когда надо бросить компанию вместе с долгами. Бенефициары выводят ликвидные активы в другие фирмы, переоформляют компанию на номинального учредителя (и одновременно назначают номинального директора) либо присоединяют её к другой организации (также с номинальными учредителями), после чего бизнес фактически прекращает свою деятельность.

По закону недействующая компания, которая в течение года не сдаёт отчётность и не проводит операции по счетам, исключается из ЕГРЮЛ по решению налоговиков. Если в течение трёх месяцев после публикации этого решения от самой компании, её кредиторов и иных лиц не поступает никаких заявлений, она исключается из реестра, с соответствующей записью. При этом суды часто признавали два вышеуказанных критерия единственно необходимыми и подтверждали законность решений о признании юридических лиц недействующими, даже если они продолжали заключать договоры, участвовать в судебных разбирательствах и т.п.

Чтобы взыскать долги в такой ситуации кредитору нужно было сначала оспорить исключение контрагента из ЕГРЮЛ, затем инициировать процедуру банкротства, в только в рамках которой и можно было попытаться привлечь к ответственности учредителей. Нередко эта многостадийная процедура оказывалась безуспешной, и недобросовестные собственники избегали ответственности.

Но 28 июня 2017 года для нечестных руководителей и учредителей кое-что изменилось. Вступили в силу изменения в федеральных законах №14-ФЗ «Об обществах с ограниченной ответственностью») и №127-ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)».

Номинальные директора и учредители, реорганизации, присоединения, брошенные компании — это неполный список ухищрений

Теперь, даже если компанию исключили из ЕГРЮЛ как недействующую, это не освобождает её директора и владельцев от личной ответственности по долгам. Кроме того, чуть раньше были введены дополнительные меры ответственности для руководителя или участника ООО с долей более 50% при исключении из ЕГРЮЛ компании с долгами перед бюджетом. Эти лица в течение трёх лет не смогут учреждать компании, становиться их участниками или директорами. Мера схожа с административной дисквалификацией, а в сочетании со вновь введённой субсидиарной ответственностью может помочь кредиторам брошенных компаний.

Раньше после завершения процедуры банкротства и продажи имущества должника взыскать задолженность было невозможно. Теперь кредиторы могут подать заявление о привлечении контролирующего лица к субсидиарной ответственности и после завершения конкурсного производства. Важное условие: такое требование не предъявлялось и не рассматривалось в деле о банкротстве, а со дня его завершения не прошло трёх лет (этот срок может быть восстановлен судом).

Увеличился срок давности для подачи заявления о привлечении к субсидиарной ответственности контролирующих лиц при банкротстве бизнеса: с одного года до трёх лет.

Изменился порядок рассмотрения заявлений о привлечении к субсидиарной ответственности. Ранее судебный акт об этом появлялся только в конце процедуры банкротства, когда у арбитражного управляющего уже не оставалось времени заниматься взысканием по соответствующему исполнительному листу. Согласно новым правилам, исполнительные листы должны выдаваться каждому кредитору, причём с указанием суммы долга и очерёдности взыскания.

Нововведения предоставляют кредиторам новые способы для взыскания долгов. Насколько действенными они окажутся на практике, увидим в ближайшем будущем.

Фотография на обложке: Dado Photos / Shutterstock

Обсудить ()
Новости партнеров