21 мая 2018 года в 15:28

Как прийти к успеху в бизнесе. Советы спецназовца

Вижу цель — не вижу препятствий

Как прийти к успеху в бизнесе. Советы спецназовца

Бывший «морской котик» Брэндон Уэбб служил в ВМС США до 2008 года — в Афганистане и других горячих точках; занимался подготовкой снайперов. А затем ушёл из армии и стал предпринимателем — в 2012 году запустил новостной сайт о спецоперациях, который ведут ветераны спецназа, — sofrep.com. Впоследствии расширил свой бизнес и основал компанию Hurricane Group, Inc., которая включает в себя несколько веб-сайтов, онлайн-телевидение, интернет-радио и интернет-магазины, специализирующиеся на военной тематике и активном отдыхе. В своей книге (выходит в мае в издательстве «Альбина бизнес») он рассказывает об уроках, которые получил за время военной службы и которые помогут любому предпринимателю стать «спецназовцем от бизнеса».

Предисловие

Глядя на человека через оптический прицел, я делаю медленный вдох. Афганский крестьянин. Афганский крестьянин с винтовкой, привычно висящей через плечо. Крестьянин, который выглядит так, как будто пытается скрыть, что замышляет что-то неладное. Я чувствую, как мой палец прижимается к металлическому спусковому крючку. Всё сильнее и сильнее.

Январь 2002 года. Я наблюдаю в прицел за тем, как мой взвод «морских котиков» приближается к группе сельчан в горной деревушке на северо-западе Афганистана, чтобы поговорить и разведать обстановку. Всё кажется спокойным. Ничего подозрительного. Кроме этого крестьянина. Что-то здесь не так.

Местные жители — те самые пуштуны. Наши хорошие отношения с этими людьми — огромное благо, особенно когда мы находимся здесь, на земле талибов. Если я застрелю этого парня и окажется, что он так же невинен, как хочет выглядеть, этим хорошим отношениям настанет конец и мне придётся жить с его кровью на руках до конца моих дней. Но если я не застрелю его и выяснится, что он всё же замышляет недоброе, то подставлю наших ребят под удар. Я не могу запросить указания. Получить дополнительные сведения неоткуда. Но мне надо принять решение. Нажал ли я на спусковой крючок?

Я глубоко вздохнул и посмотрел на экран своего ноутбука. Прошло двенадцать лет, я уже не служил, а сидел в баре The Jane Hotel в Нью-Йорке, уставившись на электронное письмо с предложением продать принадлежавшую мне компанию за $15 млн. «Поразительно», — подумал я. А ведь ещё несколько лет назад у меня не было ни гроша за душой. Даже хуже: после того как моя первая попытка заняться бизнесом с треском провалилась и поглотила все мои сбережения, на мне висели долги примерно на $100 000. И вот я сидел здесь, моему новому предприятию было меньше двух лет, и крупная медиа-компания желала купить его у меня.

Если я соглашусь, то стану богаче, пожалуй, $15 млн обеспечат меня на всю жизнь. Это будет означать, что я выиграл. Правильно? Но тогда дело, которое я создал своим трудом, для людей, которые мне весьма небезразличны, придётся передать в чужие руки. А что станет с теми, кто строил его вместе со мной? Мне снова не с кем было советоваться и не от кого ждать указаний. И я знал, что другой информации не поступит. Но надо было принять решение.

Эти две ситуации во многом различаются, но абсолютно совпадают в одном. Оба решения требуют предельной сосредоточенности.

За время, проведённое на службе и в бизнесе, я пришёл к важному выводу: достижению мастерства в спецназе способствуют те же самые фундаментальные принципы, что и успеху в бизнесе. Или, если уж на то пошло, в жизни.

Я не стал стрелять в крестьянина — рассудил, что бездействие принесёт меньший ущерб, чем выстрел. Афганец и не подозревал, что его жизнь в тот день висела на волоске. Через мгновение после того, как я снял палец со спускового крючка, я заметил позади деревни одного типа в арабской одежде, который улепётывал небольшой козьей тропой в сторону пакистанской границы со всех своих джихадистских ног. Вот чёрт! Я был прав. Крестьянин совсем неспроста ошивался поблизости — он стоял в дозоре, прикрывая сообщника, убегающего в горы.

Правильное ли решение я принял? Бог весть, но одно я знаю точно: все наши ребята остались живы.

А предложение на $15 млн? Я отверг его. Двумя годами позже я узнал, что группа русских инвесторов предприняла насильственное поглощение той самой медиакомпании. Многие редакторы сайтов уволились в знак протеста, ушёл и десяток технических специалистов. Это была кровавая баня. А моя компания живёт и процветает.

Один день — одна пуля

Вы, вероятно, слышали о начальном курсе подготовки водолаза-подрывника BUD/S — суровых отборочных испытаниях в подразделение SEAL, которые длятся семь месяцев. Возможно, вы даже видели кадры, как курсанты бегают по песку, таская на плечах огромные брёвна, или как их поливают мощной струёй из шланга, или как они часами тренируются в ледяных волнах прибоя. Вместе со мной занятия в группе начали 500 человек, а через семь месяцев нас осталось меньше двух десятков. Так что вы не ошиблись: это очень несладко.

Занятия в школе снайперов были и того хуже. Трудно в полной мере передать, насколько мучительно, тяжело, изнурительно обучение в снайперской школе «морских котиков». Тем более что напряжение вы испытываете преимущественно психическое. Час за часом, день за днём вы находитесь в невероятно жёстких условиях и обязаны справляться с небывало сложными задачами, отвечать самым взыскательным требованиям. Это выматывает физически и психологически. Для меня самым тяжким, невыносимым, кошмарным элементом обучения было задание, которое мы выполняли первым делом каждое утро. Оно называлось «Холодный ствол».

Идея проста: проснувшись на рассвете, курсант сразу отправляется на стрельбище и делает один выстрел в ту цель, которую ему укажут. Замысел в том, чтобы имитировать боевые условия, когда снайпер ещё не разогрелся, не подготовился, не знает обстановки и вдруг внезапно от него требуются решительные действия. Промахнулся три дня подряд — отчислен. Как мобилизовать свои силы, чтобы неизменно попадать в цель каждое утро? Если побежать на стрельбище как можно раньше, чтобы было больше времени подготовиться к выстрелу, то на поле будешь задыхаться. Если идти размеренным шагом, следя за дыханием, чтобы одышка не помешала стрелять, не успеешь подготовиться. Ни один человек не находится на пике формы сразу после пробуждения, даже «морской котик», так что можно поставить будильник и встать пораньше, но потом мучиться от недосыпа сильнее обычного.

Даже холодная винтовка ведёт себя иначе, чем пристрелянная. Если выстрелить из ствола хотя бы три или четыре раза, металл разогреется, а значит, изменится баллистика пули. Но речь идёт о выстреле из холодного ствола. Даже холодная пуля поведёт себя не так, как тёплая. Поэтому я спал с патроном под подушкой. Это было единственное, что я мог сделать. Каждую ночь я клал с собой в постель пулю и спал с ней, как с воспоминаниями о потерянной любви. В первый день я промахнулся. Во второй тоже. Больше я не промахивался никогда.

Сегодня, когда прошло больше пятнадцати лет с тех пор, я всё ещё каждое утро просыпаюсь с ощущением, что у меня под подушкой патрон. Я пью кофе в Сохо, или сажусь на ранний рейс в аэропорту Кеннеди, или направляюсь в телестудию на Манхэттене, чтобы дать утреннее интервью по поводу последних изменений внешнеполитического курса, — но мысленно нахожусь на стрельбище и готовлюсь всадить свою единственную, тёплую пулю прямо в цель.

Мои родители всегда говорили: если собираешься что-то сделать, постарайся справиться с первой попытки. «Холодный ствол» научил меня, что иногда рассчитывать на второй шанс не приходится. Разогреться удаётся не всегда. Сделать пробный выстрел удаётся не всегда. Не всегда можно вернуться в строй после первого промаха. Вот почему нужно управлять бизнесом, держа цели на мушке: каждый день может возникнуть необходимость принимать решения, от которых зависит судьба вашего предприятия, а то и карьеры. Каждый день вы можете столкнуться с неожиданными обстоятельствами, непредвиденным поворотом событий, внезапно оказаться перед неочевидным выбором. В таких ситуациях у вас есть только один патрон, один выстрел, и нельзя позволить себе промахнуться. Даже когда не возникает критических ситуаций, действуйте так, чтобы предусмотреть их, проживайте день с единственным патроном в кармане — и способность лавировать даст вам преимущество и обеспечит успех.

Приобретите здоровую одержимость

Всадить одетую медью высокоскоростную снайперскую пулю в цель, находящуюся на расстоянии более 750 метров (это десять футбольных полей, такое пространство невозможно даже охватить невооружённым глазом), — чрезвычайно сложная задача. Между выстрелом и моментом встречи с объектом на траекторию полёта пули влияют многие физические явления и факторы окружающей среды: потоки ветра сносят её вправо или влево, сопротивление воздуха замедляет, сила тяжести тянет вниз. Время суток и температура воздуха воздействуют на скорость пули, когда она вылетает из ствола, а от скорости пули зависят свойства описываемой ею дуги. Естественная тенденция вращающихся предметов к прецессии — явление, при котором крутящийся предмет по мере замедления начинает раскачиваться, затем буксует и падает, — свойственна и движущейся по спирали винтовочной пуле. В некоторых случаях даже вращение Земли влияет на то, куда именно попадёт пуля. Другими словами, есть тысячи обстоятельств, над которыми вы не властны. И всё же в снайперской школе SEAL мы тренировали курсантов бить в цель с предельной точностью — выстрел, ещё выстрел, ещё и ещё, без единого промаха.

Не думайте, что для этого нужна «твёрдая рука». Это чтобы покрасить бордюр в гостиной, нужна твёрдая рука. А чтобы быть снайпером особого назначения, нужно иметь весьма незаурядный склад ума — способность удерживать в голове десятки переменных одновременно и сводить их все воедино с точностью, достижимой только при помощи своего рода самовнушения.

© Донат Сорокин / ТАСС

Того же качества требует успех в бизнесе. Поговорите с двадцатью состоявшимися предпринимателями. Каждый из них опишет свою историю, стечение обстоятельств, видение вопроса. Но я вам гарантирую, что у всех двадцати будет одно общее качество: поглощенность своим делом, граничащая с одержимостью.

Вообще-то давайте называть вещи своими именами: это и есть одержимость. Не болезненная мания, которую нельзя контролировать, но страсть, проистекающая из пылкой увлечённости и безраздельной преданности работе. Пугающая, почти патологическая зацикленность на предмете. Но ничего нездорового здесь нет. То же самое вы видите, когда Лан Лан играет на рояле или Майкл Фелпс сражается за олимпийскую золотую медаль. Это вдохновенная и вдохновляющая способность человека выходить за пределы своих возможностей и создавать нечто прекрасное. Не хочу, чтобы это прозвучало слишком напыщенно. Я не говорю, что для успеха вы должны стать Майклом Фелпсом в мире бизнеса. Но именно такая страсть, вылившаяся в сосредоточенность на одном деле, создаёт что-то новое и приносит плоды. Благодаря этому качеству достигаются намеченные цели.

Одержите победу в первую очередь в своём сознании

Когда я вернулся из Афганистана, мне и моему однокашнику по BUD/S Эрику поручили в корне переработать курс подготовки снайперов подразделения SEAL, чтобы привести его в соответствие с требованиями нового тысячелетия и изменившимся характером асимметричной войны. Полностью перекроив программу, мы внесли различные новшества: добавили знакомство с современной техникой, изменили учебный план и материалы, модифицировали преподавательские методики и систему наставничества. Одно из этих нововведений, которое, я полагаю, существенно изменило уровень подготовки наших выпускников, имеет самое непосредственное отношение к достижению наилучших результатов в бизнесе: это программа управления сознанием.

Основываясь на методах тренировки олимпийских спортсменов и стрелков высочайшего класса, мы направили обучение на развитие двух качеств, которыми обладают все эти мастера своего дела: глубокая и твёрдая уверенность в своих силах («Я стану победителем, несмотря ни на что…») в сочетании с интенсивными систематическими мысленными тренировками («…и вот как это произойдёт»). В первом же семестре, в котором мы применили новый учебный план, у нас появилась пара «стрелок — корректировщик», показавшая в первой части экзамена по стрельбе стопроцентный результат. Знаете, сколько раз такое случалось прежде? Ни разу.

Во второй части экзамена они получили 90 баллов. В целом это был самый высокий результат в истории снайперских курсов подразделения SEAL. Сунь-цзы был прав: исход битвы обычно предрешён ещё до первого выстрела. Я встречал бизнесменов, которые, обладая массой преимуществ и возможностей, терпели неудачу из-за своей неорганизованности. Мне попадались и люди, не имевшие совершенно ничего, кроме умозрительной картины своего успеха, — они удивляли всех и кардинально меняли целые сектора рынка.

Некоторые называют это визуализацией, но я предпочитаю термин, который мы использовали в снайперской школе: интенсивная мысленная проработка. Да, отчасти это визуализация желаемого результата, закрепление чёткой цели в уме. Но это более активный процесс. Просто видеть результат — пассивное состояние. Мы учили наших курсантов проигрывать в голове полный сценарий. Хотите, чтобы на вашем сайте к концу года был миллион уникальных посетителей в месяц? Хотите, чтобы ваш товар был на руках у 100 000 довольных покупателей? Представьте это. Проработайте это. Закройте глаза и проиграйте в голове кино — фильм о том, как удовлетворённые клиенты пользуются вашим продуктом.

Нарисуйте в уме, как получаете годовой отчёт со сведениями о миллионе посетителей, или вообразите свою компанию в списке пятисот самых быстрорастущих компаний журнала Inc. Произнесите про себя речь перед сотрудниками в конце года, где вы благодарите всех за совместную работу и достижение этой феноменально высокой планки. Нельзя дойти до вершины Эвереста, не представив себя на ней. Сегодня я невероятно загружен работой, но каждый день выделяю время для медитации. Для меня это как долгий горячий душ, минуты умиротворения, проясняющие сознание и порождающие новые мысли. Во время медитации мне часто приходят лучшие идеи. Также она тренирует творческое мышление и помогает создать своего рода чистый холст, на котором я рисую свои мысленные образы. Я знаю свой бизнес-план и использую визуализацию и мысленные тренировки как инструменты для проработки деталей этого плана. В уме я выигрываю.

Если мне надо преодолеть модель поведения, препятствующую моему развитию, или дурные привычки, которые я замечаю, или я стремлюсь зафиксировать в сознании новую цель, я записываю всё это — и цель, и хорошую привычку взамен дурной, — а затем кладу записки на видное место, чтобы натыкаться на них в течение дня и снова запускать мысленную проработку. Таким образом, заставляя себя думать об идее или цели, вы впечатываете их в своё сознание.

Как-то я решил улучшить способность запоминать имена. Каждое имя, которое хотел запомнить, я трижды произносил вслух и сочинял забавную историю, связанную с этим человеком, чтобы закрепить его в памяти. Затем я записал на нескольких полосках бумаги: «Ты прекрасно запоминаешь имена» — и разложил эти записки по всему дому. Через неделю я выбросил их — они сделали своё дело. Теперь я хорошо запоминаю имена.

Я даже выделил отдельное время в своём расписании для изучения текущих мыслей: тогда я откладываю мобильный телефон и читаю, думаю, сосредотачиваюсь на личных и деловых целях и строю замыслы, какие хочу. Я занимаюсь этим уже несколько лет и нахожу такое времяпрепровождение весьма плодотворным.

Мой товарищ по третьему отряду SEAL Джон Зинн после увольнения со службы открыл вместе с другом компанию по производству бронированных автомобилей, выдерживающих тяготы городского боя. В какой-то момент им понадобилось выпустить второе поколение машин, но у них не было денег на создание работоспособного опытного образца. Они искали инвесторов, но не могли их найти, не показав опытного образца, которого без инвесторов не могли создать. Ситуация, казалось бы, безвыходная. Но только в материальном мире. Для «морских котиков» нет такого понятия, как «безвыходная ситуация», потому что в своём сознании они всегда находят выход.

В центре демонстрационного зала Джон поставил большой чёрный ящик. Когда люди интересовались, что это, он отвечал: «Мы ещё не можем показать. Второе поколение машин — пока большая тайна». Потенциальные инвесторы умирали от любопытства. Они хотели знать, что там. Джон отказывался говорить. В скором времени компания получила инвестиции в нужном размере. Они разработали и пустили в продажу новое поколение машин, снискавшее большой успех.

Разумеется, в чёрном ящике ничего не было. Хотя это не совсем верно, потому что кое-что там всё же было — то, что видел Джон. Он представлял себе образец так отчётливо, что потенциальные покупатели тоже его увидели и выложили за него наличные. Конечно, аферисты тоже так поступают: живо расписывают несуществующий товар, заставляя поверить им. Вы отдаёте свои деньги и ничего не получаете взамен. Разница в том, что Джон мог оправдать ожидания, и он сделал это.

Обратите внимание на свой внутренний диалог

Когда в следующий раз будут проходить Олимпийские игры, обратите внимание на интервью с чемпионами, которые приносят своим странам золотые медали. Послушайте, как они говорят о своих выступлениях и тренировках, какие выражения используют, какими словами подбадривают себя — как они в буквальном смысле программируют себя на успех. С физической точки зрения результат обеспечивают неустанные тренировки, совсем как у «морских котиков», но золотых медалистов отличает образ мыслей чемпиона.

© Виталий Тимкив / ТАСС

С этим качеством не рождаются. Его вырабатывают, а значит, любой может его развить. Требуется только неуклонное стремление, воля и тренировка.

Когда мы, пересматривая программу школы снайперов, изучали опыт олимпийских золотых медалистов, то обнаружили две отличительные черты победителей. Первая — полная и неколебимая уверенность в своих силах, вторая — привычка к внутреннему диалогу, с помощью которой её добиваются.

Если вам кажется, что это похоже на пустопорожние лозунги семинара по «личностному росту», не спешите с выводами. Сделав этот принцип одним из ключевых ориентиров обучения, мы выпустили на поля сражений целое поколение эффективных снайперов. Мы учили инструкторов наставлять и тренировать, используя позитивные утверждения вместо негативных, напоминать курсантам, что делать и как правильно делать, а не предостерегать, чего не делать, и не бранить за ошибки.

А также объясняли курсантам, как вести внутренний диалог. На самом деле вслух или про себя, сознательно или нет, мы все постоянно разговариваем сами с собой. Каждый из нас комментирует в голове происходящее вокруг. Большинство просто не знает об этом. Первый шаг в отработке диалога с собой — осознать его наличие. Как только вы это сделаете, вы поразитесь. Я научился слышать эти рассуждения и не перестаю удивляться, какую чушь люди говорят самим себе. Я сталкивался с этим на курсе BUD/S. Это было в середине «Адской недели» — легендарного пятидневного испытания, призванного вытеснить из программы всех слабаков.

Во время редкого перерыва в муштре, когда нам позволяли поесть, я подслушал разговор двух парней из нашей группы.

— Знаешь, — сказал один, — а я вообще-то хотел быть лётчиком.

— Да, — ответил второй. — А моя девушка надеялась, что мы в этом месяце поженимся. Тяжело, такая долгая разлука. Думаю, это нечестно по отношению к ней.

Я ушам своим не поверил. Эти парни буквально убеждали себя бросить старания. Я сразу же понял: я окончу курс, а они нет. Через несколько месяцев это подтвердилось. Я слышал такое много раз.«У меня нога болит. Я, наверное, не справлюсь».«Это же сдохнуть можно, а я подыхать ещё не собираюсь».Ну, по крайней мере честно.«Мать-мать-мать, это для меня слишком!» Подождите — он что, серьёзно? Абсолютно. И это сказал офицер из моей группы BUD/S! Как и следовало ожидать, он спёкся. И остальные нытики тоже, хотя физически каждый из них был способен пройти до конца. Они покинули школу, потому что так решили.

Ошеломительный успех начинается в вашем сознании — так же, как и неудача.

Уверен, вы тоже это замечали. Наверняка у вас есть друзья, которые разговаривают сами с собой таким образом: «Ой, я играю в гольф довольно посредственно», или «Я не очень хорошо плаваю», или «Я не особенно общителен», «Я не умею танцевать», «Я не секу в математике», «Я не создан для бизнеса», «Я совершенно не умею готовить» и так далее и тому подобное.

Возможно, вы сами так себе говорите. (Как и большинство людей.) Если вы ведёте подобный диалог с собой, вы слишком занижаете планку. Препятствуете себе когда-нибудь подняться хоть немного выше среднего уровня. Отговариваете себя от успеха. Я упомянул, что медитирую каждый день. Кроме того, я строго контролирую свой внутренний диалог. Непрерывно напоминаю себе, что собираюсь достичь результата, к которому стремлюсь, что я всецело способен его достичь и уже двигаюсь к этому. Что успех неизбежен. Если это похоже на самовнушение, что ж, в каком-то смысле так оно и есть.В любом случае мы все ежедневно беседуем с собой. Каждый из нас. Почему бы не заниматься этим сознательно и не направить мысленные усилия в том направлении, к которому вы стремитесь? Строить здание своей победы, вместо того чтобы сносить его фундамент.

Фотография на обложке: Донат Сорокин / ТАСС

Самые важные новости и лучшие тексты — в нашем Telegram-канале. Подписывайтесь!

Теги:Книги
Обсудить ()