17 августа в 17:55
5 мин.

Почему везти контрабанду в Россию — опасная и даже глупая затея

Мнение эксперта
Поток контрабандных товаров, идущих в Россию, не иссякает. Достаточно заглянуть на московский «Садовод» или петербургский «Апраксин двор», чтобы в этом убедиться. Но власти с каждым годом совершенствуют инструменты, с помощью которых они пресекают нелегальные поставки. И к 2021 году сложилась ситуация, когда ввозить в Россию контрабанду становится слишком опасно — а зачастую и вовсе бессмысленно.
Почему везти контрабанду в Россию — опасная и даже глупая затея

Дело в том, таможня перестроила свою работу. А с ней — и Федеральная налоговая служба (ФНС) и органы валютного контроля. Разберёмся, как они сообща ловят контрабанду внутри страны.

Проскочить границу сложно, но можно

Считается, будто самое главное при незаконном ввозе товаров — пройти таможню. Скрыть контрабанду пытаются по-всякому:

  • запрятав в глубину контейнеров товар, который не указывается в декларации;
  • указав в декларации меньший вес или меньшее количество товара. Всё, что удастся ввезти сверх указанного, будет считаться незаконно ввезенным товаром (в обиходе — контрабандой);
  • намеренно указать не совсем подходящий код товара (например, не дубовую дверь, а какую-нибудь другую, где пошлина поменьше).

На самом деле обмануть таможню довольно сложно. Когда вы подаёте декларацию, таможенный орган автоматически анализирует десятки показателей, касающихся вашей компании и не только. Имеют значение все детали: от года создания юрлица и налоговой истории до того, как часто в Россию ввозятся товары, подобные вашему. Таможенники анализируют стоимость, информацию по поставщику, смотрят наличие рисков и т.д.

В системе управления рисками у ФТС (Федеральной таможенной службы. — Прим. «Секрета») — тысячи крючков, за которые может зацепиться ваша декларация и отправиться на проверку. Она, в свою очередь, может ограничиться как запросом дополнительных документов, так и «рентгеном», осмотром, взвешиванием, полным досмотром (когда товары требуется из контейнера полностью достать и разложить перед таможенным инспектором).

Не то, чтобы прямо мышь не проскочит, но шансы на удачу, наверное, равны 1%. И если раньше часто звучали новости о поимке таможенников, которые за мзду закрывали глаза на перевозимый товар, то с переходом декларирования в Центры электронного декларирования (ЦЭД) таких историй практически не стало. Теперь документами занимается один инспектор (сидящий где-нибудь в Царицыно), а досмотр на приграничном посте производит другой.

И даже если вы каким-то чудом проскочили таможню с контрабандой, то вот как будут развиваться события дальше.

Почему везти контрабанду в Россию — опасная и даже глупая затея

Фото: pxfuel.com

Если таможня не поймала на границе, догонит внутри России

По Таможенному кодексу ЕАЭС (Евразийского экономического союза — прим. «Секрета») у таможенных органов есть право в течение трёх лет после выпуска декларации производить таможенный контроль.

Это может быть камеральная таможенная проверка (когда у вас запрашивают документы по прошедшей поставке, включая документы о реализации) или выездная таможенная проверка.

Также таможня может обратиться в ФНС или банк, обслуживающий юрлицо, чтобы получить дополнительные сведения. И обе организации обязаны такие сведения предоставить, даже если они составляют коммерческую, банковскую и налоговую тайну.

Таможенная инспекция запросто может приехать к вам на производство (а отказать им в доступе вы не можете) и попросить документы, например, на станок. Владелец должен показать счёт-фактуру с номером декларации. Если в этой декларации не было станка, у предпринимателя начнутся проблемы.

Периодически таможенники накрывают склады с контрабандными айфонами и прочей электроникой. Как правило, это происходит во взаимодействии с правоохранительными органами по какой-нибудь инсайдерской, слитой информации. Начинается административное делопроизводство. Если сумма неуплаченных пошлин превысит 2 млн рублей, дело может вылиться в уголовное. Незаконно ввезённый товар в любом случае конфискуют.

Прослеживание товаров

Всё больше товаров в России попадает под обязательную маркировку. Есть даже разные системы прослеживания этих товаров:

  • «Меркурий» — для товаров животного происхождения);
  • ЕГАИС — для алкогольной продукции;
  • «Честный знак» — для товаров легкой промышленности, обуви, шин, духов, фототехники и пр.

Теперь при любом движении этих товаров счета-фактуры поступают в налоговую онлайн. И когда откуда ни возьмись на рынке всплывает товар, в цепочке поставки которого зияет дыра, налоговая активизируется. Если в истории товара не указано, откуда он, то как его могли ввести в оборот?

Бдительный покупатель в лице какой-то компании или ИП может прежде, чем купить товар, проверить цепочку его поставки. Сделать это несложно: чаще всего достаточно просканировать QR-код на товаре смартфоном. И, не желая брать на себя возможные риски, откажется от сделки.

Но даже если кто-то по недосмотру купит контрафакт, ниточки в итоге приведут к тому первому звену, которое ответственно за запуск товара в оборот. И тогда в оборот возьмут уже его.

Единственная возможность реализовать контрафакт — продать его также вчёрную. И пойди ещё поищи такие компании.

Для остального есть валютный контроль

Товаров, ещё не включенных в указанные системы, становится всё меньше. Но и для них у надзорных органов достаточно инструментов. Главный — валютный контроль.

Валютное законодательство становится всё строже и строже, за выводом капитала следят всё пристальнее. Банки обязаны сообщать в Центробанк о нарушениях при валютных операциях. Подозрительные операции они и сами замораживают, ведь не хотят приостановки собственной деятельности.

Как это работает против контрабандистов? Допустим, вы заключили контракт на $1 млн — и действительно перевели эти деньги за границу. Но таможне заявили сумму контракта в $200 000. Валютный контроль, видя это, сообщит об этом в ФНС. Налоговая же вцепится в вас мёртвой хваткой — и будет искать несоответствия в налоговых документах.

1 / 3

И найдёт. Потому что если вы по документам закупили товаров на $200 000, а продадите на $1млн, да ещё и с хорошей маржой, то в бухгалтерских документах образуется сверхприбыль. Которую придётся куда-то прятать.

Тут хлеб и для фирм-однодневок, получающих подряды за несуществующие работы, и берущих свою комиссию за это, и для нечестивых представителей государственных органов.

Вся работа по «обелению» деятельности — комиссии, а где-то и взятки — практически начисто съедают маржу. И в сухом остатке оказывается, что везти товар вбелую, уплачивая все пошлины, может оказаться соразмерно потраченному на авантюру бюджету.

И неоспоримое преимущество «белого» ввоза в том, что не нужно совершать десяток сопутствующих махинаций, бояться, что кто-то из партнёров обратится в налоговую или полицию, жить в страхе перед визитом налоговой, ОБЭП или кого похуже.

Почему же тогда потоки контрабанды не иссякают, и до сих пор существуют в прежнем виде всё те же «Садовод» и «Апраксин двор»? Это показывает, что усилия ФНС, ФТС и валютного контроля не на 100% эффективны, и лазейки есть.

Но нужно понимать, что сбыть контрабанду можно только на чёрном рынке — а это отдельный мир. Но если вы к нему не относитесь и в принципе работаете вбелую, но испытываете соблазн партию-другую протащить нелегально, чтобы сэкономить, — это плохая идея.

Коллаж: «Секрет Фирмы», www.pexels.com, depositphotos.com

Поделитесь историей своего бизнеса или расскажите читателям о вашем стартапе