14 июля, 13:31
6 мин.

«Добро с калькулятором в руках». Деньги и благотворительность на переработке текстильных отходов

Артур Котлярский
Основатель проекта «Благодарный шкаф»

В России культура разумного потребления не развита, а утилизация старых вещей не налажена. Страна закупает тонны вторсырья за рубежом для производства ветоши, а почти 2 млн т собственных «тряпочных» отходов пополняют свалки и отравляют природу. Эта ниша рынка пока пустует. Я основал первую экосистему сбора и переработки текстиля. Туда входит и благотворительный проект «Благодарный шкаф». Расскажу, как построить бизнес на ненужных вещах.

«Добро с калькулятором в руках». Деньги и благотворительность на переработке текстильных отходов

О проекте

В основе европейский принцип: ни одна вещь не отправится на свалку, 100% принесут пользу. Цель — привить людям осознанное отношение к потреблению и заменить импортное вторсырьё отечественным.

В 1993 году я переехал в Венгрию, студентом устроился там в «дочку» SOEX. Это крупнейший в Европе концерн по переработке текстиля. Там я проработал несколько лет и довольно быстро возглавил венгерский филиал. Узнал, как перерабатывают ткань за рубежом, с иностранными коллегами до сих пор общаюсь и обмениваюсь опытом.

В 2013 году я вернулся в Россию. Побывав внутри перерабатывающей отрасли в Европе, удивился печальному положению дел в нашей стране. Решил исправлять. В том же году открыл в Подмосковье первое предприятие по сортировке и переработке старой одежды по последним европейским технологиям.

Поначалу помещение было всего 35 кв. м, а в месяц перерабатывалось только 5 т текстиля. Уже в 2017 году у нас было 1000 кв. м, где перерабатывалось по 3–10 т текстиля в день. К 2019 году мы увеличили мощности и расширились до 3000 кв. м. Стали получать вещи в переработку от партнёров: отрабатывали 15–30 т в день, или 500–800 т в месяц.

Изначально сотрудников было пять. Сейчас для крупных партнёрских проектов привлекаем до 50 человек, на постоянной основе трудятся 35. Постепенно нанимаем новый персонал, в основном сортировщиков. Часто даём работу тем, кому сложно её найти: женщинам предпенсионного возраста, пенсионерам, людям в трудной жизненной ситуации.

Судьба собранной одежды

Собранный текстиль сортируется вручную. Одежда, пригодная к носке, подразделяется:

  • на «крем» — почти новые вещи без следов носки;
  • первый сорт — не новые, но в отличном состоянии;
  • второй сорт — со следами использования, но хорошие.

Около 10–15% отправляется на благотворительность — в основном второй и немного первого сорта. Мы сотрудничаем с гуманитарными организациями и оказываем адресную помощь. Остатки и весь «крем» возвращаются в экономику. Их забирают социальные магазины и секонд-хенды. Сильно изношенные хлопчатобумажные вещи мы передаём в переработку на ветошь. Она служит на производствах технической салфеткой.

Синтетические отходы — 10–15% от общей массы. Их мы за свой счёт перерабатываем в экологичное РДФ-топливо, его используют на железобетонном заводе.

Получается, что 25% всех вещей в обороте не приносят нам прибыли. Это добрые дела и превращение вредной синтетики в топливо. А хорошая одежда попадает к тем, кому нужна.

Секонд-хенд и ветошь — наш вклад в импортозамещение. Сейчас Россия импортирует хлопчатобумажную нарезку и б/у одежду в среднем на €100 млн в год. При этом ежегодно почти 2 млн т ткани оказывается на свалках России. Разумный подход к потреблению, налаженная система сбора, сортировки и переработки ненужных вещей позволит этот дисбаланс исправить.

Трудности

Основная проблема — необходимость широко освещать свою работу. Мы информируем не только о ближайшем пункте сбора текстиля, но и о стратегической важности переработки. Если в Европе естественно отнести ненужные вещи в специальный контейнер, то россияне не задумываются об этом. Просто выкидывают в мусорный бак или оставляют рядом, надеясь, что кто-то заберёт. Некоторые стесняются отдавать вещи в плохом состоянии. Наша миссия — донести, что контейнер не только для секонд-хенда, а вообще для всех текстильных отходов.

Вторая сложность — вандализм. В Европе с ним борются. В 2020 году наши «Благодарные шкафы» начали еженедельно взламывать. Пришлось разработать новую антивандальную модель. Модернизированный шкаф дороже более чем на 20%.

Ещё одна сложность — найти площадь под контейнер. Достаточно сложно договориться с чиновниками и занять муниципальную территорию. Зато активно отзываются люди бизнеса. Они без проблем выделяют пару квадратов. Благодаря таким предпринимателям наши контейнеры стоят во дворах жилых комплексов, на территориях коттеджных поселков, торгово-развлекательных комплексов, рынков, кафе, офисных центров.

К сожалению, пока предпринимателям из перерабатывающей отрасли не доверяют. Бывало, что нас обвиняли в перепродаже.

Но содержание такого бизнеса немало стоит. Вырученные деньги идут на контейнеры, их установку, обслуживание, перевозку вещей, зарплату сортировщикам, аренду складских и производственных площадей, экологичную утилизацию негодных вещей. Конечно, предприниматели не остаются в минусе, однако в моей экосистеме не менее 25% вещей идут на добрые дела безвозмездно.

Выгодно ли

Проект мы запустили своими силами, без кредитов и привлечения инвесторов. Стартовые вложения — 5 млн рублей. Мы постепенно расширяли цех, наращивали мощности, докупали оборудование. Сначала отсортировали пробную партию — тонну текстиля. Потом сняли склад и смогли отработать уже 5 т. Когда объём вырос до 15 т в день, приобрели два погрузчика (3 млн рублей), две машины (7 млн рублей), оборудование (5 млн рублей), контейнеры (около 8 млн рублей).

На работу с общественностью выделили около 10 млн рублей. Есть задумки по улучшению переработки. Уйдёт около €8 млн, под это планируем привлекать инвестиции.

Сейчас выручка увеличивается благодаря росту объёмов сортировки и внедрению новых инструментов. Станки для нарезания ветоши — 500 000 рублей, пресс — 1 млн рублей.

В 2014–2019 годах выручка постоянно росла — с 1400 до почти 6000 т. В 2020 году спала до 4000 т. В 2021 году ситуация стабилизировалась, и мы вернулись к 6000 т. Тенденцию к росту ожидаем и от 2022 года. Мы ожидаем, что наш проект и вся отрасль будет бурно развиваться. Россия закупала секонд-хенд и ветошь, но из-за санкций лишилась 85% поставок заграничного б/у текстиля. Чтобы заместить импорт, достаточно собирать выбрасываемые в стране вещи.

До 2024 года мы планируем масштабировать наш проект во все регионы России. Условия для этого есть:

  • сырьё не нужно добывать — оно уже есть;
  • транспортировать его не надо;
  • производственные площади найдутся в любом регионе: в провинциальных городах много пустующих объектов;
  • перерабатывающее оборудование нужно закупать по необходимости, а не вкладываться единовременно.

Тормозит один фактор: население, бизнесмены и чиновники мало знают о переработке и не понимают её важности.

Что может помочь бизнесмену:

  • Не рассчитывайте на признание. Делайте добро ради себя и своей совести.
  • Изучайте зарубежный и отечественный опыт. Полезно анализировать не только успехи, но и неудачи коллег.
  • Активно ищите поддержки у других предпринимателей. Бизнесмены — наиболее прогрессивная и деятельная часть общества. Обычно они идут навстречу социально значимым проектам и экологическим инициативам.
  • Старайтесь максимально информировать общество о своих начинаниях. О социальных проектах никто не узнает, пока инициатор о них не расскажет.
  • Не ждите поддержки властей. Не стоит полагаться на гранты, субсидии и льготы — такая бизнес-модель несамостоятельна и нежизнеспособна. Государство может помогать не только финансово: нам, например, нужны участки муниципальной земли под шкафы для сбора текстиля.
  • Поэтому не оставляйте попыток достучаться до чиновников: если проект на слуху, ему помогут осуществиться.
  • Любая благотворительность — серьёзная работа, требующая системного подхода.

Фото: unsplash.com/Becca McHaffie

Новости партнеров