20 декабря 2021, 21:51
5 мин.

Терпение на 2 млн рублей. Как двое россиян заставили государство заплатить за медлительность следователей

В 2007 году в одном из российских регионов пропали двое — мужчина и девочка. Правоохранительные органы расследовали это происшествие вяло, неоднократно приостанавливали дело и возобновляли вновь. Только спустя 13 лет удалось выяснить, что пропажа обернулась убийством, виновных нашли и посадили. Но потерпевшие потребовали в суде компенсацию в 6 млн рублей на двоих за долгое ожидание. Почему в итоге им присудили меньше и кто виноват в таком долгом поиске преступников, «Секрет» обсудил с юристами.

Терпение на 2 млн рублей. Как двое россиян заставили государство заплатить за медлительность следователей

Что произошло

В середине июля 2007 года в самом центре Челябинска одновременно пропали двое человек: дочь Романа Юрьева и отец тринадцатилетнего Максима Одинцова (имена и фамилии изменены. — Прим. «Секрета»). В начале августа Юрьев обратился в местное УВД, сообщив, что обстоятельства исчезновения странные и тянут на уголовное дело. Заявление у него приняли, но завели только разыскное дело. А спустя месяц его и вовсе закрыли — найти не удалось ни улики, ни пропавших.

В октябре Юрьев снова пошёл в УВД и добился возбуждения уголовного дела в отношении обеих жертв: и его дочери, и отца Максима Одинцова. Сотрудникам УВД удалось найти свидетелей, провести несколько допросов. Весной 2008 года ещё раз на допрос вызвали Юрьева и Одинцова, а также бабушку Одинцова — единственного прямого родственника, который остался у мальчика. Однако все эти действия ничего не дали, следствие не смогло установить причастных к преступлению лиц и в июне 2008 года отложило дело в сторону.

Только в конце декабря 2010 года местная прокуратура потребовала возобновить поиски виновных, дело перешло в Следственный комитет. Но ситуация вновь не двинулась с места и дело заглохло на долгие 6 лет.

В ноябре 2017 года дело в очередной раз возобновили, запустили предварительное следствие. И к нему добавили новые материалы: о смерти бабушки Максима Одинцова — она не дождалась, когда преступников найдут и накажут. А подросток остался сиротой, без денег и жилья, без возможности получить образование. Супруга Романа Юрьева тоже скончалась раньше, чем органы нашли дочь или её похитителей.

Потянулась новая цепочка допросов Юрьева и Одинцова в качестве потерпевших, а также троих новых подозреваемых и одного свидетеля. Экспертизы, проверки показаний и многочисленные допросы подозреваемых длились до осени 2018 года. В результате свидетеля отпустили, двоих подозреваемых признали невиновными, а третьего оставили под наблюдением и домашним арестом. Но однозначно установить его вину не удалось, и дело вновь закрыли, сославшись на истечение сроков давности преступления. При этом дело развели на два, не найдя между ними связи.

Разросшееся до 14 томов дело всю осень 2018 года путешествовало то в районный суд, то в областную прокуратуру. Разделённые дела по Юрьевой и Одинцову вновь соединились. Единственного подозреваемого из-под домашнего ареста перевели под стражу, но обвиняли только в убийстве отца Максима Одинцова — история с дочерью Юрьева оставалась неясной.

В 2019 году к допросу привлекли ещё двух подозреваемых, которых ранее признали невиновными, а также свидетеля. Всех четверых держали под стражей, пока шло расследование. И только в апреле 2020 года их признали виновными.

В течение этих 13 лет, пока историю расследовали, Юрьев неоднократно предпринимал попытки заставить правоохранительные органы что-то делать. Он писал жалобы в различные инстанции — в том числе в Генеральную прокуратуру РФ. И только обращение к председателю Следственного комитета РФ помогло завершить расследование уголовного дела и направить документы в суд. Но это не удовлетворило Юрьева полностью.

Он счёл, что дело можно было раскрыть значительно быстрее, а правоохранительные органы, по сути, бездействовали всё это время. Результатом стала смерть супруги Юрьева, не выдержавшей ожидания, и бабушки Одинцова. И, соответственно, его последующая тяжёлая жизнь на съёмной квартире, впроголодь. Поэтому летом 2021 года потерпевшие обратились в Верховный суд и потребовали компенсацию в размере 3 млн рублей каждому за нарушение права на судопроизводство «в разумный срок».

Что решил суд

Верховный суд счёл, что в течение первых 11 лет длилось досудебное производство, а само расследование в суде — лишь около полутора лет, с ноября 2018 года. И это нельзя называть нарушенными сроками. Согласно Постановлению КС РФ, для уголовного судопроизводства предел — 2 года 3 месяца и 16 дней. Из них на предварительное следствие уходит 9 месяцев и 6 дней.

Однако в эти 11 лет действительно были нарушения со стороны органов предварительного расследования, в том числе и 7 лет бездействия. И это необоснованно затянуло все сроки.

Мнение эксперта
Антон Палюлин
управляющий партнёр «Палюлин и партнёры»

Компенсация за нарушение права на судопроизводство в разумный срок или права на исполнение судебного акта в разумный срок была установлена одноимённым федеральным законом. Он устанавливает принципы определения сроков судопроизводства и компенсации за их нарушения. В 2019 году Конституционный суд окончательно определил предельный срок уголовного судопроизводства: 2 года 3 месяца и 16 дней, из которых предварительное следствие — 9 месяцев и 6 дней. Этот срок ни правоохранительные органы, ни федеральные суды не должны нарушать.


В то же время дело в итоге выросло до 32 томов, обвиняемых оказалось четверо, а подозреваемых — 13. Поэтому суд постановил выдать из госбюджета компенсацию Одинцову и Юрьеву, однако лишь по 1 млн рублей каждому вместо 3 млн рублей.

Что говорят эксперты

Как считают опрошенные «Секретом» юристы, дело в очередной раз показывает, что, хотя закон и устанавливает предельные сроки судопроизводства, каждый случай решается индивидуально. И размеры компенсации суд устанавливает по своему усмотрению. И если ВС вынес решение, которое не устраивает истца или нарушает закон, то можно попытаться обратиться в Европейский суд по правам человека.


Согласно практике Европейского суда по правам человека (ЕСПЧ), за нарушение права на судопроизводство в разумный срок по уголовным делам заявителям присуждается компенсация в размере от €10 000 до €40 000.


По словам Антона Палюлина, управляющего партнёра «Палюлин и партнёры», разрешая вопрос о сумме компенсации, суды должны руководствоваться п. 60 Постановления Пленума ВС РФ от 29 марта 2016 года № 11, который ссылается на практику ЕСПЧ, определяющую размер компенсации по делам в той или иной категории.

Владислав Варшавский, управляющий партнёр «Варшавский и партнёры», говорит, что история Одинцова и Юрьева — не единичный случай. Правоохранительные органы не торопятся с расследованием некоторых уголовных дел. Единственный способ хоть как-то двигать процесс — постоянно жаловаться на любые бездействия или незаконные действия правоохранителей. Это же советуют и другие опрошенные «Секретом» эксперты.

Мнение эксперта
Владимир Постанюк
адвокат МКА «Постанюк и Партнёры»

Конечно, бывают объективные обстоятельства, не позволяющие расследовать дела в короткие сроки, а бывают случаи, когда следователь недоработал, руководство недоглядело. Именно поэтому я рекомендую потерпевшим вести себя активно при производстве по делу: обжаловать бездействие, незаконные постановления о приостановлении дела и другие действия и решения следователя. Для этих целей потерпевший вправе заключить соглашение с адвокатом, а потом взыскать расходы на его услуги с осуждённого по делу. Хотя гарантировать получение потерпевшим присуждённой суммы невозможно, потому что никто не знает наверняка, чем закончится рассмотрение дела и будет ли у осуждённого доход и/или имущество.


Новости партнеров