28 февраля 2018 года в 18:35

Как придумать название для чего угодно

Когда бизнес есть, а слова нет

Как придумать название для чего угодно

Вот вы начинаете новый проект, запускаете услугу, пишете книгу или открываете сайт, но ни одно название не кажется вам идеальным. Автор названий более 50 торговых марок Сергей Малайкин в книге «Одним словом» (вышла в издательстве «Манн, Иванов и Фербер») рассказывает, как создать нетленку наподобие Coca-Cola, Facebook или Led Zeppelin.

Название должны придумать именно вы

Статистика доказывает: в бизнесе неймингом успешно занимаются сами предприниматели. В топ‑100 мировых брендов за 2015 год по версии компании Interbrand авторы всемирно известных торговых наименований распределились так:

— одно название придумал профессор филологии (Xerox);

— одно предложили профессионалы из агентства (BlackBerry);

— 98 придумали предприниматели, а также их друзья или коллеги.

Отличное название может создать сам предприниматель — такой как инженер Илья Сегалович, предложивший слово «Яндекс». Вы тоже в состоянии решить эту задачу, если вооружите вашу природную фантазию проверенной системой.

<...>

Первое, с чего нужно начать работу, это анализ всех конкурентов на рынке. Далее нужно понять, что представляет собой мейнстрим и насколько мы хотим отличаться. Допустим, мы решили выделяться. Превалируют информирующие имена? Отлично, у нас будет образное. Много сокращений? У нас их не будет. Все изобретают неологизмы? Наше название будет простым и понятным. Кругом используют английский? Назовёмся по-русски. Словом, если вам нужно максимальное отличие, идите против течения и работайте с самой редкой категорией названий.

Запишите мой адрес... после собаки: ви-ай-си-и-ар-оу-уай-эс-точка-ру. Нет, давайте лучше по буквам

Три правила идеального названия

Вспоминается старый маркетинговый анекдот.

Где-то на Диком Западе в салуне встречаются два приятеля-ковбоя. Хлопают друг друга по плечу: как сам, как дела?

Один говорит:

— А знаешь, надоело пасти чужой скот. Теперь у меня своё ранчо.

— Ого, молодец, уважаю! И как назвал?

— Да ничего особенного — «Ранчо Джона».

Тут второй признаётся:

— А я ведь тоже недавно купил ранчо.

— Ничего себе! И как ты его назвал?

— Понимаешь, мне хотелось, чтобы название говорило само за себя. И я назвал его «Ранчо Гарри, лучшего ковбоя на всём Западном побережье».

— Круто! И что ребята говорят? Нравится?

— Да ребятам-то нравится... только вот скотина дохнет, не выдерживает клеймения.

На мой взгляд, требование номер один к корпоративному имени — лаконичность. Краткое название экономит время и силы всех, кто его произносит. Оптимальная длина названия компании — один-четыре слога. Чем короче, тем лучше. Насколько я мог заметить, если в названии компании больше четырёх слогов, люди рефлекторно начинают его сокращать везде, где есть такая возможность. PricewaterhouseCoopers превращается в PwC, British Petroleum укорачивается до BP, «Верность качеству» сокращается до «Верности» и т. д.

Требованием номер два, на мой взгляд, могла бы стать нейтральность корпоративного имени. Неизвестно, в каком контексте будет использовано это название. Представим, что корпорацию «Русь Великая» купили китайские инвесторы, а вышеупомянутая фабрика «Верность качеству» ведёт тяжбу с недовольными покупателями. Поэтому желательно, чтобы название предприятия не накладывало повышенных обязательств и не всплывало в медиапространстве в курьёзном контексте.

<...>

Наконец, требование номер три в современных условиях — интернациональность. Если сайт компании имеет английскую версию, а её товар или услуги хотя бы теоретически могут продаваться за границей, лучше позаботиться о том, как название будет произноситься во всём остальном мире.

И четвёртое требование, которое правильнее назвать пожеланием, поскольку оно трудновыполнимо. Название компаний часто произносится вслух и воспринимается на слух. Домен будут диктовать по телефону, в том числе клиентам, не искушённым в английском (традиционные «и с точкой» и «эс как доллар»). Следует учесть и особенности дикции сотрудников. Поэтому желательно, чтобы название допускало минимум интерпретаций.

Представим отдел продаж гипотетической компании Viceroys (любые совпадения случайны). Менеджеры обрабатывают входящие звонки. Дюжина человек, сидящих в одной комнате, ежедневно слышит и повторяет множество раз:

— Значит так, запишите мой адрес... после собаки: ви-ай-си-и-ар-оу-уай-эс-точка-ру. Нет, давайте лучше по буквам: «ви». как галочка; «ай» как «и с точкой»; «си» как русская «эс»; «и» как русская «е»; «ар» как «р». Нет, не как русская «р», а как английская R. Что? Вы учили немецкий? Значит, как немецкая R; «оу» как русская «о»; «уай» как игрек; «эс» как доллар. Так, а теперь прочитайте, что получилось... Так, а давайте лучше я вам адрес эсэмэской пришлю.

Модель Pajero получила название в честь пампасской кошки Leopardus Pajerus, обитающей в Аргентине. Однако на испанском сленге слово pajero означает «онанист»

С этой точки зрения такие названия, как Bork, Zanzara, Trust, Instam, Rubin, Orbit, Taro, Letobank, Prego и другие недлинные имена получают огромное преимущество.

Самые невинные слова могут означать на другом языке нечто смешное или непристойное — вспомним хотя бы давнюю историю с Mitsubishi Pajero в Испании. Модель Pajero получила название в честь пампасской кошки Leopardus Pajerus, обитающей в Аргентине. Однако на испанском сленге слово pajero (читается как «пахеро») означает «онанист». Поэтому в Испании, Северной Америке и некоторых других странах с большим количеством испаноговорящих эта модель была переименована в Mitsubishi Montero, что означает «гордый воин-горец».

Вспомните, как зовут вас

Ровно третья часть названий из топ-100 самых дорогих брендов за 2014 год по версии компании Interbrand — это фамилии. Toyota, Mercedes-Benz, Gillette, Boeing, Louis Vuitton, Honda, Kellog’s, JP Morgan, Ford, Nestle, Wrigley, Gucci, Philips, Hermes, Siemens, Prada, Cartier — лишь немногие примеры. В аббревиатурах HP, KPMG, BBDO, IKEA, «МИФ» или «КАРО» также «прячутся» фамилии основателей или ключевых партнёров.

Причина такой популярности антропонимов проста. Имя человека как название рефлекторно вызывает больше доверия: качество словно гарантируется личной репутацией учредителя. Именно поэтому антропонимы столь популярны в сферах, где доверие клиента — ключевая ценность: это финансы, законы, статус, здоровье и личная безопасность.

Более 40% названий автомобильных концернов — фамилии основателей (Buick, Ferrari, Peugeot), ведущих инженеров, стоявших у истоков (Škoda), родственников (Mercedes, Cadillac) или заметных исторических фигур (Pontiac, Lincoln).

Как обстоят дела в России?

...Взамен реальных фамилий-брендов покупателей в России окружают выдуманные антропонимы — «говорящие фамилии». В сфере малого и среднего бизнеса их множество:

«Мясновъ», «Вкуснофф», «Автовозофф», «Газелькин», «Парфюмерофф», «Брадобреев», «Копейкин», «Сытнов», «Куроедов», «Перевозкин», «Долгостроев», «Теплофф», «Мясоедофф», «Грузовозофф»…

Вы же сами понимаете, что никаких Парфюмеровых, Водовозовых и Сытновых на самом деле не существует. Но раз нет их, то нет и доверия

Курьёз вот в чём. Понятно, что эти фамилии выдуманы, слишком уж настойчиво они «говорят». И если носители фамилий Boeing, Gillette или Kellog существовали в реальности и в борьбе за доверие клиентов написали над входом в контору свои настоящие имена, то эти названия, наоборот, словно заявляют: вы же сами понимаете, что никаких Парфюмеровых, Водовозовых и Сытновых на самом деле не существует. Но раз нет их, то нет и доверия. А поскольку нет доверия, то и смысла в таком антропониме тоже нет. А ещё нужно помнить, что «говорящие» фамилии не могут получить регистрацию в Роспатенте: они слишком явно обозначают профиль деятельности и товарную категорию.

…Лучше при использовании антропонима отказаться от любой прямолинейности. Как вариант, при разработке названия можно взять какое-то ключевое свойство товара. Примеры: пиво «Бочкарёв», водка «Мягков», бани «Сухопаров», каши «Быстров». В названии вполне возможны и отчества: «Механыч», «От Палыча» и т. д.

Подобные названия придают марке семейственный, свойский оттенок, но за ними вряд ли стоит что-то большое и амбициозное. Имена-отчества тоже могут быть торговыми марками. Фабрика «Озёрский сувенир» выпускает серии «Ореховичи» и «Фруктовичи»: «Курага Петровна» и «Чернослив Михайлович» словно приглашают попить с ними чайку на уютной подмосковной даче. Рестораны «Филимонова и Янкель» или водка Kauffman доказывают, что связь антропонима с продуктом вовсе не обязательна.

Посмотрите на Запад

Другой популярный ход — выбрать иностранное имя или фамилию. Такое название приписывает товару или бизнесу качества целой нации. За немецкими именами чувствуется die Ordnung, что очень хорошо для производителей и продавцов техники и вещей, связанных с порядком в делах. Российские марки Erich Krause, Kelleman, Rolf, Zigmund & Shtain (правильно было бы написать «Siegmund & Schtein») — тому пример.

Англоязычные имена и фамилии намекают на глобальность. Яркие примеры — наши лейблы Scarlett, Curtis & Partridge, Kristy, Tom Klaim, Henderson, Greenfield и многие другие.

Имена-франкофоны наводят на мысли о галантности, утончённости и удовольствиях. Они обычны в гастрономии, моде, парфюмерии и косметике (вспомним отечественные рестораны «Жан-Жак» или пекарни «Франсуа»).

Повторы согласных создают упругий ритмический рисунок, цепляющий настолько, что слово само просится на язык

Итальянские ассоциируются с эмоциями, лёгкостью и хорошим вкусом. Они хороши для одежды и обуви, продуктов питания, изысканной мебели, дорогих отделочных материалов. В этих сегментах мы видим Paolo Conte, Carlo Pazolini, Rico Ponti, Machiavelli, Fabio Paolini, Laura Berti, Emilia Estra — целое созвездие мимикрирующих отечественных марок.

Еврейские имена подходят для финансов, ювелирного дела, лечебных учреждений, юридических услуг, ремёсел, образовательных проектов: школа Ямбурга, клиника Гельмгольца, медицинский центр «Кармель», ювелирная компания «Давид».

И наконец, азиатские антропонимы надёжно ассоциируются с бытовой техникой, о чём свидетельствуют российские марки Daichi, Akira и Kentatsu.

Обратитесь к биологии

Образы, связанные с флорой и фауной, создают эмоциональный контакт с брендом: что-то живое полюбить проще, чем нечто абстрактное.

Корпоративных имён-зоонимов в топ-1000 по версии РБК очень мало… Зато на потребительском рынке зоонимам раздолье...

Puma, Reebok, Red Bull, White Horse, Famous Grouse, Jaguar, Lowenbrau, Flying Fish, Dove, Thunderbird, Barracuda, Beetle, Bronco, Blackhawk, Cobra, Mustang, Lark, Bison, Impala, Ram, Skylark, Viper, Wasp, White Eagle, Wild Cat, Spider, White Snake, Camel, Greyhound, Glow Fish, Marabou, Grasshopper, Gecko, Fox, Honey Bee, Stag, Rabbit, Dragon, Red Dog, Wild Goose, Piton, «Газель»., «Сапсан», «Ласточка», «Кенгуру», «Утконос», «Белый орёл», «Журавли», «Белочка»... продолжать можно бесконечно.

Найти подходящее животное или растение и назвать по нему продукт — очевидный ход, который наверняка пришёл в голову кому-то ещё. Более нешаблонно выглядят сложные названия, в которых зооним (или фитоним) сочетается с другим словом, одушевляя композицию.

Ассонанс рождает ощущение «гласного плато», с которым легко увязываются стабильность, ровность, гладкость и предсказуемость

NetCat, FireFox, Beeline, Fabricorn, Mandarina Duck, Smashed Lemon, Happy Hippo, Banana Republic — таковы отдельные примеры составных названий, где живой образ выступает в паре со служебным словом или эпитетом.

Название Beeline восходит к американизму to make a beeline — двигаться быстро и кратчайшим путём (лететь пчелой). Название удачно ещё и тем, что косвенно указывает на соты. Beeline укладывается в нашу парадигму, ведь это соединение слов bee и line.

Растительная или «звериная» часть такого названия дарит бесценную вещь — образ, а другое слово информирует, дополняет образ или контрастирует с ним. При удачном сочетании получается никем не занятый бренд-нейм, который благодаря образности хорошо запоминается и без затруднения воплощается в графике. Как Hot Dog, он может дать название целой товарной категории и стать нарицательным.

Прислушайтесь к языку

Аллитерация — повторение одних и тех же или похожих по звучанию согласных в слове, фразе или произведении. Слова или словосочетания с ней привлекательны.

Мирская молва — морская волна.От топота копыт пыль по полю летит.

Аллитерации обнаруживаются в названиях брендов:

Best Buy, Brook Bond, Chuckee Cheese’s, Dunkin’Donuts, Krispy Kreme, Kit Kat, PayPal, Rolls Royce, tic tac, Porky Pig.

Аллитерация эффектна и эффективна. Нам нравится произносить аллитерированные слова и фразы. Возможно, причина в повторах: воспроизводя одни и те же звуки, мы делаем привычную работу, что немного проще, чем каждый раз выговаривать новый звук. А может быть, всё дело в ритме. Повторы согласных создают упругий ритмический рисунок, цепляющий настолько, что слово само просится на язык. Нам сложно игнорировать ритм. Первое, что слышит плод, — биение сердца матери.

Примеры из отечественного брендинга:

Бинбанк, «Крем-карамель», «Домик в деревне», «Крошка-картошка», «Норильский никель», Дарья Донцова.

Подсчёты говорят, что каждый пятый звук в русских именах — это «а» (что, согласитесь, не просто часто, а очень часто). Однако в словах «Алабама», «Зара», «Бананас» или «Галатасарай» гласный «а» составляет почти половину всего звукового набора, превышая и без того немаленькую естественную «норму». Это и есть ассонанс.

Вот примеры ассонанса в названиях брендов:

Mercedes Benz, Excel, Fedex, Led Zeppelin, Infinity, Philips, Ford Motor, Johnson & Johnson, Starbucks, Harvard, «Лада», «Армата», Zoloto, Linii.

Ассонанс не менее эффективен, чем аллитерация, но эффект у этих «нейминговых препаратов» разный. Аллитерация создаёт в названии упругий пульсирующий ритм, его хочется воспроизводить снова и снова. Ассонанс рождает ощущение «гласного плато», с которым легко увязываются стабильность, ровность, гладкость и предсказуемость.

Coca-Cola — удивительное сочетание аллитерации и ассонанса. В этом коротеньком и простеньком на вид названии повторяются целые слоги. И вдобавок они составляют ещё один приём — анафору.

Другие яркие образцы брендов с анафорой:

Chupa Chups, Hula Hoop, «Милая Мила», «Сам Самыч».

Обсудить ()