«Автор, ножницы, бумага»: Как научиться быстро писать внятные тексты

Сначала понять, затем объяснить
27 марта 2017 в 18:41

Научиться писать увлекательно — можно. Каждый человек носит в себе потенциал оригинального рассказчика. О том, как его раскрыть, редакционный директор «Секрета» Николай Кононов рассказывает в книге «Автор, ножницы, бумага» (выходит в издательстве «Манн, Иванов и Фербер»). Публикуем фрагмент, в котором объясняется, что за самыми вычурными формулировками стоят достаточно простые события и успех любого текста состоит в том, сможет ли автор перевести свой канцелярский русский язык на человеческий русский.

Однажды зимой я решил удалиться от мира и написать повесть. Выдуманную историю, не нон-фикшен. И удалился в глубь Псковщины, на ту самую турбазу у пушкинских мест, где Сергей Довлатов работал экскурсоводом и написал по мотивам своих мытарств «Заповедник». Просидев безвылазно три дня и мучаясь от того, что слог недостаточно лёгок, герои сопротивляются сюжету, а править приходится каждую фразу, я устроил себе выходной и повлёкся в усадьбу Пушкина — Михайловское.

К счастью, туристов там не было, и я долго рассматривал рукописи, покоившиеся под стеклом. Первая же страница черновика одной из глав «Евгения Онегина» ошеломила. Исходный текст был плоским, похожим на перевод, слова не ложились на язык так, как происходит, когда читаешь «Онегина». Поверх текста было столько правок, исправлений и клякс, что, казалось, автор удачно побил рукописью комаров.

С тех пор я успокоился насчёт того, что писать сразу набело не получается. Правка помогает найти точные формулировки, и это нормально. Пушкин писал: «Точность и краткость — вот первые достоинства прозы. Истинный вкус состоит не в безотчётном отвержении такого-то слова, такого-то оборота, но в чувстве соразмерности и сообразности».

Выражаясь ещё проще: очень важно говорить по делу. Не лить воду. Не увлекаться стилистическими красотами. Называть вещи своими именами. Воспринимать правку как часть процесса письма.

Что именно входит в умение «говорить по делу»? За событиями стоит их истинный смысл. Надо прямо назвать его, не думая, насколько «литературно» это будет звучать. Более того, писать «литературно» — большая ошибка, сбивающая вас с пути к обретению оригинального голоса. Ещё хуже — писать официально, серьёзно. Наоборот: чем проще и яснее вы выразитесь, тем быстрее читатель поймёт суть истории.

Главная ошибка, подталкивающая писать по официальным шаблонам и делать серьёзный вид, происходит из-за того, что каждый более-менее взрослый человек вырос, учился читать и писать в эпоху, когда письмо ещё делилось на highbrow и lowbrow — высокий и низкий стиль. К первому относился, с одной стороны, язык документов (заявлений, диссертаций, объяснительных, отчётов), а с другой — литературный язык, необычный, экспериментальный. Ко второму стилю относилось то, как люди говорят на самом деле, в жизни.

Весь ХХ век литература ломала стену между этими языками, смешивая их, взбалтывая и составляя всё новые коктейли. Но доломала эту стену не она, а интернет. Именно в блогах люди начали писать о важном своим языком — так, как рассказывают знакомым. Это повлияло на СМИ: те тоже перестали надувать щёки и выражаться чрезмерно сухо или, наоборот, красиво.

Старайтесь передавать смысл действия глаголом. Купил, продал, уехал, зарыдал, схватил и так далее

Проблема, однако, в том, что большинство людей не осознали этих изменений и живут детскими воспоминаниями: книга — это святое, в ней не обманут, она должна быть написана высоким штилем, литература — это очень серьёзно, и не каждый может ступить на священную территорию. Следствие этого подхода — когда вы садитесь писать, вы сжимаетесь от ужаса, что придётся сочинять что-то этакое, необычное, литературное, не как речь, не как устный рассказ, а как... что?

Эту главу я представлял себе как последовательное расколачивание помпезных кумиров молотком. Первый кумир — особое отношение к тексту как к чему-то необычному, иному, нежели ваша манера устного рассказа. Второй — литературность, желание выразиться на бумаге какими-то специальными, необычными словами. И третий — установка, что сложные явления надо описывать сложным языком, иначе получится упрощение с потерей глубины понимания предмета.

Итак, возвращаясь к тому, как говорить по делу: главный принцип — не употреблять лишних слов. Очищать описание события, явления, героя от избыточных оборотов. Искать такие формулировки, которые сразу объяснят читателю смысл произошедшего. Простейший пример — заголовок из деловой прессы: «Иванов закрыл сделку по продаже 84,57% акций своей компании “Сахалинский авиаремонтный завод”». Суть события в том, что Иванов вышел из авиабизнеса. Так и следует написать. В четыре слова.

Избавиться от лишних слов помогает принцип «show, do not tell». Например, героиню не стоит называть обворожительной, сногсшибательной и так далее. Это оценочные прилагательные. Лучше опишите её. Раз мы потревожили тень Пушкина, вспомним первое явление Маши в «Капитанской дочке»: «Тут вошла девушка лет осьмнадцати, круглолицая, румяная, со светло-русыми волосами, гладко зачёсанными за уши, которые у ней так и горели». Заметьте, описание выполнено намеренно просто, так как главный герой (Гринёв) довольно незатейливый человек — и коли рассказчик таков, его нарратив, речь нельзя усложнять. Иначе читатель уловит диссонанс и перестанет верить автору.

Описывая что-либо, тщательно выбирайте детали. Они бывают молчаливыми, не несущими смысла, а бывают говорящими. Пример — вышеуказанные «уши, которые у ней так и горели». Автор рассказал кое-что о характере героини, обратив внимание на деталь, понятную самому широкому кругу читателей. То же самое проделывал с неодушевлёнными предметами знаменитый чеховский персонаж, беллетрист Тригорин из «Трёх сестёр»: «На плотине блестит горлышко разбитой бутылки и чернеет тень от мельничного колеса. Вот и лунная ночь готова».

Не надо внедрять в текст много деталей. Ими следует пользоваться экономно. Вот основные принципы.

Если наш текст документальный, то топонимы, имена, фамилии и должности людей, названия учреждений, время действия должны быть указаны максимально конкретно.

Мы говорим прямо и только то, что мы знаем (а если не знаем, идём узнавать).

Мы говорим прямо и только то, что мы знаем (а если не знаем, идём узнавать)

Часто — особенно в начале текста — мы ходим вокруг да около, придумываем пространные заходы и начинаем издалека. Всё это — харам, то есть «нельзя» по-арабски. Великий писатель Юрий Коваль говорил, что писать надо так, чтобы каждое слово хотелось поцеловать. Мы не великие писатели, поэтому нам можно сделать скидку: стремимся писать так, чтобы хотелось поцеловать каждое предложение. Это значит, что каждое новое предложение или развивает историю, или работает на более глубокое понимание читателем той её части, которая уже рассказана.

Если придерживаться этого правила и описывать события или явление без лишних отступлений, тратя силы только на то важное, что вы на самом деле узнали, текст не будет отпускать читателя. Он с первых же абзацев привыкнет к тому, что автор в каждом новом предложении делает шаг вперед к постижению смысла истории и ведет читателя за собой, не спотыкаясь.

Лишние слова — самые страшные враги. Написав фразу, посмотрите на неё и выбросьте половину слов. Не получается? Измените формулировки так, чтобы получилось (см. выше пример с авиаремонтным заводом). Недопустимы конструкции из трёх глаголов или прилагательных подряд. Недопустим канцелярит вроде «осуществил проведение плановых ремонтных работ» вместо «отремонтировал». Сознательно упрощайте, выбирая слова, ёмко описывающие происходящее.

Но — повторю — это на этапе редактуры. А когда вы пишете, то старайтесь рассказывать «как другу», то есть быстро перенося формулировки из головы на бумагу.

Далее написанный абзац тоже следует сократить вдвое. Если вы строго придерживались правила насчёт нового поворота сюжета или понимания героя в каждом предложении — сократите минимум на треть. Первые жертвы, идущие под нож, — вводные конструкции вроде «на самом деле», «в общем», «согласно опубликованной информации». А также избыточности в духе «о том, что». Зачем «Иванов рассказал о том, что...», если можно оставить «Иванов рассказал, что...»? Все эти рекомендации годятся для описания событий и явлений.

Лишние слова — самые страшные враги. Написав фразу, посмотрите на неё и выбросьте половину слов

Напоследок хотелось бы рассказать, как переделывать штампы в речь человеческую, понятную даже ребёнку.

Старайтесь передавать смысл действия глаголом. Купил, продал, уехал, зарыдал, схватил и так далее.

Описав некую ситуацию или явление, подумайте, в какой заголовок можно упаковать суть случившегося. Если «Н. имеет пессимистичные прогнозы относительно развития нефтедобывающей промышленности», то можно сформулировать короче: «Н. не верит в нефть».

В абзаце не должно быть более двух, а то и одной цифры. Три — только если они сверхважны или если это специальная научная статья.

В колонке должно содержаться одно красиво доказанное утверждение. Не два разных, а одно. Не надо упихивать в один текст несколько тем.

Каждый раз, глядя на сложное описание сложного явления, старайтесь уложить его в ёмкую фразу из четырёх-пяти слов. Назначьте себе цифру, за которую выходить нельзя.

Чтобы настроиться на верный тон, представьте ребёнка — не старшеклассника, не первоклассника, а скажем, ученика шестого-седьмого класса, — которому вы должны объяснить, что тут, чёрт подери, происходит. Объяснить просто, ненавязчиво, доходчиво, не боясь показаться упрощенцем, но и постоянно держа в уме, что это всё-таки ребёнок, которому следует растолковывать с нуля и избегая терминологии — точнее, переводя её на обычный, земной язык.

Одно из главных заблуждений — что надо выражаться литературно, не писать сухо, лить воду, расширять текст за счёт обилия слов, описаний, сложносочинённых конструкций. Всё наоборот. Если вы полностью выразили мысль или ситуацию и показали всю её сложность в трёх абзацах — отлично. Да будет так.

Если же вам, например, задали писать статью в некий журнал и его редактор произнёс «не менее 6000 знаков», а у вас не более 3000, — значит, разворачивайте мысль, сюжет, ищите оттенки, о которых было бы здóрово рассказать, вспоминайте другие ситуации и описывайте их. Но вообще умный редактор примет и 3000 — если автор на этом коротком отрезке захватил его внимание.

Очевидно, лучше написать недлинный, но энергичный и исчерпывающий текст, чем нескончаемую размазню.

Выводы

Пишите просто, но без ущерба смыслу и глубине понимания предмета.

Когда вы пишете, представляйте, что объясняете те или иные коллизии с нуля умному человеку, но не эксперту в данной теме.

Даже если вы рассказываете о чёрных дырах и горизонте событий, не осыпайте читателя терминами, а если употребляете термин, старайтесь его тут же доступно разъяснить.

Помните, что за самыми сложными формулировками, терминами, бюрократизмами стоят достаточно простые в описании события. Вам надо просто перевести с научного, канцелярского или косноязычного языка на человеческий.

Не останавливайте «поток сознания», пишите сколько угодно: отредактировать можно всегда, а вот дописать с новой попытки сложнее.

Как надо

  1. Привет, мы проводим семинар «Как стартапу избежать болезней роста», на котором проанализируем опыт десятков наших франчайзи.

  2. В программе: как нанимать сразу много людей и не уронить качество персонала; как правильно устроить работу бэк-офиса, чтобы он успевал за ростом штата; как готовиться к открытию новых точек: пошаговая схема, маленькие хитрости; как выстроить отношения с поставщиками, чтобы не стать заложниками своих же контрагентов; как избежать дедовщины и встречать новых сотрудников так, чтобы они быстро приняли корпоративные ценности; зачем нужны корпоративные законы, правила, стайлгайды и как их правильно написать.

  3. Ждём вас там-то во столько-то. Вход бесплатный.

Как не надо

Рост бизнеса зависит от множества факторов. Уникальный продукт, качественный клиентский сервис, грамотный маркетинг. Но это далеко не всё. Компания, как живой организм, развивается вместе с ростом продаж. Как при этом избежать «болезней роста»? Как увеличивать эффективность работы сотрудников и управляемость, вместо того чтобы «раздувать» штат? Внутренних кризисов помогут избежать налаженные коммуникации, управление информационными потоками и задачами сотрудников. Грамотный менеджмент обеспечит устойчивость и управляемость компании в любых условиях и поможет расти быстрее конкурентов, захватывая рынок. По этому поводу мы проводим семинар...

Книга предоставлена издательством «Манн, Иванов и Фербер»

Нам важно ваше мнение

Загрузка...
Загрузка...