20:23, 07 июля 2022
4 мин.

В России отрегулировали не существующие на рынке активы

Госдума приняла закон, которым запретила оплачивать товары с помощью цифровых финансовых активов (ЦФА) и утилитарных цифровых прав (УЦП). Эти финансовые инструменты не имеют отношения к криптовалютам. Речь идёт о неких электронных правах на получение денег или конкретных товаров и услуг в будущем. Эксперты и юристы сказали «Секрету фирмы», что власти отрегулировали рынок, который ещё даже не появился в России.

В России отрегулировали не существующие на рынке активы

Дума одобрила закон 6 июля. Документ вводит прямой запрет на передачу или приём ЦФА и УЦП в качестве оплаты за товары, работы и услуги.

Закон определяет ЦФА как цифровые права на получение денег или особых ценных бумаг. Проще говоря, это и есть ценные бумаги, выпущенные по технологии и привязанные к реальному активу. Для них в России предусмотрен отдельный правовой режим. Вместе с ЦФА в законодательстве появились те самые токены, которые раздают инвесторам стартапы в ходе . Инвесторы покупают токены за обычные деньги или криптовалюту. Впоследствии их можно передавать в залог и продавать, но рассчитываться за товары ими нельзя.

Компании могут выдавать инвесторами как ЦФА, так и УЦП. Последние представляют собой электронные сертификаты на получение конкретных товаров, услуг или нематериальных продуктов (кино, музыки, софта) в будущем. При этом инвестор может также получить ЦФА и УЦП в одном флаконе.

С помощью ЦФА бизнес может предлагать рынку новые продукты, включая токены, обеспеченные реальными активами. Также потенциально этот финансовый инструмент создаёт новые возможности для небольших инвесторов, которые смогут покупать токены по частям, а не целиком, если у них нет на это денег.

Проще запретить, чем регулировать

Первая и единственная сделка с ЦФА в России состоялась в июне, её заключили «ВТБ Факторинг» и финтех-компания «Лайтхаус». Стороны токенизировали коммерческую задолженность неназванного , после чего «ВТБ Факторинг» выкупил эти активы в виде ЦФА. То есть ВТБ купил цифровой актив, который сам же и выпустил.

«Рынка ЦФА в России не существует. При этом закон по нему уже приняли. Это на самом деле скандал, потому что нет рынка, нет ЦФА, зачем принимать закон? Во-вторых, непонятно, кто будет расплачиваться таким образом. Расплатиться ЦФА — это так же удобно, как прийти в киоск и заплатить офисным стулом. Это в принципе не платёжное средство», — пояснил «Секрету» партнёр GMT Legal Дмитрий Мачихин.

Гендиректор Joys Digital Андрей Михайлишин тоже отметил, что цифровые финансовые активы сами по себе не подходят в качестве платёжного средства. Зато утилитарные цифровые права вполне могли бы стать удобным инструментом учёта взаимных обязательств по расчётам между юрлицами, считает эксперт. «Этот же инструмент можно было бы использовать для расчётов по внешнеэкономической деятельности. Но законотворчество даже в рамках сложившихся условий снова свернуло не в ту сторону: проще запретить, чем регулировать», — добавил предприниматель.

Партнёр юридической фирмы DRC Михаил Быстров сказал, что невозможно предсказать, как в реальности будет применяться принятый Госдумой закон. По его словам, сейчас он выглядит как документ, одобренный «для галочки», так как рынка ЦФА ещё нет. Эксперт предположил, что законодатели как бы посылают сигнал: регулирование криптовалют будет не менее жёстким.

«Так что блокчейн-индустрию в России ждёт либо поглощение крупными окологосударственными структурами, либо очередная волна бизнес-эмиграции», — допустил Быстров.

Основатель компании Asgard Роман Малышев считает, что рынок ЦФА и УЦП в России уже есть, но с его регулированием пока не всё ясно. Эти финансовые инструменты, уверен эксперт, могли бы стать альтернативными средствами для расчётов. К примеру, их можно было бы использовать для оплаты товаров и услуг за рубежом.

«Сейчас, в условиях санкционного давления и практически полной остановки перевода денег за рубеж, это очень актуально. Подобная мера позволила бы привлечь в Россию много инвесторов и солидные инвестиции. Также она упростила бы расчёты между поставщиками и заказчиками из разных стран», — считает Некрасов.

По его словам, в перспективе ЦФА и УЦП помогли бы упростить торговое финансирование или размещение активов в компании. С помощью этих инструментов можно очень быстро токенизировать те или иные активы, а под них уже привлекать финансирование. В случае с ЦФА, например, выпустить цифровой актив можно даже за неделю, а собрать необходимое количество заявок на всю сумму выпускаемых ЦФА — за несколько дней. «По сравнению с теми же облигациями, эмиссия которых иногда занимает до 9 месяцев, преимущества ЦФА очевидны», — добавил глава Asgard.

Фото: Агентство «Москва»

Материал не является индивидуальной инвестиционной рекомендацией. Упомянутые финансовые инструменты или операции могут не соответствовать вашему инвестиционному профилю и инвестиционным целям/ожиданиям. Определение соответствия финансового инструмента/операции/продукта вашим интересам, целям, инвестиционному горизонту и уровню допустимого риска — исключительно ваша задача.

Редакция «Секрета фирмы» не несёт ответственности за возможные убытки в случае совершения операций либо инвестирования в финансовые инструменты, упомянутые в данном материале. И не рекомендует использовать эту информацию в качестве единственного источника при принятии инвестиционного решения.

Новости партнеров