01 сентября 2020 в 11:27
4 мин.

Ущерб на 34 млрд рублей. Акции Башкирской содовой компании арестованы из-за сомнительных сделок

Суд арестовал акции Башкирской содовой компании (БСК), которую ранее уличили в незаконной приватизации. По оценке руководства Башкирии, крупнейший производитель российской соды нанёс республике ущерб на 34 млрд рублей.
Ущерб на 34 млрд рублей. Акции Башкирской содовой компании арестованы из-за сомнительных сделок

«Мы считаем, что в результате действий группы лиц, совершённых мошенническим образом, нанесён ущерб нашей республике на довольно серьёзную сумму — 34 млрд рублей, мы требуем её возмещения», — заявил глава региона Радий Хабиров.

Ранее власти Башкирии обратились в суд с требованием вернуть акции БСК в собственность государства. Также руководство региона попросило Следственный комитет проверить законность действий чиновников и руководителей компании «Башкирская химия» («Башхим»), в чьих интересах был приватизирован производитель соды.

Генпрокуратура проверила все обстоятельства сомнительных сделок и пришла к выводу, что компанию передали в частные руки вопреки воле государства. В итоге башкирский суд согласился с позицией прокуроров и арестовал акции БСК, которые принадлежали «Башхиму» и «Региональному фонду». Теперь любые изменения в составе акционеров до окончания разбирательств невозможны.

За что невзлюбили башкирскую соду?

Широкое общественное внимание БСК привлекла в августе 2020 года из-за протестов против планов начать добычу известняка на уникальном башкирском шихане (горе) Куштау. Шихан удалось отстоять — власти пообещали дать ему статус охраняемого природного памятника. Но делами компании заинтересовались не только экологи.

Инцидент стал поводом для башкирских властей заявить о намерениях выкупить контроль в БСК у частных акционеров. По словам главы имущественных отношений республики Натальи Полянской, отношения между государственными и частными акционерами накалялись довольно давно, а в ходе протестов ситуация окончательно вышла из-под контроля. «Стало очевидно, что частные владельцы не готовы идти на контакт. (…) Пригрозили увольнениями сотрудников в случае запрета на разработку Куштау и непредоставления иной сырьевой базы», — пояснила чиновница.

Башкирская содовая компания образовалась в 2013 году в результате слияния компаний «Сода» и «Каустик», которое обсуждалось с 2010 года. До слияния контрольным пакетом «Соды» (62%) владела Башкирия, но после реорганизации предприятия доля региона перешла к группе «Башкирская химия» и её владельцам — бизнесмену Дмитрию Пяткину и бывшему вице-губернатору Ненецкого АО Сергею Черникову.

Сейчас «Башхиму» принадлежит 57,18% БСК, а Башкирия владеет 38,28% через «Региональный фонд». Объединённая компания стала, по сути, монополистом, которому принадлежит от 70% до 85% российского рынка соды, но тогда Федеральную антимонопольную службу это не смутило.

26 августа президент Владимир Путин поручил проверить законность сокращения доли государства при создании БСК. Вопросы у главы государства возникли и к тому, как компания ведёт дела сейчас.

«Не похоже, что целью акционеров сегодня является долгосрочное развитие этой компании. Похоже на другое — на выкачивание средств любой ценой и как можно в большем объёме», — указал Путин. Он также отметил, что сегодня прибыль компании, которая находится в частных руках, идёт не на развитие региона, а на иностранные счета во Франции, Швейцарии и в офшоры на Кипре. В частности, учредителем «Башхима» выступал кипрский офшор Modisanna Limited, конечный бенефициар которого неизвестен.

Нарушения и натяжки

Между тем эксперты говорили, что в результате сделки доля государства могла бы быть ещё ниже, если бы определялась по рыночной стоимости компании. На момент слияния государственная «Сода» уже достигла предела своего развития, в то время как «Каустик» был перспективным и стремительно растущим предприятием. До реорганизации за одну акцию «Каустика» давали 19,37 акции «Соды». Однако при объединении исходили из равнозначности предприятий — и снова просчитались.

Доходы обоих предприятий были сопоставимы (10 млрд рублей у «Каустика» и 13 млрд рублей у «Соды»), однако долговая нагрузка «Каустика» была значительно выше. В Аналитическом кредитном рейтинговом агентстве (АКРА) признали, что чисто технически их можно было оценить как равнозначные активы, но такая сделка выглядит весьма натянутой. Большую часть своих дивидендов «Каустик» получает из доходов «Соды».

«Это как если бы крупный торговый центр присоединили к почтовому киоску, а владельцы торгового центра в результате конвертации акций оказались без ничего», — комментировал сделку в 2013 году нынешний глава республики Радий Хабиров.

Изначально предполагалось, что именно «Сода» присоединит «Каустик», а не наоборот, рассказала Наталья Полянская. Сделка, в которой «Каустик» оценили дороже «Соды», выглядела нелогично для рынка, признал один из его игроков.

Впрочем, претензии башкирских властей не ограничиваются сделками 2013 года. После того как в 2007 году «Башхим» получил республиканский пакет «Соды» в доверительное управление, из компании были выделены цементное производство и сырьевая база. «Башхим» аргументировал сделки тем, что частные инвесторы будут вкладывать в развитие активов, а республика получит дополнительные инвестиции: «На деле активы были выведены за периметр "Соды" и перепроданы», — уточнила Полянская.

Все эти сделки не могли произойти без одобрения властей. Сейчас в Следственном комитете рассматривают вопрос о возбуждении уголовных дел против башкирских чиновников. Взаимопонимание между башкирскими властями и «Башхимом» в СМИ связывают с бывшим вице-премьером Башкирии и экс-полпредом республики при президенте Альбертом Харисовым, который после организации БСК оказался в её совете директоров.

Фото: Wikipedia, CC0

У «Секрета фирмы» есть канал в Telegram. Подписывайтесь!

Поделитесь историей своего бизнеса или расскажите читателям о вашем стартапе
Ещё по теме