Е-коммерсанкции. Новый законопроект может усложнить интернет-торговлю в России

Как изменения в правилах дистанционной торговли могут поменять покупки в интернете
26 августа в 12:43

Российские интернет-коммерсанты хотят конкурировать на равных условиях с зарубежными продавцами и получить права продавать алкоголь и «ювелирку». Но пока им обещают только новые рамки и большую ответственность. В «Секрете фирмы» оказался проект постановления с новыми правилами дистанционной торговли.

Работа в России для компаний из сферы интернет-торговли может осложниться. Как стало известно «СФ», в правительстве разработали поправки к постановлению № 612 «Об утверждении Правил продажи товаров дистанционным способом» (есть в распоряжении редакции). Они призваны в том числе учесть и отрегулировать работу компаний — агрегаторов дистанционной торговли. К числу таких компаний-агрегаторов относятся, например, AliExpress, OZON, Wildberries и другие.

Ужесточение правил работы сферы интернет-торговли скажется не только на площадках интернет-торговли, но и на их клиентах.

«СФ» разобрался, что может ждать продавцов, агрегаторов и покупателей с принятием новой версии Правил дистанционной торговли.

Что изменится для покупателя?

На первый взгляд, многие изменения продиктованы стремлением защитить покупателя в соответствии с ЗЗПП (законом «О защите прав потребителей»). Например, в проекте нашлось место тренду защиты персональных данных — в новой редакции правил появились требования к обеспечению конфиденциальности сведений, которые передают агрегаторам клиенты.

Согласно тексту проекта (п. 14), покупатель должен направить продавцу: адрес доставки, информацию о товаре (наименование, марку, разновидность, комплектность и цену), должен указать вид дополнительных работ или услуг, которые будет выполнять продавец, время их исполнения и стоимость.

Теоретически в этом нет большой проблемы, считает эксперт, знакомый с ходом обсуждения законопроекта, но дополнительные требования и более сложный процесс покупки отпугнут часть покупателей.

Что изменится для агрегатора?

Проект постановления вслед за законом «О защите прав потребителей» наконец вводит понятие «агрегатор». Авторы документа предлагают чётче отделить дистанционную торговлю от работы обычных продавцов, которые дают возможность купить товар через сайт и забрать его в магазине или пункте самовывоза. Для этого в новой редакции точнее прописано условие дистанционности.

В пункте 5 появляется положение об ответственности агрегатора за бездействие при дистанционной продаже алкоголя и товаров, ограниченных к обороту. Некоторые представители отрасли считают, что предложенная формулировка прямо противоречит положениям ЗЗПП в части обязательств и пределов ответственности агрегатора.

По их мнению, новая версия правил перекладывает ответственность за соблюдение требований в отношении ассортимента товаров с продавцов на агрегатора. Последний же физически не способен сделать это. Агрегатор не владеет товаром и не должен, по мнению представителей отрасли, нести ответственность за ассортимент продавца. Особенно если товар соответствует российским нормам и правилам.

Авторы новой редакции правил хотят сделать агрегаторы ответственными за предоставление покупателю недостоверной или неполной информации о товаре или продавце. Формулировка этой поправки также вызывает вопросы, так как сегодня многие договоры купли-продажи заключаются и исполняются в течение одного рабочего дня. Закон же отводит на публикацию изменений в информации о продавце агрегатором два рабочих дня. Один день уходит на получение сведений от продавца, второй — на публикацию изменений.

Новая редакция Правил об этом двухдневном сроке умалчивает, и в результате возникает очередное противоречие между нормой закона и требованиями Правил. Виноватым же за предоставление неполной или устаревшей информации оказывается агрегатор.

Что изменится для продавца?

В новой редакции законопроекта появился пункт о праве покупателя отказаться от оплаты работ или услуг, «на выполнение которых не было получено согласие покупателя», и «потребовать от лица, выполняющего такие работы (оказывающего услуги), возврата уплаченной суммы».

Специфика дистанционной торговли такова, что у большинства компаний нет собственного склада или даже помещения, в котором выдаются товары. Единственным вариантом исполнения договора для них остаётся доставка товара потребителю — та самая «дополнительная услуга».

Таким образом, у продавца и владельца агрегатора появляются новые обязательства, которые противоречат как актуальному гражданскому законодательству, так и действующим механизмам онлайн-торговли. Итогом могут стать многочисленные судебные споры.

По договору розничной купли-продажи обязательства перед покупателем несёт именно продавец. Но формулировки в новой редакции правил говорят о том, что в ряде случаев клиенты будут направлять требования о возврате денег самому агрегатору.

Сегодня, когда объём рынка перешагнул за 1 триллион рублей, потребность в регулировании действительно есть. Работу над документом подтвердила Мария Заикина, директор по связям с общественностью OZON.

Мария Заикина
Директор по связям с общественностью OZON
Мы в курсе, что над документом ведётся активная работа. О поправках к действующим правилам — учитывая бурный рост онлайн-продаж и размывающуюся грань между онлайн-продажами и, например, омниканальными продажами, на наш взгляд, многие правила целесообразно „сблизить“ с офлайн-торговлей.

В числе позиций, по которым необходимо сблизить эти отрасли, Заикина назвала сроки возврата товаров, а также нюансы возвратов товаров различных категорий, которые сегодня в офлайне и онлайне отличаются.

Менее оптимистично оценивает попытку государства отрегулировать интернет-торговлю Александр Иванов, президент Hациональной ассоциации дистанционный торговли.

Александр Иванов
Президент Hациональной ассоциации дистанционный торговли
Во всём мире администрации и правительство всех стран всячески способствуют развитию того, что у нас принято называть товарными агрегаторами. В Китае, например, это основополагающая часть национальной стратегии. Потому что именно этот формат обеспечивает максимальную конкуренцию. А конкуренция и способствует повышению качества продукции и выступает регулятором разумных цен: если качество плохое, если цена чрезмерная, то такие производители просто уходят с рынка.

По его мнению, эта область практически не нуждается в регуляторном вмешательстве государства. «Перефразируя знаменитую фразу „Что хорошо для Standard Oil, то хорошо и для Америки“, скажем: что хорошо для интернет-торговли, хорошо для российской экономики. Соответственно, любые дополнительные „удавки“ делают ситуацию на рынке значимо хуже».

Другой собеседник «СФ», знакомый с ходом рассмотрения документа, назвал основной проблемой документа излишнюю расплывчатость ряда его положений. По его мнению, они создают поле для потребительского экстремизма.

По мнению ряда собеседников, взаимоотношения с государством в области развития интернет-торговли дают надежду на компромиссный вариант документа.

«Действующая рабочая группа в „Сколково“ позволяет эффективно доносить до государства мнение отрасли, и оно учитывается, а позиция Минпромторга весьма конструктивна, — отметил собеседник „СФ“, попросивший не разглашать его имени. — В числе последних примеров такого взаимодействия можно вспомнить проект об обязательной маркировке и реакцию государства на возражения отрасли на этот проект.

Если же говорить о реально существующих помехах функционированию и развитию интернет-торговли в России, то это прежде всего неразвитость логистической инфраструктуры. Сегодня над решением проблемы работают практически все участники рынка, и здесь нам хотелось бы видеть помощь государства».

По мнению Марии Заикиной, на развитие интернет-торговли в России положительно повлияло бы снятие запрета на ряд позиций ассортимента: «Одно из драматических отличий офлайн- и онлайн-торговли сегодня заключается в запрете на продажи многих категорий товаров в интернете — это не позволяет онлайн-площадкам дать потребителю возможность покупать полную корзину, более того, это снижает конкурентоспособность российских онлайн-игроков с зарубежными площадками, которые сегодня доставляют в Россию любой товар для личного пользования».

Что представляет собой рынок интернет-торговли?

По данным исследования Ассоциации компаний интернет-торговли (АКИТ), объём рынка онлайн-ретейла в 2018 году составил 1,66 трлн руб, что на 59% больше предыдущего года.

Фото: Ассоциация компаний интернет-торговли (АКИТ)

Сегодня в России сформирован пул из нескольких крупных игроков рынка интернет-торговли. По данным АКИТ, самая популярная площадка интернет-торговли в России — AliExpress. Согласно прогнозам, в 2018 году её выручка от продаж в России должна была составить 212 млрд рублей.

Фото: Ассоциация компаний интернет-торговли (АКИТ)

Выручка российского «Яндекса» в 2018 году составила 118,8 млрд рублей, а оборот непосредственно сервиса «Яндекс.Маркет»достиг 170 млрд рублей. В апреле 2018 года, объединив усилия со Сбербанком, компания создала площадку «Беру».

Крупнейшие игроки онлайн-рынка одежды и обуви — Lamoda и Wildberries. Их выручка в 2018 году составила 27,5 млрд рублей и 118,7 млрд рублей соответственно.

До 2024 года в рамках нацпроекта «Цифровая экономика» планируется улучшить нормативное регулирование цифровой среды. В течение двух лет в России создадут гибкую систему правового регулирования цифровой экономики. Это касается, в частности, условий для формирования электронного документооборота, внедрения инноваций на финансовых рынках, использования цифровых технологий в судопроизводстве и работе нотариусов.

Фото: shutterstock.com/vostock-photo.online