Обыски в «Гоголь-центре»: Что нужно знать

Почему допрашивали режиссёра Серебренникова

23 мая режиссёр и руководитель московского театра «Гоголь-центр» Кирилл Серебренников был доставлен на допрос в Следственный комитет РФ. Перед этим в его квартире и театре прошли обыски, сотрудников правоохранительных органов интересовали финансовые документы, была досмотрена и изъята техника. На сайте СК появилась новость о том, что обыски связаны с возбуждением и расследованием дела «о хищении бюджетных средств в особо крупном размере». «По версии следствия пока неустановленными лицами из числа руководства автономной некоммерческой организации "Седьмая студия" с 2011 по 2014 годы были похищены бюджетные средства в размере около 200 млн рублей, выделенных государством в соответствии с постановлением правительства на развитие и популяризацию искусства Российской Федерации», — говорится на сайте комитета.

Вечером возле театра образовалась стихийная акция поддержки худрука и директора «Гоголь-центра», выступить в его защиту приехали актёры Чулпан Хаматова и Евгений Миронов, режиссёр Фёдор Бондарчук и другие. Серебренников — известный кино- и театральный режиссёр, призёр Каннского фестиваля. Он возглавляет Театр имени Гоголя с 2012 года, при нём театр был переименован в «Гоголь-центр».

Обновление

Кроме Кирилла Серебренникова, следователи задержали по тому же делу бывших гендиректора и главного бухгалтера театральной компании «Седьмая студия» Юрия Итина и Нину Масляеву. Их подозревают в мошенничестве в особо крупном размере, сообщает сайт СК. Юрий Итин сейчас работает директором ярославского Театра имени Фёдора Волкова. Нина Масляева указана на сайте театра «У Никитских ворот» как главный бухгалтер.

Серебренникова отпустили из СК под обязательство явки на допросы вчера вечером. Он проходит по делу как свидетель.

Чем занималась «Седьмая студия»

«Седьмая студия», из-за которой СК проводит проверку, — некоммерческая организация, зарегистрированная Серебренниковым в 2011 году по его домашнему адресу. Это — юридическое лицо труппы выпускников Школы-студии МХАТ курса Кирилла Серебренникова, рассказала на Сulttrigger Евгения Шерменева, в прошлом директор фестиваля «Территория» и заместительница бывшего руководителя департамента культуры Москвы Сергея Капкова. У «Седьмой студии» было несколько спектаклей: «Отморозки» по роману Захара Прилепина, «Метаморфозы», «Охота на Снарка», «Левый концерт» и другие, отмечает Шерменева.

Согласно данным «СПАРК-Интерфакса», она четыре раза становилась исполнителем госзаказов от Министерства культуры. Один раз — в 2011 году, сумма контракта составляла 10 млн рублей, трижды — в 2013 году, общая сумма контрактов — 2,3 млн рублей.

В 2011 году компания Серебренникова проводила проект «Платформа» — серию мероприятий, в том числе театральных постановок, концертов, лекций и дискуссий, в выставочном комплексе «Винзавод» в Москве. В 2013 году в Москву приезжал голландский однодневный музыкальный фестиваль Night of the Unexpected в рамках Года дружбы России с Нидерландами, «Студия» Серебренникова осуществляла сопровождение и театральную постановку этого проекта. Услуги заказчик — Министерство культуры РФ — оценил в 2 млн руб. В том же году Серебренников делал похожую работу для Московского музея современного искусства за 140 000 рублей, ещё 190 000 рублей «Студия» заработала на поставке «декорации объёмных», заказчиком выступил Московский театр имени Гоголя.

Что такое проект «Платформа», из-за которого проходят обыски

«Нам хотелось придумать что-то на стыке течений современного искусства — театра, танца, музыки и медиа, чтобы они переплетались между собой и получались совершенно новые проекты», — говорил Серебренников в 2011 году о проекте «Платформа». Для него Серебренников поставил спектакль «Отморозки» по повести Захара Прилепина «Санькя», который в 2012 году получил «Золотую маску». Кроме того, на «Винзаводе» прошло несколько десятков спектаклей и концертов, ставились балеты, исполнялись оперные арии, читались лекции и стихи. Проект был признан успешным, и в конце 2011 года для развития «Платформы» «Седьмая студия» получила 70 млн рублей напрямую из бюджета, постановление об этом подписал Владимир Путин.

«Интерфакс» сообщил, что 23 мая по тому же делу обыски прошли у бывшей руководительницы департамента государственной поддержки искусства и народного творчества Министерства культуры РФ Софьи Апфельбаум.

Апфельбаум представляла Министерство культуры, когда заключался контракт на выделение субсидий для проведения проекта «Платформа». Сейчас Апфельбаум работает директором Российского академического молодёжного театра (РАМТ).

Как работает «Гоголь-центр»

Серебренников с 2016 года не только худрук, но и директор «Гоголь-центра». Театр, как и большинство государственных учреждений культуры, получает субсидии — к примеру, согласно документам на сайте «Центра», в 2016 году ему был выделен 81 млн рублей. В 2015 году бывший директор театра Анастасия Голуб заявила об экономических проблемах «Гоголь-центра», тогда в СМИ писали об убытках в размере 80 млн рублей, но предшественник Голуб Алексей Малобродский опровергал эту цифру и утверждал, что убытки не превышают 12 млн рублей.

В 2016 году, согласно тем же документам на сайте театра, доход «Гоголь-центра» от профильной деятельности (продажи билетов) должен был составить 122,5 млн рублей. «Государственная субсидия у нас — одна из самых маленьких в Москве. Нам дают деньги на минимальные зарплаты для артистов и на здание, которым государство и владеет, крыша в нём прохудилась и сцена прогнила, потому мы играем в зале, а по сцене ходить опасно. И ещё дают 2 млн рублей на новые спектакли. И всё», — рассказывал Серебренников в интервью ТАСС в минувшем апреле. По его словам, поставить спектакль на большой сцене стоит от 5 млн рублей, а у театра — десять премьер в год. «То есть приходится искать и зарабатывать самим, но в этом есть плюс — чувство независимости. Если искусство хочет видеть себя не на посылках у чиновников, оно должно уметь себя хотя бы минимально прокормить», — говорил режиссёр.

Комментарии

Андрей Воробьёв
Директор «Мастерской Петра Фоменко»
1
Театру стать прибыльным достаточно просто. На государственные деньги мы создаём репертуар. И если он получается качественный, мы продаём билеты и зарабатываем. На них наш театр зарабатывает в полтора раза больше, чем получает денег из бюджета. Если я не ошибаюсь, такая же ситуация в Театре имени Вахтангова и нескольких других театрах. Прибыль мы тратим обычно на новые постановки, премирование сотрудников или оказание им материальной помощи в случае необходимости. Самая большая проблема с получением государственных денег — это соблюдение законодательства. Мы получаем госсубсидии через 44-й ФЗ, тратим деньги по 223-му. Оба этих закона очень сложные. Было бы здорово, если бы правительство отменило эти законы для государственных культурных учреждений. Они только тормозят нашу работу, делают её тяжёлой, заставляют оформлять кучу документов. У нас есть целый отдел специальных сотрудников, юристов и специалистов по закупкам, которые помогают нам находиться в рамках правового поля. И они есть у всех театров. Но даже с ними никто не застрахован от ошибок, за которые можно наказать. Театры должны создавать и прокатывать репертуар, а не думать, в какой день надо зайти на электронную торговую площадку, какие документы на ней разместить, когда их снять, какие условия аукциона опубликовать. Хорошо бы, чтобы театры имели возможность расходовать средства так, как им нужно. Но сейчас, к сожалению, ситуация другая.
Марина Андрейкина
Экс-директор «Электротеатра "Станиславский"»
2
В России театр в подавляющем большинстве случаев неприбылен. Прибыльными могут быть — а могут и не быть — антрепризы и мюзиклы. Даже в самых популярных бюджетных театрах в Москве доля бюджетного финансирования — порядка 30%. И это очень крутой показатель. При этом законодательство, регулирующее госзакупки, крайне неэффективно. По крайней мере в театре. Нарушения найти можно всегда и везде. Не знаю уж, можно ли за них сажать, но, чтобы обеспечить полное соблюдение бредовых требований, надо остановить деятельность театра на несколько месяцев, если не на год-полтора. Теперь закупками занимаются специально созданные отделы. Часто возникают такие ситуации: в компьютере сломалась маленькая деталька. Наш компьютерщик в состоянии её починить. Он находит деталь, она стоит копейки. Допустим, рублей 300. Но мы не можем купить эту деталь сразу, так как магазина, где мы её нашли, нет на электронном портале. Заходим на электронный портал — там эта деталь стоит несколько тысяч рублей. А в театре бывает исходящий реквизит, нужны ткани для костюмов, это очень затруднительно покупать через 44-ФЗ. Проблема ещё в том, что в процессе работы для пользы дела бывает необходимо что-то поменять. А госконтракт такой возможности не даёт.

Фотография на обложке: Александра Мудрац / ТАСС

Нам важно ваше мнение

Ещё по теме
Загрузка...
Загрузка...