31 октября 2021, 10:21
9 мин.

Эпоха смекалистых. Как россияне экономили в лихие 90-е

Распад СССР и лихие 90-е каждый вспоминает по-своему: одни с ностальгией и трепетом, другие с ужасом. Однако, несмотря на экономический кризис, бандитизм и дефицит товаров, этот период научил россиян главному — экономии. Полиэтиленовые пакеты стирали по несколько раз, суп варили из тушёнки или бульонных кубиков, а печенье пекли на основе огуречного рассола. В Международный день экономии «Секрет фирмы» рассказывает, что помогало бизнесменам и простым рабочим выживать в эти непростые времена.

Эпоха смекалистых. Как россияне экономили в лихие 90-е

Эпоха 1990-х — что это? С одной стороны, реформаторство, полный отказ от советской системы, дух свободы, джинсы, жвачка и тетрисы. С другой — экономический упадок, разгул бандитизма и полная дезориентация: люди не понимали, к чему они идут. Но, как говорится, хочешь жить — умей вертеться. И россияне «вертелись».

Читатели «Секрета» поделились, как выживали в эти непростые времена. Одни занимались предпринимательством: ездили в Польшу и Турцию за одеждой, а потом втридорога продавали на рынках. Другие покупали муку и сахар мешками, сами пекли хлеб — так получалось дешевле.

Легче жилось и тем, кто изготавливал самогон на продажу и вёл сельское хозяйство. В огороде выращивали свёклу, капусту, огурцы и помидоры, на зиму делали заготовки, а капусту квасили. Держали свиней, коров, кур и прочих сельскохозяйственных животных. С одних только кроликов получался суп, тушёнка и шубка.

Домашняя библиотека в те годы тоже была с уклоном на экономию. В 1993 году вышла книга Леонида Одинцова «Тысяча и 999 полезных советов». Автор делился лайфхаками, как использовать отходы и экономить. Например, предлагал применять остывшую воду, в которой варились макароны или рис, в качестве клея.

Женщинам же автор рекомендовал дышать во флакон с лаком для ногтей перед тем, как его закрыть, чтобы углекислый газ вытолкнул воздух, и лак дольше оставался свежим. В той же книге есть совет, как изменить цвет лака: достаточно добавить в него немного чернил «Радуга». Их и сейчас продают в канцелярских магазинах, так что можно проверить, работает ли этот лайфхак. Засохшую тушь для ресниц разбавляли каплями для глаз — некоторые и по сей день пользуются этим способом.

На какие только изощрения не шли в перестроечное время. Вместо жвачек, которые были не каждому по карману, жевали гудрон. Добывали его, как правило, на стройках. Некоторые верили, будто гудрон отбеливает зубы. Впрочем, использовали дёготь и в практических целях. Его растапливали на костре в консервной банке, а потом заклеивали дырку в ведре или бочке.

Экономили и на электричестве. В холодильник клали несколько бутылок с замерзшей водой, которые отдавали холод, — таким образом, холодильный агрегат включался реже. Это позволяло экономить электричество и продлевать срок службы холодильника.

Отдельным видом искусства была кулинария 90-х годов. Хозяйки наладили практически безотходное производство. Маринованные и соленые огурцы шли в салаты, из рассола детям выпекали печенье. Рецепт теста был невероятно прост: 1 стакан огуречного рассола, 1 стакан сахара, 2-3 стакана муки (кто-то брал больше), полстакана растительного масла и чайная ложка соды. Все эти ингредиенты чаще всего были под рукой.

Супы готовили на основе консервов, бульонных кубиков или плавленого сыра, а летом — из крапивы и щавеля. Вместо бутербродов с колбасой ели чёрный хлеб, смазанный растительным маслом и солью. Некоторые намазывали на хлеб овощную пасту из хрена и помидоров или свекольную икру.

Мнение эксперта
Екатерина Мовсесян
генеральный директор агентства КРОС

Оба моих родителя не были бизнесменами, а работали на трёх работах и параллельно учились. Но одежду всё равно покупали на рынках и распродажах, а какую-то часть вообще шили самостоятельно, так получалось дешевле.


Готовили, конечно, дома, никаких ресторанов и кафе. Продукты покупали простые, и были рады всему бесплатному. Хорошо помню, как разрезали коробки с «ножками Буша». А у бабушки всегда был полный погреб заготовок со своего огорода, которыми она снабжала всю семью.


Мама могла сделать три блюда из одной курицы. Рецепт примерно такой. Отделяем аккуратно кожу, затем мясо от костей. Из костей варим суп. Оставшееся мясо делим примерно на две части. Одну часть мяса режем на кусочки, добавляем специи, заворачиваем в кожу, отвариваем, а затем обжариваем. Получается вкусная колбаса. Вторую часть мяса проворачиваем через мясорубку, добавляя лук, специи и побольше хлеба. Жарим. Куриные котлеты готовы. В результате одну курицу вся семья ест два дня.


В школе нас, девочек, учили, как накормить семью дёшево и вкусно. Давали виртуальный бюджет, и на определённую сумму нужно было составить разнообразное меню на неделю. Вообще я до сих пор могу, как мама, одной курицей семью накормить. Особенно если ещё есть картошка или макароны.


И швец, и жнец, и на дуде игрец

Переворот в политике и экономике заставил многих изменить род деятельность. Инженеры становились челноками, врачи открывали палатки на рынке, и даже представители интеллигенции и доктора наук были вынуждены сдавать бутылки и копить на собственный бизнес.

В разговоре с «Секретом» многие предприниматели признались: в 90-е им приходилось осваивать несколько профессий, а иногда и полностью менять курс. По словам Екатерины Мовсесян, бизнесу все только учились, и во многом перед предпринимателями стоял скорее вопрос выживания (иногда в буквальном смысле), а не как сэкономить.

Экономили в основном на сотрудниках. Один человек мог выступать в роли нескольких специалистов. Впрочем, сегодняшняя ситуация с пандемией коронавируса заставляет обернуться назад и использовать прошлый опыт: в условиях локдауна многим придётся экономить и выживать.

Мнение эксперта
Олег Новиков
президент издательской группы «Эксмо-АСТ»

В 90-е годы я был студентом МАИ, планировал заниматься научной деятельностью, но нашёл себя в другой области. Я начал работать в книготорговой компании экспедитором и убедился, что в стране, где долгие годы книги были в остром дефиците, издательский бизнес открывает самые широкие перспективы для самореализации. Мы возили книги в регионы, а вскоре начали издавать их сами. На этом этапе не было возможности расширять штат, набирать специалистов, пришлось освоить сразу множество специальностей, разбираться во всех этапах создания книги: от переговоров с авторами до поиска типографии, выбора бумаги и обложки. Порой приходилось даже участвовать в обсуждении развития сюжета той или иной книги.


Первыми книгами, которые мы успешно издавали, были исторические детективы Черкасова, Фёдорова, Пикуля. Но нужны были новые имена среди национальных авторов. Первым таким открытием стал Данил Корецкий, потом появилась Александра Маринина, позже — Дарья Донцова. Мы расширяли бизнес, и в его основу легла финансовая независимость всех подразделений издательской группы. Каждая редакция формирует свой план, работает над маркетингом, занимается продажами. Что касается экономии, тут важно грамотно взвесить риски, знать ситуацию на рынке и потребности читателя, чтобы не ошибиться с тиражом.


Сегодня в условиях локдауна вновь актуален вопрос экономии. Он коснётся всех участников книжного рынка: будут сокращаться тиражи, попадать в стоп релизы новинок, приостановится покупка и продажа авторских прав за рубежом. Будем надеяться на то, что выйдем из нового кризиса с минимальными потерями.


Мнение эксперта
Вадим Филатов
заместитель директора ПЭК

Когда я вспоминаю, как развивался бизнес в 90-х годах, с чем приходилось сталкиваться, на ум приходят два слова — это «сообразительность» и «риск».


Первый мой коммерческий «заказ» напрямую связан с перевозками. Решил помочь с пианино. Жутко тяжёлое — 280 килограмм, которые надо было спустить с третьего этажа, погрузить, перевезти и поднять на четвёртый. В 1993–1994 годах появилось много заказов на перевозку мебели. Всё в ручном режиме, без каких-либо GPS-систем, внушительных автопарков, автоматизации, мобильных элементов.


Первое, что сделал, — заручился поддержкой самого профессионального диспетчера, ему платил 10% от заказа. Второе — взял на работу уже сформированные бригады. Чуть позже перестал сам выезжать на вызовы, брал с ребят проценты.


Когда открыли первую транспортную компанию — «Фалькон», задумались о рентабельности и начали пополнять автопарк. Купили «ГАЗ-66», а, как оказалось, мебель в него не проходит, мешают подкрылки. В итоге пришлось приварить будку сзади к авто. Это к вопросу об издержках и целесообразности затрат.


В начале двухтысячных годов вместе с партнёром Евгением Фирсовым создали ПЭК. Собрали все деньги, что были, и ещё взяли кредит. На чём экономили? На сотрудниках. Весь функционал выполняла небольшая команда. Работали до упора: утром выступали в роли HR, набирали сотрудников, днём были руководителями филиальной сети, прорабатывали многочисленные вопросы с директорами филиалов. Первые из них открылись в Москве, Казани, Уфе, Ростове-на-Дону и Краснодаре.


Вечером занимались погрузкой, рабочий день часто завершался в 4 утра. Кроме нас, в головном офисе был главный бухгалтер, его помощник, начальник клиентского отдела, руководитель IT-отдела, заведующий складом и два грузчика. В таком темпе работали год. Это общая ответственность, все риски делили друг с другом: сами искали транспорт, сами перегружали, если была необходимость.


Мнение эксперта
Иван Бондарев
франчайзи СДЭК

Я родился в 1988 году, и в 90-х только ходил в школу. Но события, которые переживали в те годы мои родители, повлияли на их и моё мировоззрение и установки.


В период дефицита экономили на всём. У тестя было производство грузоподъёмных механизмов. Выживать помогал бартер. Например, продавали на молокозавод стропы, принимали оплату молочными продуктами — и ими же выдавали часть зарплаты сотрудникам. Существовал даже термин: в счёт зарплаты. Это больше опыт родителей, но их истории — наше наследство, мы можем почерпнуть что-то полезное для себя.


Мнение эксперта
Алексей Дубовик
учредитель логистической компании ООО «Артекс»

В лихие 90-е я служил в таможне и наблюдал за бизнесом со стороны госслужащего. Хочу поделиться историей, как в те годы экономили на ввозе автомобилей и как падал и поднимался российский автопром.


Всё началось в далёком 1991 году: таможенный комитет СССР издал приказ, в рамках которого частное лицо могло ввезти беспошлинно один автомобиль, но должен был отъездить на нём не менее двух лет, иначе пришлось бы заплатить пошлину — 0,1 экю (предшественник современного евро, на тот момент курс составлял примерно 1$) за 1 куб. см рабочего объёма двигателя.


За год было ввезено в страну более чем 100 000 иномарок. Российский автопром впервые столкнулся с конкуренцией, появилось много качественных и недорогих автомобилей, и снова в дело вступает таможня… Уже в июне 1992 года были введены реформы, автомобили возрастом до трёх лет признавали новыми, и на них была установлена пошлина в 15% от таможенной стоимости. Более старые автомобили считались подержанными, и пошлина на них составляла 25%. Таможенная стоимость определялась на основании данных производителей автомобилей, иностранных продавцов и других независимых источников. На какие только ухищрения не шли предприниматели, чтобы занизить год выпуска и стоимость: договаривались с продавцами и в купчих указывали стоимость в 1000$ за Мерседес; меняли лобовые стёкла и ремни безопасности на более новые, т. к. на них печатался год выпуска.


Тогда государство установило пошлины не от года выпуска, а от объёма двигателя. При объёме двигателя до 1500 куб. см пошлина составила 35% таможенной стоимости автомобиля, до 3000 куб. см — 50%, свыше 3000 куб. см — 70%. Но и тут наши бизнесмены не сдавались, таможню стали заваливать справками от производителей, что, например, легендарный шестисотый Мерседес оснащён двигателем 1500 куб.см.


В 1998 году случился дефолт, курс доллара вырос, а вместе с ним выросли цены на иномарки. Продукция отечественного автопрома оказалась вне конкуренции — «пацаны» пересели на «девятки».


Мнение эксперта
Дмитрий Тортев
директор ООО «Вела Рус»

В небольших российских городах экономика в начале 1990-х годов делилась на три главных сектора (в остальных не платили): челночество, видео- и аудиопиратство и сбор вторсырья. Дети банально сдавали бутылки. За день, прогулявшись под балконами, можно было насобирать приличную сумму.


В 1995 году я стал зарабатывать программированием, отладкой первых программ на предприятиях и починкой компьютеров. Экономия выражалась в том, что собственного компьютера у меня не было (286-е машинки тогда стоили около 1500 долларов, заоблачные деньги) и я обучался всему исключительно по книгам.


В это же время мой однокурсник (сейчас один из крупнейших нефтетрейдеров России) заработал первые деньги тем, что сложился с двумя друзьями деньгами, купил грузовик капусты и перепродал её в розницу во дворе нижегородских многоэтажек. Кстати, поскольку интернета тогда не было, капусту приходилось искать по толстым жёлтым справочникам «Товары и цены» толщиной в два кирпича.


Фото: ru.depositphotos.com

Новости партнеров