Худенькие, светлоглазые, без щёчек. Как российские дети работают моделями в Китае

Поднебесное рабство
09 октября в 20:39

«В середине апреля дочка заболела, и нам не отменили работу. В госпитале ей поставили диагноз бронхопневмония. Она проболела месяц, все были в курсе. Мне больно даже вспоминать об этом», — рассказывает мама белокурой девочки, которая три месяца работала моделью в Китае. Тогда Оле (имя девочки изменено) только исполнилось пять лет.

Жаловаться было некому: женщина с ребенком работали нелегально, а заказчики грозились сдать их в полицию. Отработав положенные три месяца, они вернулись домой, но до сих пор приезжают на съёмки в Китай. «Секрет фирмы» решил разобраться, как устроен детский моделинг в Китае.

Дивный новый мир

Детский сегмент китайского фэшн-ритейла растёт быстрее, чем в любой другой стране мира. По оценке Euromonitor, в 2018 году оборот рынка детской одежды в Китае составил более $40,5 млрд.

Локальные бренды крайне заинтересованы в юных моделях с европейским типом внешности — худеньких и светлоглазых мальчиках и девочках до 14 лет. Такая реклама делает бренд более интернациональным для китайского потребителя.

Сотни россиянок с детьми отправляются в Китай в поисках «модельного рая»: выгодных контрактов, интересных съёмок и крупных гонораров. Вопреки стереотипам о самой дешёвой рабочей силе заработать здесь можно прилично. За один день юная модель может выручить до $1500 (примерно 100 000 рублей).

Но вот парадокс: детский труд в Китае запрещён. Рабочие визы моделям до 18 лет не выдают. Но мам с детьми это не останавливает — они едут по туристической визе.

Статья 15 Трудового кодекса КНР: предприятиям запрещается принимать на работу подростков, не достигших 16 лет. Исключения — только по решению суда. Статья 92 Трудового кодекса РФ: дети до 16 лет не должны работать больше 24 часов в неделю.

Ситуация складывается патовая: большинство юных моделей работают в Китае незаконно, и все об этом знают. «Едут туда нелегально: а раз ты нелегал, уже должен понимать, что любая ситуация обернётся против тебя. Скажут: иди, работай. И что ты будешь делать? В твоего ребёнка китайцы уже вложили деньги», — рассказывает одна из мам детей-моделей, пожелавшая остаться анонимной. Она уже несколько лет собирает все случаи обмана, с которыми сталкиваются мамы юных моделей.

Шёлковый путь

Китайские агенты выходят на юных моделей несколькими способами: через российские модельные агентства, через мам, которые уже работали в Китае, и рандомно через Instagram (если видят, что ребёнок занимается моделингом, пишут в директ). В двух последних случаях мамы заключают контракты либо через российского посредника, либо напрямую с модельными агентами из Китая. И это самый небезопасный вариант.

Примерно так было в случае с пятилетней Олей. Несмотря на слова model, kids и management в шапке Instagram-аккаунта, с которого поступило предложение о работе в Китае, ни о каком модельном агентстве речь не шла. За громким именем скрывалась россиянка по имени Айя, у которой были связи в китайском модельном бизнесе.

Контракт по-китайски

Модельный рынок Китая находится в серой зоне: даже если с юной моделью и подписывают контракт, зачастую он не трудовой, а договор на оказание услуг. Сами модели снимаются без рабочей визы. Отношения держатся на честном слове: поссоришься с модельным агентом — вернёшься домой без денег.

Доказать трудовые отношения без рабочей визы и трудового контракта не выйдет. Местный закон не встанет на сторону нелегала, а международные нормы в Китае фактически не имеют юридической силы.

Анонимная мама предоставила «Секрету фирмы» выдержки из контракта на работу детей-моделей в Китае. Здесь речь идёт не о материнском модельном агентстве (такие обязуются сопровождать своих моделей в Китае), а о мошенниках, которые сулят «модельный рай» через директ в Instagram.

Юрист Людмила Семёнова считает, что этот договор документирует рабство. «По контракту ребёнку ничего не должны платить. Можно оспорить документ на кабальность, но получить деньги по российским законам будет вряд ли возможно. Даже если будет решение суда, никто исполнять его не станет», — говорит она.

По этому контракту:

  1. Модельное агентство получает право без ведома родителя решать, чем будет заниматься ребёнок. Речь идёт «о всех видах работ» на три месяца, пока действует контракт.

  2. Модельное агентство вправе не согласовывать гонорар модели с родителями и удерживать из него столько, сколько считает нужным.

  3. Кастинги, примерки и репетиции не оплачиваются, а под них могут маскировать любые виды работ (в том числе и съёмки).

  4. Если модель поправилась на 2 см, договор могут расторгнуть, а гонорар — не выплатить. Доказать, что модель не поправилась, будет не так просто.

  5. Даже если срок договора истёк, с модели могут истребовать понесённые расходы (билеты, проживание транспорт и т. п.). Иначе говоря, поссорился с агентом — оплати все его затраты и расходы.

Разберём для наглядности один из контрактов. Каждый из пунктов мы попросили прокомментировать юриста.

Reload
1 / 6

Зона, китайская зона

Основательница агентства Celebrity Model Group Екатерина Максимова говорит, что в России работает не больше десяти агентств, которые отправляют юных моделей в Китай. «Отличие только в том, что материнское агентство несёт ответственность за модель, пока она не прилетит обратно домой. Модельные агенты никакой финансовой ответственности не несут. Если работают с фрилансерами, то всю ответственность мамы берут на себя», — говорит она.

Для краткосрочной работы в Китае (до 90 дней) требуется виза типа Z. В случае с частниками речь о рабочей визе даже не идёт. «Мы летели по туристической визе. Айя заверила меня, что все дети работают за границей именно так. Рабочую визу нереально получить. Знакомые мамы, которые уже летали в Китай, тоже выезжали по туристическим визам. Меня успокоили тем, что муж моего букера работает в полиции, так что за нами присмотрят в Китае», — рассказывает мама Оли.

Проблемы могут начаться ещё на таможне. Китайские пограничники проверяют содержимое телефонов туристов в поисках потенциальных нелегалов. Продемонстрировать просят не только сам телефон, но и фотографии, видеозаписи, документы и переписку в мессенджерах. Если найдётся «компрометирующая информация», в том числе свидетельства того, что ребёнок работает моделью, — въезд в страну могут запретить. Нарушителей отправят домой ближайшим рейсом.

Гарантий немногим больше, если контракт заключён с модельным агентством. Там оформляют рабочую визу — правда, на родителя. Но насколько эти гарантии надёжные, если рабочая виза выдана на имя родителя, а ребёнок работает по туристической? Визовый центр Китая предупредил, что работать в стране по туристической визе (даже если есть контракт с модельным агентством) запрещено. Работать законно можно только на основании рабочей визы и разрешения на работу для ребёнка от китайской стороны.

2500 в час

По стандартному контракту дети прилетают в страну с мамой на два-три месяца. Но тут есть нюанс. Если на съемки не приглашает конкретный бренд — а в Китай чаще всего едут не к конкретному бренду, — все вопросы, касающиеся жизни юной модели в Китае, решает модельный агент. Будь то перелет, проживание, pocket-money, кастинги или съемки. Здесь главный он.

«Туристов» размещают в апартаментах и дают время на адаптацию к новому климату и разнице во времени. Практически все расходы записывают в долг. Но с долгами из Китая никто не уезжает: даже если ребенок ничего не заработал, по истечении контракта задолженность списывают.

Работу для ребенка ищет агент с китайской стороны. «Кастингов в Китае практически нет. Чаще всего дети согласовываются у заказчика по фото- и видеовизиткам. И уже приезжают непосредственно на съемку. В контракте указывается гонорар — не менее 2500 рублей за час», — рассказывает Екатерина Максимова.

Главный по тарелочкам

Задача агента — взять как можно больше заказов. «Именно агент несёт затраты на перелёт и проживание. За первый месяц их нужно отбить. Начиная со второго месяца агент начинает получать какую-то прибыль. Доходы получают и родители», — объясняет Екатерина Максимова.

Что идёт в долг

Рейс «Аэрофлота» Москва — Пекин (туда-обратно). Эконом-класс на взрослого и ребёнка до 12 лет. Стоимость — 49 333 рубля.

Проживание на три месяца: комната в квартире на юго-востоке Пекина — 67 860 рублей.

Туристическая виза в Китай: 7700 рублей.

Краткосрочная рабочая виза в Китай: 4400 рублей.

Кроме основных расходов есть расходы неочевидные. «Когда едешь работать в Китай, нужно понимать, что апартаменты сдаются с минимальным набором: микроволновкой, стиральной машиной и холодильником. Всё остальное: постельное бельё, подушки, одеяла, вилки, ножи и кастрюли — мамы покупают на месте. Китайская сторона считает, что всё это — вещи личного пользования», — говорит Екатерина Максимова.

Кто часто работает в Китае, поступает рационально: оставляет вещи в апартаментах и просит арендодателя придержать жильё, а в следующий раз заселяется туда же.

Рейс Шанхай — Пекин

Белокурые дети с ямочками улыбаются со страниц китайских каталогов. Но за кадром остаются совсем не детские условия труда. За месяц у Оли было всего восемь выходных. «Дочке ставили съёмки по несколько дней подряд с ночными перелётами. Только представьте: три часа едем на машине в другой город, снимаемся семь часов, потом — в аэропорт. Два часа летим. Заселяемся в отель около часа ночи. В девять утра мы снова на съёмках. И так пять дней подряд. С таким бешеным ритмом у дочки всё время болела голова. Вот тогда я испугалась за неё», — рассказывает мама Оли.

Обычно загруженность зависит от работы агента и данных ребёнка. Бывает, что за три месяца мама с ребёнком съездят всего на пару кастингов и съёмок. Но если ребёнок нравится всем, утром он может сниматься в Шанхае, ночью лететь в самолёте, а на утро приехать на съёмку в Пекин. Рабочий день длится от 6 до 10 часов.

Здесь вам не Европа

Модельная работа в Европе — это скорее имиджевая история и отдельные съемки с конкретными брендами. Но в Китае всё иначе: большая часть работ — это съемки для каталогов и интернет-сайтов местных брендов. “Одно дело, если на природе проводят имиджевую съемку. Просто могут искать удачный кадр, чтобы вставить в рекламу. Дети катаются на велосипедах, играют в мячик, их много, снимают по очереди. Это просто время, проведенное на площадке. С перерывом, отдыхом и игрой. Но если ребенок один на площадке, и нужно отфоткать тысячу штанишек за восемь часов… А Китай в основном так и работает”,— рассказывает мама, пожелавшая остаться анонимной.

Екатерина Максименко подтверждает, что работать в Китае нелегко: роль играет и разница во времени, и климатические условия. Бывает так, что пуховики приходится снимать летом в 40-градусную жару. «Не нужно думать, что вы попали в сказку. Сюда приезжают по рабочему контракту, по которому действительно придётся работать. Тогда в будущем будут открываться хорошие перспективы», — говорит она.

В истории Оли всё было иначе. «Многих интересует, почему я не улетела, когда мой ребёнок заболел. Чувство сильного страха. Мне объяснили, что за Олю получили очень много денег и что на меня найдут управу, если мы откажемся работать. Муж букера — полицейский: меня запихнут в тюрьму, а Олю — в детский распределитель. И не факт, что я её когда-нибудь увижу. Поэтому я со всем соглашалась. Перед отъездом в Москву у меня случился нервный срыв», — вспоминает она.

Отработав положенные три месяца, мама с дочкой вернулись в Россию. Но так и не смогли распрощаться с Китаем. «Многие считают, что работа в Китае — не самый лучший опыт для модели. Конечно, работа в Европе всегда считалась престижной, но Азия — это большие деньги, огромное количество съёмок и возможностей», — говорит она. Теперь они с дочкой ездят в Китай максимум на неделю и работают напрямую с китайскими заказчиками.

Фото: 123rf.com/vostock-photo.online, shutterstock.com/vostock-photo.online

Поделитесь историей своего бизнеса или расскажите читателям о вашем стартапе