13 мая в 18:10

«Это борьба с населением или с инфляцией?» Экономисты и Дерипаска перекинулись с ЦБ России обвинениями в лукавстве

«Повышение ставки — это как серпом по ленинским местам для нашего народа»
России нужен экономический рост, но повышение ключевой ставки со стороны Центробанка лишь тормозит развитие, заявили 13 мая члены наблюдательного совета Института экономики роста им. Столыпина. В их числе — миллиардер Олег Дерипаска, который возглавил совет. Представитель ЦБ представил им свои контраргументы. «Секрет фирмы» выбрал самые яркие эпизоды этой дискуссии, в которой обе стороны упрекнули друг друга в лукавстве.
«Это борьба с населением или с инфляцией?» Экономисты и Дерипаска перекинулись с ЦБ России обвинениями в лукавстве

Почему ЦБ не прав

В апреле инфляция в России замедлилась с 5,8 до 5,5%. Однако это всё равно выше цели, к которой стремится ЦБ, — 4%. Чтобы привести показатель к норме, регулятор в марте и апреле повысил ключевую ставку с 4,25 до 5%. И при этом дал понять, что это увеличение не последнее.

ЦБ объявил, что основная причина такого решения в том, что экономика не успевает за ростом спроса из-за того, что нарушились производственные цепочки. Соответственно, спрос надо «подрезать», — объяснил логику регулятора инвестбанкир и профессор ВШЭ Евгений Коган.

Однако он не согласен, что причина инфляции именно в этом. Он апеллировал к данным Росстата, согласно которым россияне в первом квартале потратили 88% своего дохода. Годом ранее показатель был почти на том же уровне, но реальные доходы упали с тех пор на 3,6%. То есть траты по факту упали, а это говорит о том, что растущего спроса нет, заключил Коган.

По мнению инвестбанкира, инфляцию разгоняет рост издержек у производителей.

«За год фьючерс на рулонную сталь вырос более чем в 3 раза, на алюминий — на 75%. Сахар и кофе подорожали на 40%, хлопок — на 60%, пшеница — на 45%. Какой же это второстепенный фактор, как это утверждает ЦБ, — сказал Евгений Коган. — Банк России лукавит. Я понимаю, почему. Есть старый анекдот, который заканчивается фразой: "Но надо что-то делать, сынок". Он и делает как умеет».

Если бы дело было в росте спроса, то повышение ставки было бы удачным решением: люди больше кладут в банки и меньше берут кредитов. Но так как причина другая, повышение ставки может принести больше проблем и при этом не побороть инфляцию, заявил эксперт.

Евгений Коган,

инвестбанкир, профессор ВШЭ

Отсюда проблемы: ставки по кредитам растут, но их продолжают брать. Долговая нагрузка растёт. Львиная доля займов — на рефинансирование старых долгов. Повышение ставки — это как серпом по ленинским местам для нашего населения. Это борьба с населением или с инфляцией?

Также повышение ставки может привести к оттоку денег из фондового рынка — в тот момент, когда бизнесу нужно дешевое финансирование, продолжил он. Обслуживание долгов для бизнеса становится дороже, и это может привести к череде дефолтов.

Евгений Коган,

инвестбанкир, профессор ВШЭ

Парадоксально: попытка ужесточить денежно-кредитную политику (ДКП) может создать ещё большее инфляционное давление: более дорогое обслуживание долгов побудит компании переложить эти издержки на потребителей. <...> Я понимаю ЦБ: его задача — «не навреди». Но иногда надо что-то менять, чтобы не скатываться в болото. Надо или вылезти из него, или поменять стиль плавания в нём.

Об этом же говорил и Олег Дерипаска, который давно и последовательно критикует ЦБ за высокую, по его мнению, ключевую ставку.

Что ответили в ЦБ

Рост экономики создаётся не монетарной политикой регулятора, а увеличением производительности труда и капитала, заявил директор департамента денежно-кредитной политики Банка России Кирилл Тремасов. Так он ответил на вопрос Дерипаски, достижима ли в концепции Банка России поставленная президентом задача «удвоить темпы роста выше мировых и обеспечить соответствующий рост доходов населения».

«А вы об этом президенту докладываете? Вы же один из источников информации, он рассчитывает на темпы роста 5%, вы говорите 1–1,5%. Это же политической вопрос», — удивился миллиардер.

Тремасов сказал, что Минэкономразвития прогнозирует даже более низкие темпы роста по сравнению с ЦБ.

«Даже правительство признает, что в текущей ситуации экономика вряд ли может расти выше. В этом году рост, по-видимому, будет ближе к 4% — это во многом восстановительный рост. Потом, скорее всего, без каких-то серьёзных преобразований, увеличения инвестиционной активности, роста инвестиций в экономику мы не сможем расти быстрее потенциала. 2% — это то, на что можно ориентироваться в долгосрочных планах», — сказал представитель ЦБ.

Также он ответил на критику по другим пунктам.

Кирилл Тремасов,

директор департамента денежно-кредитной политики Банка России

Часто приходится слышать, что ЦБ вообще ничего не интересует кроме своего таргета (цели. — Прим. «Секрета») по инфляции. Это не так. В рамках политики таргетирования инфляции, к которой мы перешли в 2014 году, мы в первую очередь регулируем спрос в экономике. Инфляция же для нас — как термометр, который показывает, насколько экономика перегрета. Год назад спрос провалился, и нам пришлось перейти к стимулирующей, мягкой ДКП. Это то, что было нужно в кризис. Сейчас мы не зажимаем спрос. Мы лишь вернулись в область нейтральной КПД, просто убрали лишние стимулы. чтобы не допустить инфляционного всплеска.

Тремасов не согласился с оценкой уровня спроса. По его словам, в номинальном выражении расходы россиян растут быстрее доходов, и это продолжится в течение 2021 года. Дело в том, что во время неопределённости люди накопили денег больше чем обычно, и на выходе из кризиса готовы их тратить. В том числе те деньги, что россияне из-за закрытых границ сэкономили на зарубежных поездках, — около 2 трлн рублей.

Также спрос поддерживает рост кредитования и зарплат. Последние увеличиваются из-за дефицита трудовых ресурсов, отметил Тремасов. Также он сказал, что крупный бизнес ждёт в 2021 году рекордные корпоративные прибыли.

Кирилл Тремасов,

директор департамента денежно-кредитной политики Банка России

Пять крупнейших металлургических компаний в этом году выходят на дивиденды порядка 1 трлн рублей. Для сравнения: весь консолидированный бюджет РФ — 42 трлн. Поэтому, когда мы слышим, что для инвестиций не хватает ресурсов, что ставки высокие и т. д. кажется, в таких утверждениях присутствует некоторое лукавство.

Тремасов добавил, что после повышения ключевой ставки доходность длинных ОФЗ не выросла, как многие ждали, а снизилась. По его мнению, это говорит о доверии инвесторов к политике ЦБ, «адекватно реагирующего на ситуацию».

Выступление представителя Центробанка не убедило членов «Столыпинского клуба», резюмировал его лидер, бизнес-омбудсмен Борис Титов. «Хоть один Центробанк мира повысил ставку?» — спросил он. «Бразилия», — ответил Тремасов.

По его словам, то, что развитые страны могут позволить себе околонулевую или даже отрицательную ставку, — это результат доверия, которое монетарные власти завоевали за 20–30 лет, — с тех пор как они перешли к таргетированию показателя и им удалось заякорить ожидания показателя вблизи поставленных целей. Однако доверие это они завоевали именно мягкой КДП, парировал Титов.

Коллаж: «Секрет Фирмы», depositphotos.com

Поделитесь историей своего бизнеса или расскажите читателям о вашем стартапе
Ещё по теме