«Изобрели велосипед». Как в России появилась первая краудфандинговая платформа и при чём тут «Би-2»

16 июня в 19:07
История пользователя

Изобретая сервис по борьбе с пиратством в музыке, мы изобрели велосипед, который стал крупнейшей в России краудфандинговой платформой.

Статью прислал наш читатель
Фёдор Мурачковский
Гендиректор Planeta.ru
Станьте автором «СФ», поделитесь своей историей!
Напишите нам

С чего всё началось

Всё началось тоже с кризиса. Для меня как для предпринимателя нынешний кризис далеко не первый. Мне шесть раз приходилось начинать с нуля.

Кризис 2008 года совпал с моим личным кризисом жанра. К тому моменту я занимался развитием крупных розничных сетей: гипермаркетами «Карусель», Московского ювелирного завода и пр. Заработал приличные деньги и устал. Хотелось чего-то более глобального и чего-то своего.

Интернет казался очень перспективной нишей, поэтому хотелось что-то там замутить. С друзьями — Василием Андрющенко и его братом Максом Лакмусом — за посиделками в кафе и обсуждением своей ниши мы пришли к проблеме пиратства в музыке. Студии звукозаписи перестали вкладываться в развитие индустрии, из-за нехватки денег музыканты стали записываться как попало, появилось огромное количество пиратов. Макс, который играет на бас-гитаре в группе «Би-2», переживал, а мы с Василием слушали. Мы задумались: что нельзя украсть? То, чего ещё нет.

В это же время за рубежом активно развивались крупнейшие краудфандинговые платформы, но мы были так увлечены своей идеей, что буквально изобретали велосипед и не смотрели по сторонам.

Помню, как мы ездили в Киев и пытались объяснить программистам задумку, а они недоумевали. Да и не только они — все знакомые говорили, что люди в России никогда не будут платить за то, чего ещё нет.

В 2010 году мы открыли ООО, в 2011 году запустили первый проект, на котором набивали все шишки. Конечно, первым стал проект группы «Би-2». С помощью поклонников удалось собрать 1,2 млн рублей. Это было немыслимо! 7 июня 2012 года мы официально объявили о запуске краудфандинговой платформы Planeta.ru. С 2015 года этот день отмечается в стране как День российского краудфандинга.

В каком состоянии находится сейчас

Все крутили пальцами у виска, а мы стали пионерами абсолютно новой технологии, которая, что бы там ни говорили, успешно развивается и положила начало отрасли. Общий сбор только нашей площадки превысил 1,24 млрд рублей.

Прекрасно помню, как в самом начале люди боялись переводить деньги в проекты — некоторые приходили к нам в офис и пытались дать мне наличные, чтобы я как-то внёс их в проект. Сфера e-commerce только начинала развиваться, и я уверен, что мы взаимно в хорошем смысле повлияли на становление друг друга. Восемь лет назад мы лично бегали за авторами и уговаривали их запускаться, а сейчас ежедневно к нам приходят проекты из самых разных сфер.

Мы не Минкульт, не акселератор стартапов, не благотворительный фонд. Проекты финансируем не мы (хотя понятно, что все сотрудники Planeta.ru — те ещё крауд-шопоголики, я сам поддержал почти 200 проектов), а простые пользователи.

Мы ни с кем не воюем, никого не замещаем собой. Мы даём возможность с помощью нашего сервиса проверить свою идею. В этом смысле краудфандинг — это даже не столько про деньги, сколько про маркетинг: если люди голосуют за идею, значит, она точно интересна. Это отличная проверка спроса без вливаний своего бюджета.

Восемь лет назад 80% наших проектов были музыкальными. Музыка и сейчас очень популярна, а самый успешный в России крауд-проект — это предзаказ альбома «Посолонь» группы «Алиса». На Planeta.ru собрали 17,4 млн рублей! Но музыкальных проектов сейчас 18% — это не значит, что они стали менее популярными, это значит, что развиваются и другие категории.

Как повлиял кризис

Кризис, вызванный пандемией коронавируса, уже второй, который переживает Planeta.ru.

Видим схожие модели поведения. Сначала резкий шок и падение среднего чека. В ноябре 2014 года средний чек снизился на 19% по сравнению с сентябрьским значением и на 28% по сравнению с показателями в октябре. Однако уже к декабрю он вырос на 21%.

Сейчас похожая ситуация: в марте 2020 года, с обвалом рубля и объявлением ВОЗ пандемии, средний чек уменьшился на 21% в сравнении с данными предыдущего месяца. В апреле, на который пришлась значительная часть «каникул», — ещё на 8%, рухнув до показателей 2013 года.

Однако уже в мае средняя сумма, которую пользователь вкладывает в краудфандинговый проект, выровнялась до 1358 рублей (рост почти 25%). При этом, несмотря на снижение среднего чека, количество транзакций в кризисные периоды возрастает. По сравнению с октябрём 2014 года количество взносов в крауд-проекты выросло на 25–27% в ноябре-декабре. По сравнению с мартом 2020 года число транзакций увеличилось на 9% в апреле-мае.

Если сравнивать эти данные с прошлогодними, то количество транзакций в мае 2020 года увеличилось на 17%, или в 2333 раза в абсолютных показателях. То есть, обобщая, тенденция, в общем-то, довольно позитивная: люди поддерживают проекты меньшими суммами, но чаще. Мне приятно, что, когда все привыкли объединяться против, краудфандинг становится одним из инструментов, позволяющим объединяться за.

Тем не менее главной проблемой после окончания самоизоляции для нас будет экономическая. Доходы граждан падают — если и были финансовые подушки, то многие их за это время проели. К тому же, возможно, люди будут думать, что кризис ещё впереди, и сокращать необязательные траты. А краудфандинг в этом смысле лакмусовая бумажка уровня благосостояния общества.

Монетизация

Мы получаем комиссию с успешно завершённых проектов. Многие крауд-платформы в мире работают по принципу «всё или ничего», но у нас изначально были более лояльные условия. В России краудфандинг нередко становится и краудсорсингом: за время кампании люди часто привлекают не только деньги, но и ресурсы, поэтому и финансовая цель проекта может уменьшиться. Мы это заметили и придумали систему 50%+ — если автор собирает хотя бы половину от заявленного и гарантирует выполнить обязательства, мы можем считать его проект успешным и перевести деньги. Комиссия платформы в таком случае будет 15% (включает комиссию платёжных систем). Если же автор достигнет 100% или даже пересоберёт, общая комиссия составит 10%.

Но, на мой взгляд, рассчитывать только на комиссию для площадки недальновидно. Недавно мировые СМИ писали, что крупнейшие крауд-платформы сокращают чуть ли не половину сотрудников. Мы переживаем кризис без человеческих потерь, все 48 человек остаются на своём месте.

Мне кажется, в принципе, бизнес в России не может рассчитывать на один источник финансирования. Помимо комиссии мы зарабатываем на логистических услугах, образовательных мероприятиях и продажах товаров в нашем онлайн-магазине (появился в 2013 году). В нём продаются товары, созданные благодаря народному финансированию. В 2017 году такой же появился у IndieGoGo, второй по величине крауд-платформе в мире. Мне нравится думать, что коллеги вдохновились нашим опытом, хотя, скорее всего, идеи просто витают в воздухе.

Но идея ничего не стоит сама по себе. Первые авторы приходили к нам и спрашивали: «А вы не украдёте мою идею, если я запущу проект?» Идея не будет работать без того, кто за ней стоит. Без харизмы лидера, без его вовлечённости, без его понимания идеи и без сообщества, которое автор проекта может вести за собой. Мы сами через это прошли и сформулировали это же для наших авторов. Хотя вообще это справедливо не только для краудфандинга.

Советы и инсайты

Я не люблю давать советы, потому что уверен, что каждый должен учиться на своих ошибках. Сколько ошибок у нас было в самом начале! Воодушевлённые своей идеей, мы, как типичные стартаперы, нагородили сразу кучу всего: у нас был и сервис трансляций, и контент-редакция, мы даже хотели запустить бои без правил. В итоге основной посыл немного размывался, а параллельное развитие нескольких сервисов тормозило каждый из них. Мы теряли деньги, людей, которых потом приходилось сокращать из-за того, что какие-то сервисы мы просто обрубали, и силы. Зато приобретали опыт. Опыт — это то, что невозможно позаимствовать.

Сейчас всем авторам мы советуем перед стартом своего проекта посмотреть на чужие, а сами в начале даже о существовании крауд-платформы Kickstarter не знали! Мы могли бы избежать ненужных трат, но, с другой стороны, пришли ли бы мы тогда к своей собственной модели?

Нет формулы успешного краудфандинга, иначе бы давно все проекты были успешными, а у нас пока успешным становится каждый третий. Авторы, завершающие свои крауд-кампании в плюсе, приобретают не только деньги, но и лояльное сообщество. Кризис показал, что благодарные клиенты даже важнее оборотов — сейчас выживает только тот бизнес, который сумел сформировать вокруг себя комьюнити. Одна моя коллега любит называть краудфандинг комьюнитифандингом. По сути, весь инсайт в этом шутливом термине.

Вопрос

Используете ли вы для развития своего дела краудфандинг?

Фото: jcomp / Freepik

Поделитесь историей своего бизнеса или расскажите читателям о вашем стартапе