В опале: Российский софт для информационной безопасности под подозрением в США

К «Лаборатории Касперского» уже пришли

Вчера основатель «Лаборатории Касперского» Евгений Касперский предложил властям США изучить исходный код его программ и убедиться, что они не шпионят за пользователями. Это стало новым витком публичной дискуссии между «Лабораторией Касперского» и американскими госорганами.

После того как агенты ФБР допросили нескольких сотрудников компании в США, комитет Сената по вооружённым силам предложил запретить устанавливать продукты «Лаборатории Касперского» на компьютерах Министерства обороны. Это объяснили тем, что у Евгения Касперского есть связи с Кремлём, которые «внушают очень большую тревогу». В компании отвергли обвинения. А глава Минкомсвязи Николай Никифоров в ответ пообещал ввести контрсанкции.

«Секрет» узнал у российских компаний, связанных с информационной безопасностью, как им работается в США и произошли ли изменения в отношениях с клиентами.

Александр Лямин
Генеральный директор Qrator Labs
1
В мае мы объявили, что откладываем открытие представительства в США. Мы давно присутствуем там физически: у нас есть оборудование, площадки, представители и даже заказчики — и думали про американский офис. Но в 2014 году произошла смена политического климата. Для российских компаний американский рынок приобрёл консистенцию железобетона. И это касается не только инфобеза (компаний из области информационной безопасности. — Прим. «Секрета»). Мы — компания про бизнес, и с госсектором США мы не работаем, да и вообще не очень любим работать с госорганами во всех странах. От тех людей, с которыми мы уже сотрудничали, мы изменений в отношении не увидели. Но, безусловно, все российские компании в США стали немного по-другому воспринимать, в медиа тема России и российских хакеров сейчас освещается очень широко. Это сказывается на нашей возможности устанавливать новые контакты. Впрочем, в экспертной среде негатива всё-таки не очень много. Русские хакеры стали мемом среди разумных специалистов.
Сергей Никитин
Заместитель руководителя Лаборатории компьютерной криминалистики Group-IB
2
Иногда у американских заказчиков бывают предубеждения. Обычно они переживают не только о том, что мы официально можем передавать информацию российским спецслужбам, но и о том, что кто-то из сотрудников неофициально может сливать российской разведке данные. Как мы их переубеждаем? Мы открытая компания, регулярно приглашаем делегации приехать и посмотреть, как мы работаем. Когда они узнают про наши проверки при приёме на работу (например, полиграф), то успокаиваются. Плюс у нас есть технологические преимущества, что достаточно быстро настраивает прагматичных американцев на рабочий лад. Ещё мы часто сотрудничаем с университетами, ведём разные курсы, и это повышает доверие. Мы работаем с госслужбами в разных странах, и Интерпол, мне кажется, только рад, что есть с кем взаимодействовать на достаточно сложном с точки зрения киберпреступности российском рынке. Они менее подозрительны, чем частные заказчики, — может быть, потому что у них больше возможностей нас проверить. Особых изменений в отношениях с нашими клиентами и партнёрами мы не заметили. Что касается последних событий с «Лабораторией Касперского» и предложением одного из сенаторов запретить использование некоторых продуктов российских компаний, то это похоже на спекуляцию. В госсекторе США импортозамещение работает давно. Любой иностранной компании туда пробиться практически невозможно — там жёстко зарегулировано всё, что касается поставок программного обеспечения и оборудования госсектору. Даже у «Лаборатории Касперского» там вряд ли большие объёмы. Мне кажется, это какие-то политические игры и популизм. Это подаётся как некая новая ситуация, но это абсолютно не так. То же самое и с ответом российских властей — это звучит абсурдно. У нас и так есть реестр рекомендованного отечественного ПО, которое госорганы должны покупать в первую очередь (иностранную альтернативу можно выбрать, только если объяснить, чем она лучше). А отказываться от каких-то удобных американских программ, которым нет аналогов, просто неэффективно.
Владимир Каталов
Генеральный директор Elcomsoft
3
На американском рынке мы работаем около 20 лет — можно сказать, с него и начинали. Недоверие к нам как к российской компании, безусловно, было, но удалось его преодолеть — в первую очередь благодаря тому, что мы предлагаем уникальные решения, недоступные у других вендоров. Кроме того, мы активно участвуем в профильных мероприятиях по всему миру и давно завоевали себе репутацию надёжного поставщика продуктов для компьютерной криминалистической экспертизы. У нас есть клиенты и из госсектора США, и из бизнеса: это большинство компаний из Fortune 500 и, пожалуй, практически все государственные учреждения США — ФБР, ЦРУ, АНБ, Министерство обороны, Госдеп, армия, флот и другие, не говоря о сотнях полицейских управлений и криминалистических лабораторий в разных штатах. Изменений в отношении к нашей компании и нашим продуктам мы не заметили. Насколько я знаю, у коллег та же ситуация. Настроения, впрочем, слегка тревожные. Офиса в США у нас нет, и ни с какими проверками к нам не обращались. Однако недавно мы получили запрос из Комитета Сената по национальной безопасности и правительственным делам с просьбой о предоставлении некоторой информации (к сожалению, не могу раскрывать детали). Я не исключаю, что дойдёт до ограничения использования продуктов российских компаний в США. Но, как мне кажется, речь будет идти только о конкретных компаниях, в отношении которых есть, скажем так, определённые подозрения.
Юрий Губанов
Генеральный директор Belkasoft
4
У нас есть клиенты из госсектора США и частные компании, но никаких изменений в работе с ними мы не почувствовали. Вообще, у нас очень специфический рынок (digital forensics, или рынок софта для компьютерной криминалистики. — Прим. «Секрета») и заказчики, чтобы по нам судить об американском рынке. Проблем у нас не было почти никогда, но и сделок крупных не было: наши лицензии в основном покупают небольшими партиями. Мы думаем, что крупные проекты как раз требуют доказательства, что ты не верблюд, но это лишь предположение. Нам только один-два раза за долгие годы говорили что-то вроде: «Мы вас не купим, потому что вы русские». Но это скорее было маскировкой других причин. Не хотелось бы, конечно, чтобы российские продукты запретили в США. Теоретически до этого может дойти, но тут, по счастью, не такие большие деньги, чтобы это было интересно американским политикам и лоббистам: ПО — это всё же не нефть. Но я сейчас говорю про нашу область цифровой криминалистики, а у антивирусов совсем другие деньги, так что в «Лаборатории Касперского», возможно, не зря волнуются и готовы сотрудничать.
Кирилл Керценбаум
Менеджер по развитию бизнеса «Лаборатории Касперского»
5
Спрос на высокие технологии таков, что потребители в США готовы платить лишь за качественные и эффективные решения вне зависимости от страны их происхождения. Поэтому позиции российских высокотехнологичных компаний на западных рынках стабильны вне зависимости от внешних обстоятельств и различных новостных поводов. Единственный сектор, где усложнилась работа, — это государственные органы и госкомпании, но этот сегмент в США исторически практически закрыт для иностранных компаний, и далеко не только для российских. Как таковой дискриминации последних не существует. Наш бизнес в коммерческом сегменте не претерпел серьёзных изменений, и мы остаёмся одним из лидеров на рынке защиты домашних пользователей в США. Нынешние дискуссии и политические споры не сильно влияют на объём спроса на средства защиты. Североамериканский рынок для нас — второй по величине в доле от общей выручки компании (после Европы), на этот регион приходится почти четверть продаж «Лаборатории Касперского». В целом на долю международных продаж у нас приходится около 86%. Очень многие страны начинают более активно осуществлять протекционистскую политику, создавая преференции для местных компаний и локальных разработчиков. Это несколько усложняет конкуренцию, но при этом создаёт более комфортные условия для развития бизнеса на своей территории.

Комментарии

Ещё по теме
Загрузка...
Загрузка...