29 марта, 04:00
14 мин.

Жизнь в изоляции. Как Иран и Куба привыкали к жёстким международным санкциям

В 2022 году Россия столкнулась с беспрецедентными санкциями Запада. Они могут больно ударить по ВВП и, по задумке ЕС и США, должны оставить страну в международной изоляции. В мире есть не так много примеров государств, которым пришлось существовать под столь серьёзным давлением. Среди них — Иран и Куба. О том, как изменилась жизнь в этих странах и как их граждане выживали в тяжёлых экономических условиях, — в материале «Секрета».

Жизнь в изоляции. Как Иран и Куба привыкали к жёстким международным санкциям

Часть I. Исламская республика в санкционном кольце

Конец иранской монархии

Крайне консервативный и находящийся в изоляции Иран, который мы знаем сейчас, сформировался после исламской революции 1979 года. Предпосылки к перевороту были весомые.

При правящей до 79 года династии Пехлеви Иран испытывал массу проблем: власти полностью контролировали СМИ, коррупция проникла даже в высшие правящие круги, включая шахскую семью, и местная служба госбезопасности — САВАК — наводила ужас на оппонентов режима массовыми репрессиями.

В то же время в стране ударными темпами проходила модернизация, затронувшая все сферы жизни. Строились заводы и жильё, доля промышленности в ВВП выросла с 27 до 72%, Иран вошёл в число 15 крупнейших экономик мира.

Женщины получили широкие права и даже назначались на министерские посты, иранских студентов отправляли учиться за границу.


Фотографии Тегерана до исламской революции легко перепутать со снимками европейских столиц: мужчины в костюмах и девушки в модных платьях и мини-юбках, модные фильмы (и даже порно) в кинотеатрах, иномарки на улицах города и другие атрибуты современного мегаполиса.


Однако далеко не всему иранскому обществу пришлись по вкусу заимствованные ценности и свободы. Его консервативную часть, находящуюся под влиянием духовенства, лишь раздражали заигрывания Пехлеви с США и попытки обустроить страну по западным лекалам.

Вдобавок к этому спад на мировом нефтяном рынке с середины 70-х начал снижать темпы экономического роста и привёл к падению уровня жизни людей, всё большему расслоению в доходах, что в конечном счёте стало одной из причин революции.

Волнения в стране начались ещё в январе 1978 года. Стачки и демонстрации охватили всю страну. Иранский шах Мохаммед Реза Пехлеви вынужден был бежать, а 1 февраля 1979 года в Иран вернулся изгнанный священник Рухолла Хомейни — один из наиболее авторитетных противников шахского режима.

Жизнь в изоляции. Как Иран и Куба привыкали к жёстким международным санкциям

В 1979 году реакционеры одержали победу, после которой Иран навсегда изменился, превратившись из современной (пусть и с большими оговорками) страны в воинствующую теократию со средневековыми представлениями о морали.

Революция победила 11 февраля. Вскоре после этого в стране прошёл референдум о новом политическом устройстве. 1 апреля 1979 года Иран официально стал исламской республикой, а Хомейни провозгласили высшим руководителем страны.


Новые власти инициировали «исламскую культурную революцию» — закрылись все высшие учебные заведения, начались гонения на профессуру и студентов. Многие журналисты лишились работы, а в СМИ и по телевидению начали прославлять Хомейни и пропагандировать ислам. Иностранное кино попало под запрет.


Резко ухудшилось положение женщин: их обязали носить чадру или хиджаб, ввели раздельное обучение для девочек и мальчиков, а также сильно ограничили в правах в целом.

Страна под ударом

Первые санкции против Ирана ввели США вскоре после революции, в том же 1979 году. Это произошло после того, как радикалы из числа сторонников новой власти ворвались в американское посольство и захватили в заложники 52 человека. Ответ Вашингтона был быстрым и жёстким: все иранские активы в банках США на сумму около $11 млрд оказались заморожены.

Кроме того, под запрет попали бизнес-контакты американских граждан и предприятий с Ираном. Также власти страны ввели эмбарго на импорт из Ирана, которое коснулось и закупок нефти. Поставки в исламскую республику любых товаров, кроме медицинских и продовольственных, также были запрещены.

Инцидент привёл к разрыву дипломатических отношений между двумя государствами, которые не восстановлены по сей день.

Санкционный режим смягчили в 1981 году, когда США и Иран договорились об освобождении американских заложников. В обмен Вашингтон разморозил иранские активы и снял торговые санкции.

Однако уже в 1983 году США признали Иран государством — спонсором терроризма, что лишило страну права на получение международной финансовой помощи. Это произошло после того, как боевики в Ливане взорвали казармы американских морпехов. Теракт, за которым, предположительно, стояли иранские власти, привёл к гибели 241 военнослужащего США.

Санкции и смену режима в полной мере ощутили на себе все граждане Ирана. Сначала из магазинов пропали дорогие импортные товары вроде косметики, духов и электроники, затем пришёл черёд бытовых мелочей — батареек, канцтоваров и туалетной бумаги.

Экономическую ситуацию ещё больше осложнило нападение на Иран иракского диктатора Саддама Хусейна, начавшееся в сентябре 1980 года. Война продолжалась восемь лет и привела к огромным человеческим жертвам, которые были особенно велики с иранской стороны (по разным оценкам, от 200 000 до полумиллиона погибших военнослужащих). После начала боевых действий магазины совсем опустели, людям часто было нечего есть.

Спустя два года после революции президент Ирана Абольхасан Банисадр отчитался об экономических показателях страны, которые красноречиво свидетельствовали о её тяжёлом положении. Производство основных видов промышленной и сельскохозяйственной продукции упало на 30–50%, годовая инфляция подскочила до 30–35%, а валютные резервы сократились на 60%.


Прошла масштабная кампания по национализации активов богатейших людей страны: в руках государства оказалось 80% всей промышленности.


К концу ирано-иракской войны ВВП Ирана на душу населения упал до $3300 — в два раза ниже максимума, достигнутого ещё в 1976 году при шахе Пехлеви. Достигнуть $4000 удалось лишь в 1997 году. Столь низкие показатели объясняются не только экономическими проблемами, но и бумом рождаемости, который инициировали власти страны, стремившиеся вырастить новое поколение мусульман, не «испорченных» западными ценностями.

Как ни странно, для аятоллы Хомейни неудачи в экономике были не столь важны, а международную изоляцию он и вовсе называл «одним из наших великих благ».

Жизнь в изоляции. Как Иран и Куба привыкали к жёстким международным санкциям

С санкциями в XXI век

Очередная волна санкций ждала Иран в 2000-х. На сей раз поводом для них стали попытки властей страны создать ядерное оружие.

В 2003 году представители Международного агентства по атомной энергии (МАГАТЭ) обнаружили в Иране признаки работы по обогащению урана. Спустя три года ООН запретила импорт и экспорт ядерных материалов и соответствующего оборудования из Ирана, а позднее наложила и ряд других ограничений. Эти ограничения были не слишком жёсткими, но главные проблемы ждали страну впереди.

В 2010 году санкции также ввёл Евросоюз. Под запретом оказались поставки оборудования для нефтегазовой и нефтеперерабатывающей отрасли, продажи любых технологий, которые можно использовать для создания оружия, открытие счетов на территории ЕС для иранских банков и граждан, запрет на инвестиции в Иран и выдачу кредитов правительству страны.


В конце 2011 года США ввели санкции против Центробанка Ирана, а вскоре после этого банки страны отключили от системы SWIFT. В 2012 году к нефтяному эмбарго США присоединился и ЕС, который также заморозил активы иранского ЦБ на своей территории.


До того года власти Ирана отрицали влияние санкций на национальную экономику или же повторяли заявления об их пользе, но после введения санкций ЕС отрицать очевидное стало бессмысленно. Европа покупала треть иранской нефти, и потеря такого огромного рынка драматически сказалась на доходах от продажи. Они сократились более чем вдвое — со $118 млрд в 2011 году до $53–56 в 2013-м.

В тот период Иран взял курс на построение «экономики сопротивления». Этот термин включал в себя сокращение зависимости от нефтяных доходов, борьбу с коррупцией и опору на внутренние силы. К примеру, в стране удалось внедрить систему POS, аналогичную Visa и Mastercard.

Вместе с тем Иран неплохо научился обходить нефтяное эмбарго, в основном — за счёт контрабанды. В число самых популярных способов входили фальсификация сопроводительных документов, выдающих иранскую нефть, например, за иракскую, а также использование нефтяных танкеров подставных компаний из третьих стран для перевозки нефти.

В 2015 году Иран заключил так называемую ядерную сделку с участием США, России, Китая, Великобритании, Франции и Германии. Тегеран обязался ограничить ядерную программу в обмен на полную отмену всех санкций. В январе 2016 года ограничения сняли, однако уже в 2018 году США по инициативе президента Дональда Трампа вышли из сделки и восстановили жёсткий санкционный режим.


Это привело к масштабному кризису: уровень добычи нефти упал до минимума почти за 40 лет, ВВП на душу населения в 2020 году соответствовал уровню 30-летней давности, импорт серьёзно сократился, подскочила инфляция. Возникла катастрофическая нехватка медикаментов.


Сейчас Иран всё ещё пытается компенсировать последствия санкций, но ситуация остаётся непростой. Власти пытаются найти новые способы поддержать экономику. Так, в июле 2018 года они решили легализовать криптовалюту для пополнения доходов бюджета. По оценкам иранских аналитиков, страна может зарабатывать на майнинге $700 млн в год, а также получить дополнительные рабочие места. В 2019 году в стране приняли закон, который установил режим лицензирования для криптомайнеров.

В 2020 году правительство Ирана решило провести деноминацию. Обесценившийся реал заменили на новую валюту — томан. 1 томан приравняли к 10 000 реалов. На окончательный переход отведено два года, завершение реформы ожидается в этом году. При этом в стране начал расти спрос на коины — люди пытаются сбежать в крипту от галопирующей инфляции и падающего фондового рынка.

Часть II. Санкции на «Острове Свободы»

Фидель против Батисты

В истории Кубы второй половины XX века можно найти немало совпадений с ситуацией, сложившейся в Иране. Одно из главных состоит в том, что санкции также обрушились на островное государство вскоре после революции, которая полностью изменила страну.

В 1952 году в результате военного переворота к власти на Кубе уже во второй раз пришёл Фульхенсио Батиста. Он установил в стране диктаторский проамериканский режим. Репрессии в стране значительно усилились после неудачной попытки революции, которую 26 июля 1953 году предприняли Фидель Кастро и его соратники. Аресты, пытки и убийства неугодных стали обычным делом.

В то же время кубинская столица Гавана превратилась в местный аналог Лас-Вегаса — в короткие сроки в городе выросло большое количество казино, тон в которых задавала мафия из США. Хватало и борделей, для работы в которых массово похищали девушек по всей стране. Большую часть экономики Кубы контролировал американский капитал.


Экономическое развитие страны было довольно высоким: хотя значительная часть населения жила в бедности, а водоснабжение имела лишь треть домохозяйств, по официальным данным, Куба входила в пятёрку самых развитых стран Латинской Америки. При этом в отдельные годы число безработных доходило до 30% работоспособного населения страны.


Среднее образование имело лишь 3% жителей Кубы, социальное расслоение приобрело невероятные масштабы, а коррупция пронизывала государственный аппарат сверху донизу.

С декабря 1956 года революционеры под руководством Кастро, которого выпустили из тюрьмы годом ранее, начали новый этап борьбы против режима Батисты. Противостояние закончилось окончательной победой восставших 1 января 1959 года. Диктатор сбежал из страны.

В марте 1959 года новые власти создали правительственную комиссию по пересмотру контрактов с американскими монополиями. Это решение стало очевидным предвестником грядущих преобразований.

Уже 17 мая был принят закон об аграрной реформе, в результате которой частная собственность на землю была упразднена. В 1960 году правительство в несколько этапов провело национализацию банков, кредитно-финансовых организаций и промышленных предприятий.

Разумеется, при этом пострадали прежде всего американские компании и корпорации, понёсшие гигантские убытки. Ответ правительства США не заставил себя ждать.

Блокада и дружба с СССР

С июля 1960 года Вашингтон начал последовательно вводить санкции против своего островного соседа (хотя, как ни странно, США были одним из первых государств, признавших новое правительство страны).


Всё началось с решения о сокращении импорта кубинского сахара, за этим вскоре последовали более жёсткие ограничения — полное эмбарго на поставку любых товаров, кроме продуктов и лекарств, а также запрет на ввоз товаров с Кубы.


Кроме того, США пригрозили лишить помощи любое государство, которое будет сотрудничать с кубинским правительством.

Экономика Кубы, ещё недавно почти целиком зависевшая от США, оказалась в сложном положении. В этих условиях Кастро и его соратники начали налаживать более тесные отношения с СССР. Поначалу новые кубинские власти вовсе не спешили брататься с Москвой и не заявляли о готовности строить социализм. Однако в сентябре 1960 года Фидель встретился на сессии ООН в Нью-Йорке с Никитой Хрущёвым, и это определило дальнейшую судьбу страны.

СССР предложил Кубе поставлять нефть в обмен на сахар. Позднее остров посетил член политбюро ЦК КПСС Анастас Микоян, которому удалось склонить кубинское руководство к более тесному сотрудничеству. В апреле 1961 года Кастро впервые объявил о «социалистическом характере» революции. Экономика страны начинает получать всё больше поддержки из далёкого СССР: на тропический остров потянулись суда с советскими специалистами, продовольствием, сырьём и техникой.

В августе 1962 года сотрудничество дошло до размещения на Кубе баллистических ракет средней дальности. Это не осталось незамеченным американцами, что в итоге вылилось в знаменитый Карибский кризис, когда две сверхдержавы оказались на грани ядерной войны.

В результате сложных переговоров СССР согласился вывести ракеты в обмен на демонтаж аналогичных американских ракет в Турции. Это привело к охлаждению отношений Москвы и Гаваны, поскольку Хрущёв принял решение без консультаций с Кастро.

Хотя острая фаза кризиса осталась позади, США продолжали регулярно расширять санкции против непокорного острова. Так, в 1963 году были приняты «Меры регулирования для осуществления контроля за кубинскими активами». Тогда же американским гражданам запретили поездки на Кубу.

Несмотря на все обиды команданте, в экономическом плане Куба продолжала целиком зависеть от СССР почти до самого конца советской империи. С 1960 по 1990 год СССР предоставил союзнику товаров и прямой финансовой помощи на астрономическую сумму в $65 млрд. В 2014 году старый долг Кубы перед Россией, которая стала правопреемницей СССР, оценивался в $35 млрд. К визиту российского президента Владимира Путина на остров Москва сделала Кубе щедрый подарок, списав 90% этой суммы.

Голодные годы

Опека могучей сверхдержавы сыграла с Кубой злую шутку, когда поток денег и товаров иссяк и «Остров Свободы» остался наедине со своими экономическими трудностями.

В августе 1990 года Фидель Кастро объявил о вступлении страны в «особый период в мирное время». За этим осторожным термином скрывалась настоящая катастрофа: к 1993 году валовой национальный продукт на Кубе сократился на 35%, экспорт — на 79%, импорт — на 76%.

Карточная система распределения продуктов питания, действовавшая с 1962 года, больше не могла обеспечить население продовольствием. Не хватало ни мяса, ни даже хлеба, поскольку пшеницей Кубу также обеспечивал СССР. На месячный рацион можно было прожить всего пару недель.


В стране начался голод. С улиц почти исчезли собаки и кошки — животных употребляли в пищу.


Люди целыми семьями бежали с острова на катерах и лодках, а когда они кончились, в ход пошли автомобильные камеры и покрышки. На них кое-как доплывали до берегов Флориды, находящейся примерно в 200 километрах от Кубы.

В этих условиях Кастро вынужден был смягчить жёсткую социалистическую модель экономики. Власти позволили открывать мелкие семейные предприятия, а также допустили в страну иностранные инвестиции, особенно в секторе массового туризма. Убыточные госпредприятия стали закрывать.

В 1993 году населению разрешили иметь американские доллары, которые стали второй денежной единицей наряду с кубинским песо (затем доллары заменили на кук, курс которого был привязан к американской валюте). На Кубу повалили иностранные туристы. Буйным цветом расцвела проституция, но местные власти сознательно закрывали на это глаза.

Несмотря на то что ситуация в стране находилась как минимум на грани гуманитарного кризиса, американские законодатели приложили немалые усилия, чтобы ещё больше осложнить положение населения острова.

В 1992 году они приняли «Закон о кубинской демократии», который был направлен на полное прекращение торговли между Кубой и другими странами. Одно из положений документа запрещало судам, которые доставляли на остров какие-либо товары, заходить в американские порты в течение 180 дней. Живущим в США кубинцам стало сложнее снабжать своих родственников валютой и медикаментами.

Жизнь в изоляции. Как Иран и Куба привыкали к жёстким международным санкциям

Новые правила, старая система

В XXI веке экономика Кубы начала понемногу приходить в себя после шока 90-х. Выгодный контракт с Венесуэлой позволил наладить поставки сырой нефти на льготных условиях. Экспорт нефтепродуктов стал крупнейшим источником валютных поступлений, обеспечивая треть кубинского бюджета. Рост мировых цен на никель (одно из важнейших полезных ископаемых на острове) также позволил увеличить доходы страны. Эти и другие факторы привели к тому, что только за период с 2004 по 2007 год ВВП Кубы вырос на 42,5%.

После улучшения ситуации в экономике кубинские власти почувствовали себя увереннее и постепенно начали сворачивать курс на реформы. Усилился госконтроль за зарубежными инвесторами, местным жителям также стало сложнее заниматься мелким бизнесом.

Хотя жизнь на Кубе менялась и людям приходилось приспосабливаться к новым условиям, одна вещь оставалась неизменной — отношения с США традиционно были ужасными. Первым, кто попытался закончить вражду, стал избранный в 2009 году американский президент Барак Обама. Незадолго до этого на Кубе тоже сменилась власть: старый команданте Фидель отошёл от дел, уступив бразды правления своему младшему брату Раулю, который был сторонником более либерального курса.

В декабре 2014 года лидеры двух стран договорились начать разморозку отношений, а в марте 2016 года прошёл исторический визит Обамы на Кубу. Он стал первым с 1928 года президентом США, побывавшем на острове.

Казалось, что санкционное давление также начало ослабевать. Администрация Обамы сняла часть ограничений и вычеркнула Кубу из списка стран — спонсоров терроризма. В Гаване открылось Посольство США, в Вашингтоне — Посольство Кубы. Американские авиакомпании начали выполнять коммерческие полёты в кубинские города, круизные компании — отправлять на остров лайнеры.

Однако после того, как хозяином Белого дома стал Дональд Трамп, курс на нормализацию отношений быстро свернули, а из Вашингтона снова начала доноситься жёсткая риторика в адрес кубинских властей. Ситуация не слишком изменилась и при администрации Джо Байдена.


В 2021 году почти весь мир в очередной раз призвал США отказаться от санкций против Кубы: под соответствующей резолюцией подписались 184 страны ООН, однако Вашингтон по-прежнему отказывается отступить.


На Кубе власть сменилась в 2019 году. Во главе страны впервые за много десятков лет встал человек, не входящий в семью Кастро: парламент избрал президентом председателя госсовета Мигеля Диаса-Канеля. Позднее он также возглавил компартию Кубы. По оценкам западных журналистов, Диас-Канель продолжает ту же политику, которой придерживался его предшественник, и допускает лишь незначительное расширение частного сектора.

Действующему президенту приходится непросто: в 2020 году экономика Кубы сократилась на 11% из-за санкций, пандемии коронавируса и ряда других факторов. Остров периодически сотрясают масштабные протесты. Всё это снова ставит перед властями вопрос о модернизации страны и продолжении реформ.

Новости партнеров