28 мая 2018 года в 14:47

Как ничего не организовывать и всё успевать. Метод Стаса Гайворонского («Ходасевич»)

Отрывок из книги о том, как открыть книжный магазин и написать книгу

 Как ничего не организовывать и всё успевать. Метод Стаса Гайворонского («Ходасевич»)

Стас Гайворонский успел поработать санитаром в реанимации, специалистом отдела доставки на почте и плавильщиком на заводе. В какой-то момент он понял, что «увяз в болоте», из которого выбраться он сможет только сам. Гайворонский насобирал книг на помойках, открыл книжный магазин «Ходасевич» и написал об этом книгу.

«Я хотел написать книгу для тех, кто не такой, как все. Для аутсайдеров, двоечников и прогульщиков, — объясняет он. — Для тех, кто думает, что жизнь обошла его стороной, уже ничего не придумать и всю жизнь работать по найму. Начните предпринимать». У его книги очень длинное название: «Как открыть книжный магазин и не облажаться, продать десять тысяч книг, стать всеобщим любимцем, чуть не обанкротиться и спастись, или Трактат о книготорговле в пятнадцати историях со списком полезной литературы на лето». Гайворонскому часто приходилось одновременно работать, чтобы выплачивать долги, управлять магазином и вести соцсети. «Секрет» приводит фрагмент из книги о том, как ему удалось всё успевать, ничего особо не организовывая.

Долги это святое

В какой-то момент долгов накопилось так много, что я поступил как начинающий джентльмен, и нашёл ещё одну работу, чем я больше всего горжусь. Я устроился заведующим сектора по связям с общественностью и СМИ в библиотечную сеть. Вы удивитесь, почему на такую должность? Да по блату!

Помогли знакомые в управлении культуры. Они искали пиарщика, и я им написал. И всё благодаря моему таланту. Ещё до книжного я перевёл слово бук-кроссинг как «книговерть» и создал во «ВКонтакте» группу, где каждый мог поменяться книгой с каждым. Мне написали из управления культуры и попросили воспользоваться моим неологизмом.

Когда я был подростком, я грустил, что никому не интересен. Теперь я понимаю, что был неинтересен, потому что был неинтересен. Как только я открыл необычный книжный магазин, мне стали все писать. Просить об интервью. Или побыть затычкой в какой-нибудь медиабочке. А то и сходить куда-то на премию! К счастью, теперь про меня почти все забыли, да и что, в конце концов, за герой — основатель книжного магазина. Попробовали бы взять интервью у моего папы — детского реаниматолога, который спас тысячи детей!

Ну как предприниматель и анархист мог отнестись к ежедневной работе от звонка и до звонка? С девяти утра до шести вечера с обедом. А в пятницу можно было уходить на час раньше! Каждый день кончался тем, что работники без пяти шесть собирали вещи, а кто понаглей — собирал их уже без десяти шесть, и ровно в шесть вставали и уходили несмотря на то, закончили они делать то, что делали, или нет. Большую часть времени люди занимались бессмысленными делами, разговорами друг о друге и заговорами. Самый лучший день, который всё оправдывал, — это был день зарплаты.

Зарплата чётко падала на карту, и тут же её всю я переводил в счёт погашения долга.

Как назло, первый мой рабочий день пришёлся на 1 июня. В наказание за предпринимательскую нерасторопность и долги я как будто остался в школе на лето, когда все уехали на море.

Поначалу я думал, что сейчас за восемь часов рабочего дня я раскидаю по-быстрому всю работу, как охапки сена вилами! Но не тут-то было. Мой трудовой заряд гасился общей тормознутостью, неповоротливостью и бюрократизмом.

Дошло до того, что какой-то анонс нужно было утверждать у директора всей сети библиотек, сперва записавшись на приём у секретаря. К счастью, я придумал кучу дел по продвижению библиотек, которые можно было сделать самому, без ведома начальства и без его утверждения. Например, автографы писателей классиков на стенах — наподобие хештегов. Цитаты из Генри Торо на бегущей строке на фасаде библиотеки, обзоры новых книг и новости в пабликах FB и в Instagram. Мероприятия с высаживанием растений на газоне перед библиотекой (конечно, все растения мы покупали сами, за свой счёт), фримаркеты с раздачей списанных книг населению.

Быстро я стал презирать директора и решил не попадаться ему на глаза, спокойно ведя свою партизанскую работу по пиару и SMM.

Постепенно наваливалось нежелание что-либо делать, нарастала интоксикация окружающим идиотизмом, и каждый день я как будто всё больше и больше увязал в вате, мешающей сделать что-либо. Дальше стандартно: я стал постоянно простужаться, пропускать работу и в итоге уволился. Но главное, что долг был выплачен.

© Rafael Marchante / Reuters

<...>

Я не делаю никаких срочных дел (А. А. Любищев).

А что, собственно, вы хотите успеть? И для чего? И что это «всё», и кто вы такой, чтоб это всё успеть?

Меня всегда интересовали универсальные гении, которые добились отличных результатов в различных областях. Ну или просто полностью самореализовавшиеся люди. Вот они точно всегда дорожили временем. А может быть, они долго тренировались в своём мастерстве, чтоб у них за короткое время получалось всё идеально. И не зависали ни в Facebook, ни на публичных казнях, ни глядя часами в музыкальную шкатулку.

Я понял, что невозможно работать восемь часов в день, да даже и семь невозможно. По моим наблюдениям, люди из своих восьми часов работают в лучшем случае часа полтора-два. Если не согласны, то оглянитесь внимательно по сторонам и посмотрите, где мы живём. Стоит ли такая работа ежедневных унизительных поездок в давке на метро? Каков КПД такой работы и жизни?

Понять, кто ты, что ты можешь и как

Люди делятся на рациональных и иррациональных. Если вы поймёте, кто вы, то вам станет намного легче. Первые могут работать систематически по чёткому плану, их не пугает ни ретроградный Меркурий, ни внезапное озарение гениальными идеями. Вторые люди любят бросаться на задачу и решать её, пока не упадут в изнеможении. Особенно их подзадоривает близкий дедлайн, они полны сил за несколько часов до сдачи проекта. Эта разница видна ещё в школе. Дети первого типа делают уроки в пятницу после занятий. Вторые вспоминают в воскресенье в 23:00 о том, что на понедельник задали написать сочинение, сделать поделку из природных материалов, выучить «Мцыри» и заштриховать в контурных картах все океаны мира.

Книг по правильной организации времени существуют тысячи. Но вот о том, как сделать всё без всякой организации, я не видел пока ни одной. И кстати, я готов её написать, если, конечно, допишу эту!

Несколько лет я изучал этот вопрос и пробовал разные системы. Расписывал каждый день делами по полчаса и тут же плевал на этот убористый список. Или работал дюжину часов почти без перерыва, просто делая всё подряд.

В итоге моя система получилась довольно бессистемной. И есть несколько лайфхаков, которые мне помогают сделать чуть больше того, что нужно. Чуть-чуть не доделать дел из списка — потому что если сделаешь всё, то тут же наложатся ещё дела. И главное, не делать ненужное. Далее читайте про отбросы времени, восхваление айфона, систему трех дел и алгоритм, как написать книгу в отпуске и на работе.

Отбросы времени

Любищев (Александр Александрович Любищев, советский философ, биолог и энтомолог. — Прим. «Секрета») придумал термин «отбросы времени». Это когда вы стоите в пробке или вынуждены где-то чего-то ждать.

У Пушкина в камзоле было два глубоких кармана, и в каждом он носил по небольшой книге, которую начинал читать в любую свободную минуту. Всегда носите с собой одну-две книги, блокнот, скетчбук, ручки и карандаши. И если вы по воле глупцов будете терять время, чего-то где-то ожидая, то всегда сможете почитать или пописать. Также рисовать можно сидя на лекциях, собраниях и совещаниях.

Если вы тратите на транспорт полтора часа в день, а скорость чтения у вас 30 страниц в час, то за полтора часа в транспорте и полчаса перед сном вы прочтёте 60 страниц в день. Книга в среднем 300 страниц. За рабочую пятидневку вы справитесь с одной. Таким образом за год можно прочесть минимум 50 книг. А это немало. Но нужно ли читать столько книг или достаточно их просмотреть?

Как написать книгу

Кто-то расписывает рабочий день по кирпичикам. Например, создательница такой системы — художница Яна Франк. Кто-то работает нахрапом и валится без сил в постель, не раздевшись. Тут важно знать конечный смысл вашей работы. Может быть, это будет цифра продаж за месяц или что-то ещё.

Вот я наметил план для этой книги — тут будет пятнадцать глав, на каждую главу нужен день-полтора. Значит, я могу её написать за месяц. Если, конечно, не буду ждать озарений и вдохновений. Ещё полмесяца можно потратить на доделку, вычитку и вёрстку. И две недели на издательский процесс. Значит, время создания книги, которую вы читаете, — два месяца. 40 рабочих дней. 320 рабочих часов без обедов и перекуров. Ну а куда девать дни с ретроградным Меркурием, дни, когда ничего не хочется делать или когда не пишется? Хорошо бы это всё перекинуть на шестнадцать выходных дней, не правда ли?

© Olivia Harris / Reuters

А если я где-то работаю весь день?

Например, вы где-то работаете каждый день и с работой — проездом — обедом тратите примерно одиннадцать часов в день. И при этом хотите написать книгу. Делать это вечером смысла нет, потому как нет сил.

Можно встать пораньше и уделить делу полчаса до работы. По дороге туда и обратно наберётся ещё полчаса, из обеда можно ухитриться вытянуть полчаса и за рабочий день ещё час. Никто не обидится. Ну и вечером полчасика.

Вот и набралось в будний день целых три часа! А если в выходные ещё часов по пять — так это ж уже тринадцать! Тут даже есть плюс. Чем больше на вас давление другими делами, тем меньше вы будете раскачиваться перед тем, как взяться за главное.

Три главных дела в день

Я решил, что не хочу и не буду делать никаких срочных дел для кого-то и не позволю себя нервировать. За день я могу сделать три дела. Одно из них будет самое главное. От него зависит моё настоящее и будущее. Два дела менее важные, но всё-таки важные. Когда с утра я с чашкой кофе и белым листом записываю все дела на день, их, конечно, набирается не три и не семь, а целая дюжина.

С ними нужно поступать так. Одну четверть отложить на то время, когда сделаешь три главных дела. Вторую четверть поручить сделать кому-нибудь из коллег. Третью четверть раскидать на будущие дни недели и перевести в главные. Четвёртую четверть дел оставить на потом — вдруг эти дела сами как-нибудь рассосутся.

Слава айфону

Многие ругают айфоны и прочие смартфоны. Но я скажу, что он недаром прирос к руке.

— Вы всегда можете получить сообщение и ответить коллегам.

— Всегда под рукой заметки, их можно как печатать, так и наговаривать. Половину из того, что я пишу, я пишу в заметках.

— Вам не нужен отдельный фонарь. Не нужно искать для диктофона батарейки, провод и эту карточку… к счастью, я уже забыл, как она называется.

— В свои паблики вы можете писать анонсы, сидя в троллейбусе.

Однажды я решил на неделю отказаться от айфона и заменить его на старую Nokia. Кроме телефона мне пришлось носить с собой записную книжку, диктофон, фотоаппарат. Хотя заряда и хватало на два дня, но телефон Nokia оказался дико неудобным, туповатым и не для человека.

Единственное, что с айфоном я всё время справляюсь обо всём в «Википедии», а без него мне пришлось напрягать свою память. И оказалось, что там бесхозно лежит куча всего!

Ну а если вам не дают покоя Instagram и Facebook и вы всё время их теребите в айфоне, то вы просто ещё не созрели для использования смартфона в качестве мощного инструмента.

Главное

Первые несколько лет развития своего дела предприниматель не может брать себе выходные. Когда дело вполне разовьётся, предприниматель должен заставлять себя отдыхать два дня в неделю.

Фотография на обложке: David Turnley / Getty Images

Обсудить ()