Деревянный доллар и уральский франк. Кто и зачем выпускает локальные деньги

«Не подлежит инфляции, девальвации и прочей фальсификации»
17 июня в 17:06

Во время пандемии сразу несколько небольших городов по всему миру выпустили собственные валюты. В этом нет экстремизма: так местные власти пытаются смягчить удар коронавирусного кризиса. В истории современной России тоже были как минимум три подобных примера.

Как города делают свои деньги

В апреле 2020 небольшой городок Кастеллино-дель-Биферно (550 жителей) на юге Италии обзавёлся собственной валютой — дукати. Курс привязан к евро. Дукати местным жителям раздают власти «в соответствии с их экономическими потребностями». Банкноты принимают местные бары, пабы и магазины. Каждые две недели магазины возвращают дукати в горсовет и получают соответствующую сумму в евро.

Похожее решение применили в чуть более крупной экономике — в городе Тенино (1884 жителя) штата Вашингтон в США. Здесь местные власти запустили в оборот деревянные доллары, отпечатанные на 130-летнем газетном принтере из музея. По словам мэра, это антикризисная мера: экономика остановилась, жители не могли позволить себе купить продукты, и нужно было оказать адресную поддержку нуждающимся.

Деревянные доллары можно тратить на предметы первой необходимости (продукты, газ и т.д.), но на них нельзя купить сигареты, лотерейные билеты или алкоголь. Почти весь бизнес в городе принимает деревянные банкноты. Дважды в месяц предприниматели могут подать заявки, и город выкупит свою валюту за настоящие доллары.

Почему нельзя было просто раздать людям «нормальные» доллары? Ответ прост: Amazon, Walmart и другие крупные корпорации не примут деревянные банкноты, поэтому деньги останутся в городе. Что позволяет оживить местную экономику.

Подобные деньги — не продукт эпохи коронавируса. К 2018 году в европейских странах насчитывалось более двухсот локальных валют, а в целом в мире — более тысячи — с общим годовым оборотом около $1 млрд, отмечали специалисты Российского экономического университета (РЭУ) имени Плеханова. Наиболее известные валюты — экоирис (Брюссель, Бельгия), напо (Неаполь, Италия), бристольский фунт (Бристоль, Англия), WIR (Швейцария), сардекс (Сардиния, Италия).

Были такие примеры и в нашей стране.

Локальные валюты в России

Уральский франк. Когда рушился СССР и страна переходила к рыночной экономике, государство не успевало печатать деньги, чтобы компенсировать гиперинфляцию. Кризис наличности особенно сильно ощутили в Свердловской области — местная экономика была завязана на тяжёлой промышленности, продукция которой тогда спросом не пользовалась.

Тогда вдохновлённые сепаратистскими идеями об отдельном уральском государстве предприниматели из товарищества «Уральский рынок» напечатали на пермской фабрике Гознака свои «товарно-расчётные чеки», которые они назвали уральскими франками (отсылка к швейцарской валюте в названии символизировала стремление к стабильности). На купюрах они изобразили портреты Чайковского, Менделеева, Демидова, Мамина-Сибиряка.

Reload
1 / 2

Фото: Товарищество «Уральский рынок» / Константин Б.

По воспоминаниям свердловских чиновников, в 1992 году бизнесмены напечатали «три вагона таких денег» с семью степенями защиты.

«У нас такие были шустрые ребята, которые независимо от нас нарисовали и отпечатали уральские франки, вспоминал бывшие губернатор Свердловской области Эдуард Россель. По его словам, он консультировался с премьер-министром Егором Гайдаром, можно ли пускать уральские франки в обращение — и якобы получил добро. Однако сам губернатор всё же не решился пойти на такой шаг, чтобы не поощрять сепаратистские инициативы.

В декабре 1993 года в России приняли Конституцию, согласно которой выпускать деньги может только Центробанк. Однако новые «частные деньги» появлялись в стране и после этого.

Шаймуратики. Эта валюта появилась в башкирской деревне Шаймуратово в 2010 году, после мирового финансового кризиса. Шаймуратики создал руководитель местного колхоза Артур Нургалиев вместе с приятелем, экономистом и основателем сети платёжных автоматов QIWI Рустамом Давлетбаевым.

Оба пострадали от кризиса: Рустам из долларового миллионера превратился в должника, а с Артуром перестали рассчитываться переработчики. Платить зарплату было нечем, работникам приходилось брать продукты в магазинах в долг. Чтобы исправить ситуацию, приятели запустили в колхозе товарные талоны с куницами, лисичками и мудрыми изречениями.

Банкноты предложили местным менять на рубли, а раз в 28 дней шаймуратики дешевели на 2% — это стимулировало тратить их, а не копить. В результате за два года товарооборот в селе, со слов предпринимателей, вырос в 12 раз, производительность — на 20%, а средняя зарплата — с 13 500 до 15 700 рублей.

Фото: Вадим Брайдов / РИА Новости

Тогда шаймуратиками заинтересовалась прокуратура. После проверки в 2012 году она добилась того, чтобы суд запретил оборот частной валюты. В феврале 2013 года предприниматели в Верховном суде опротестовали это решение. Но к тому времени экономическое положение колхоза выправилось, необходимость в шаймуратиках отпала сама собой.

Колионы. Похожая история произошла в 2014 году с подмосковным фермером из деревни Колионово Михаилом Шляпниковым. Ему понадобились деньги, а дешёвых кредитов не было, и тогда он для расчёта с односельчанами придумал собственную денежную единицу — колион. На купюрах он написал: «Билет является собственностью казны Колионово. Не подлежит инфляции, девальвации, стагнации и прочей фальсификации. Не является средством обогащения и спекуляции. Обеспечен собственными ресурсами Колионово. За подделку можно и того...»

Шляпников называл колионы долговыми расписками. Он продавал колионы по 50 рублей за штуку, а купивший их мог через какое-то время приобрести у фермера за свои колионы продукцию. Людям это было выгодно: цены в колионах у Шляпникова не менялись, в отличие от рублёвых в магазинах.

Фото: Скрин с видео / «Красная Линия», youtube-канл

Но прокуратура вмешалась и здесь. По её мнению, колионы «представляют угрозу для единства платёжной системы РФ, также создают угрозу для осуществления монополии РФ на эмиссию денежных средств». Суд фермер проиграл. После этого он ушёл в криптовалюты: в апреле 2017 года колионовское хозяйство провело полноценное ICO, выпустив криптотокен KLN на платформе Waves. К февралю 2018 года фермер привлёк таким образом $5 млн.

Что об этом говорят учёные

Идея локальной валюты заключается в том, что, обеспечив её какими-либо имеющимися в избытке ресурсами, можно запустить обмен между участниками сообщества — и тем самым удовлетворить существующие потребности людей, отмечают специалисты плехановского университета.

По сути, это ответ на то, что в условиях глобализации деньги покидают села и малые города — международные корпорации и банки фактически «вымывают» оттуда капитал.

Локальные валюты мотивируют создавать материальное богатство на местах и способны снизить зависимость «от глобальной финансовой системы, государственно-олигархической системы власти и рисков, связанных с колебаниями валют», — пишут экономисты РЭУ. По их мнению, это один из наиболее эффективных способов активизировать и поддержать местную экономику на какой-то небольшой территории.

В некоторых странах законы позволяют муниципальным властям и бизнес-организациям не только выпускать локальные валюты, но и оплачивать в них местные налоги. Там, где таких свобод нет, создатели таких валют стараются называть их бонусами, чеками, купонами и т. д.

По мнению учёных, для успеха локальной валюты необходимо сочетание трёх основных факторов:

  • участия тех, кто занимается производством и потреблением;
  • поддержки местных органов власти;
  • взаимодействия с местными банками и другими финансово-кредитными организациями, что обеспечит необходимый уровень доверия.

Идеального рецепта, как создать эффективную локальную валюту для каждого местного сообщества, нет. Всё зависит от целей инициаторов, доступных в сообществе ресурсов и внешних условий, резюмируют специалисты.

Фото на титуле: ru.depositphotos.com

Поделитесь историей своего бизнеса или расскажите читателям о вашем стартапе