Храм на драме. Как два миллиардера и Церковь сделали Екатеринбург протестным

16 мая в 19:35

Что случилось. Ночью с 12 на 13 мая в екатеринбургском сквере у Свердловского академического театра драмы и в 300 м от «Ельцин-центра» был установлен забор, который положил начало строительству храма Святой Екатерины. Простоял он недолго — уже вечером 13 мая его снесла толпа возмущённых горожан. Так началась массовая акция протеста против строительства храма.

Поднимать забор и разбираться приехала полиция, Росгвардия, ОМОН и спортсмены из академии единоборств Русской медной компании. Протестующих пытались усмирить камнями, бутылками, слезоточивым газом, угрозами и иконой. Горожане не отступили. Они обняли деревья в сквере (как во время акции «Драма 234» в октябре 2018-го), а затем начали качать головами под «Прогулки по воде» группы «Наутилус Помпилиус» и Highway to Hell группы AC/DC и водить хороводы. 14 мая они ещё раз свалили забор.

Участники акции против строительства храма ломают забор вокруг сквера в центре города

Фото: Марина Молдавская / ТАСС

Третий день протестов во многом напомнил фестиваль — с музыкантами, световым флешмобом, фейерверком и задержаниями нарушителей порядка. По разным данным, в каждый из дней акции против храма в сквер выходило от 1500 до 3000 человек. Всего задержано от 60 до 80 активистов. Верх-Исетский районный суд Екатеринбурга обвинил 21 из них в хулиганстве, а также в участии или организации несанкционированного митинга. Протесты могут продолжиться — выйти на акцию в пятницу, 17 мая, горожан призвал в том числе и Руслан Соколовский, фигурант дела о ловле покемонов в екатеринбургском храме на Крови.

Власти предприняли попытку договориться с протестующими. Губернатор Свердловской области Евгений Куйвашев пригласил представителей конфликтующих сторон собраться в его кабинете и обсудить ситуацию. Мэр Екатеринбурга Александр Высокинский сначала отказался от переговоров, но затем всё-таки присоединился к встрече. Она продлилась два часа, но ни к чему не привела.

Сотрудники полиции во время акции против строительства храма у сквера в центре города

Фото: Марина Молдавская / ТАСС

Предмет разногласий. В 1723 году на месте, где сейчас располагается площадь Труда, сквер и Свердловский академический театр драмы, был возведён собор Святой Великомученицы Екатерины. В 1930 году его разрушили. 18 марта 2010 года Екатеринбургская епархия при поддержке действующего на тот момент губернатора Свердловской области Александра Мишарина объявила о намерении возвести разрушенный Екатерининский собор к 300-летию города в 2023 году.

Спустя три недели на площади Труда прошёл митинг, в котором участвовали около 6000 человек. Против строительства была собрана 3591 подпись. Согласно первоначальному плану, строить храм собирались прямо в акватории городского пруда. Это вызвало серию протестов, поэтому от идеи было решено отказаться. В 2016 году МБУ «Мастерская генерального плана» разработала новый проект строительства на месте сквера. Так храм на воде превратился в храм на драме.

По словам сторонников застройки, процедуры согласования с населением были проведены. Инициативу поддержала городская дума, на сайте администрации Екатеринбурга шло общественное обсуждение проекта. Против храма из более чем 3500 человек проголосовали только 300. По данным протестующих, за прекращение строительства и сохранение сквера выступили 40% населения города. Кувайшев отметил, что законных оснований отменить строительство нет. «Люди прошли слушания, сделали проект, оформили документы, выбирали площадку», — отметил он.

Проект храма Святой Екатерины

Фото: Проектная документация

Кому это выгодно. Новый план в том числе предполагает возведение элитного жилищного комплекса площадью 21 000 кв. м, полуподземной автостоянки на 220 машино-мест и фитнес-клуба напротив храма. Компанией-заказчиком является ООО «Храм Святой Екатерины». 50% её акций принадлежат Игорю Алтушкину с его Русской медной компанией (бойцы которой разгоняли протестующих), ещё 50% — гендиректору Уральской горно-металлургической компании Андрею Козицыну. Оба миллиардера выступают в качестве спонсоров возведения утраченного собора.

Примечательно, что в радиусе 2,5 км от сквера у театра располагается 25 храмов. Шесть из них — на расстоянии ближе километра.

Точки зрения.

В 2010 году Евгений Ройзман одобрил инициативу и назвал её «разумной и справедливой». Через четыре года, во время своего срока на посту мэра города, он призвал провести референдум и решить вопрос цивилизованно. В 2019 году он поддерживает протестующих и выступает против строительства.

Евгений Ройзман
Экс-мэр Екатеринбурга

Жители разделились на две части: одни, выпучив глаза, за храм, другие — за сквер. Губернатор за какие-то личные услуги рассчитался за храм городским сквером. Он должен сейчас это остановить. Я однозначно за сквер, я считаю, что вообще ничего нельзя строить в скверах. Это принципиальная моя позиция, и она никогда не менялась.

Источник: эфир радиостанции «Эхо Москвы»

Екатерина Куземка
Вице-мэр Екатеринбурга

Сегодня из-за конфликта вокруг строительства храма в первую очередь страдает репутация самого Екатеринбурга. С федерального и международного уровня мы смотримся как протестный город, а иногда и вызываем недоумение, которое появляется в связи с негативным отношением горожан к храму. Во-вторых, под угрозой перспективы развития города: мы рискуем остаться без второй ветки метро, без крупных международных мероприятий. Мне бы хотелось, чтобы организаторы этих акций осознавали масштаб ущерба, который они наносят городу.

Источник: мэрия Екатеринбурга

Игорь Алтушкин
Владелец Русской медной компании

РМК вносит регулярные взносы, но строительство курирует фонд. <...> Мы против гражданских конфликтов и против любой эскалации, считаем, что всё должно оставаться в рамках правового поля. Мы знаем, что официальные процедуры соблюдены. Со стороны храма всё идёт по закону.

Источник: Forbes

Аркадий Гершман
Урбанист

Власти, скорее всего, идут на поводу у бизнесменов, которые хотят вложить свои деньги во что-то знаковое и запомниться, поэтому ищут центральное место, чтобы окупить инвестиции, но не в финансовом плане, а в репутационном. Лучшим решением будет трём сторонам: администрации, меценатам и обычным жителям — сесть за один стол и выслушать друг друга. В этом случае невозможно найти решение, которое удовлетворяло бы всех, но к компромиссу прийти можно. Одним из выходов может стать соучаствующее проектирование, которое практикуется уже в том числе и в России. В некоторых городах мира его применяют для застройки, а урбанисты в этом случае выступают в качестве медиаторов процессов.

Вячеслав Синайский
Заместитель гендиректора Свердловского академического театра драмы

Я против этого храма на драме. Я крещёный, иногда хожу в церковь — мне нравится небольшой храм Саввы Сербского на ЖБИ. Мне кажется, храм Святой Екатерины должен стоять там, где он был, и в том виде, в каком он был. Это было бы хоть как-то логично, но, если храм появится здесь, он станет новоделом и никакой истории за ним не будет — он попросту здесь неуместен.

Источник: The Village

Владимир Кравцев
Главный художник Свердловского академического театра драмы

История с храмом для Екатеринбурга давнишняя: она связана ещё с тем периодом, когда митрополитом в городе был Викентий — именно он предложил восстановить храм Святой Екатерины на его историческом месте. Я воспринял эту идею с таким восторгом, что даже написал об этом картину, где из облаков рука божья опускает на это место храм. В ответ я часто слышал: «Зачем вы портите уже сложившуюся среду? У нас здесь фонтан стоит. Это площадь Труда». Но я уверен, что всё сложилось бы гениально.

Источник: Forbes

Алексей Бушмаков
Адвокат, житель Екатеринбурга

Общественные слушания не были репрезентативными. Горожане до конца не верили в строительство. Гуляя по набережной с друзьями, я и не думал об этом, а на утро следующего дня появился забор — и тут, конечно, у людей закипело. Сама процедура, полагаю, законна. Но законность не всегда сопряжена со справедливостью. Я думаю, что прекращение строительства зависит лишь от доброй воли застройщиков. Кому нужен этот храм раздора? Поставили лишь забор, а уже случился вселенский скандал. Что будет, когда туда заедет техника? Люди будут ложиться под колёса и гусеницы тракторов. Построят этот храм — его будут забрасывать краской или чем-то ещё, возникнет соблазн осквернения, и придётся его усиленно охранять и строить забор вокруг этой церкви. Ничего хорошего из этой истории не выйдет. Не вырастут из семени раздора красивые цветы.

Загрузка...