27 апреля 2018 года в 12:48

Хотите узаконить зарубежные активы? Андрей Мовчан — об амнистии капиталов

Родина прощает долги

Хотите узаконить зарубежные активы? Андрей Мовчан — об амнистии капиталов

Так уж устроено российское законодательство, что с появлением любого законодательного акта возникает невероятное количество вопросов о том, как он будет применяться. Разъясняющие документы вместо ответов порождают новые вопросы. Так вышло и с так называемой деофшоризацией, или амнистией капиталов, вторая волна которой недавно пошла в России.

Первый этап амнистии капиталов — в рамках закона «О добровольном декларировании физическими лицами активов и счетов (вкладов) в банках» (№140-ФЗ) — прошёл в 2015–2016 году и завершился 30 марта 2016 года. За амнистией последовали поправки в Налоговый кодекс, освободившие российских резидентов от налога на доходы, полученные в результате ликвидации иностранных компаний (при условии, что ликвидированы они будут до 1 января 2018 года).

И вот недавно законодатель решил провести второй этап амнистии и безналоговой ликвидации. Он проходит с 1 марта 2018 по 28 февраля 2019 года. В рамках первого этапа деофшоризации количество декларантов было более чем скромным. Теперь желающих может быть больше — из-за скорого начала автоматического обмена налоговой информацией между странами (CRS).

Надо отметить, что российское государство показало себя с лучшей стороны. Качество закона и поправок — на уровне лучших международных образцов. Щедрость амнистии беспрецедентна.

Уже во второй раз налогоплательщику предлагается добровольно сообщить государству о наличии активов, полученных им ранее (возможно, с нарушением налогового и валютного законодательства Российской Федерации), об имеющихся или уже закрытых счетах в зарубежных банках и об иностранных организациях, находящихся под его контролем. Взамен законодатель обещает предоставить налогоплательщику ряд гарантий.

Декларанта освободят от налоговой, административной и уголовной ответственности за допущенные ранее нарушения налогового или валютного законодательства. Об источниках происхождения средств, потраченных на приобретение зарубежных активов, спрашивать не будут. Обещано также, что предоставленные сведения не будут использоваться в рамках каких бы то ни было споров и разбирательств.

Если резидент воспользуется правом на амнистию, денежные средства, находящиеся на его счетах в зарубежных банках по состоянию на 1 января 2018 года, будут считаться «чистыми» в рамках российского валютного законодательства. Нужно только подать специальную декларацию с указанием сведений о счёте и банке, в котором он открыт, а также уведомление об открытии счёта.

Для декларирования действующей зарубежной компании (в отличие от ликвидируемой), находящейся под контролем российского резидента, помимо специальной декларации и уведомления об участии в контролируемой иностранной организации, резиденту нужно задекларировать полученный с такой организации доход за 2015 и 2016 годы и заплатить с него налог (если доход превысил соответствующие минимальные значения).

Как и в первый раз, ни в случае ликвидации, ни в случае продолжения владения иностранной компанией для успешной амнистии репатриировать активы в Россию не нужно.

Похоже, законодатель признаёт факт тотальной неуплаты налогов в предыдущие периоды и желает подвести черту самым миролюбивым способом. Он соглашается забыть и простить прошлые прегрешения, но создаёт механизм для будущего контроля уплаты налогов, каталогизируя зарубежные активы резидентов.

Помимо добровольного декларирования зарубежных активов и счетов, для второго этапа амнистии законодатель практически полностью повторил налоговую льготу, предусмотренную ранее в статьях 217 и 220 Налогового кодекса. Бенефициару иностранной организации предоставлено право избежать налоговой, административной и уголовной ответственности за имущество, полученное при ликвидации компании. При условии, что такая ликвидация полностью завершится до 1 марта 2019 года (за исключением специально оговорённых случаев). Впоследствии налогоплательщик обязан будет заплатить налог с продажи такого имущества только с превышения его продажной стоимости над минимумом из стоимости этого имущества по данным финансового учёта компании на момент передачи бенефициару в рамках ликвидации и рыночной стоимости этого имущества на ту же дату.

Важным изменением во втором этапе для безналоговой ликвидации стала возможность получения не только имущества, но и просто денежных средств, что по загадочной причине не было предусмотрено на первом этапе. Тогда это доставило бенефициарам иностранных компаний немало хлопот. Чтобы было что задекларировать, приходилось хитрить, покупая имущество «на один день».

Таковы основные принципы. Теперь — важные нюансы.

1) Участники первого этапа амнистии могут повторно использовать право на амнистию в отношении активов и счетов, которые они тогда не задекларировали. Но в ходе каждого этапа амнистии декларант может подать только одну декларацию — без права вносить в неё дополнения, уточнения и разъяснения. Если подадите несколько деклараций, в каждом этапе будет учитываться только та, которую вы подали первой. Фактически налоговая служба оставляет за собой право заявить о «несоответствии» декларации требованиям или о недостаточности подтверждающих документов, чтобы, имея всю информацию об имуществе декларанта, потребовать от него уплаты налога.

2) Важно учесть порядок определения стоимости имущества — как максимума из цены учёта и рыночной стоимости. При этом для имущества, не обращающегося на рынке (векселя, недвижимость, неторгуемые ценные бумаги), порядок определения рыночной стоимости не назван. В связи с этим можно ожидать оспаривания налоговыми органами стоимости, заявленной в декларации. Способ подтверждения стоимости имущества «по данным учёта» вызывает такой вопрос: как эти данные должны быть оформлены? Что это: баланс на дату, предшествующую дате передачи (баланс на дату передачи будет нулевым)? Отчёт аудитора? Справка, заверенная директором? В любом случае хочется порекомендовать получить как минимум бухгалтерскую отчётность, заверенную лицензированной бухгалтерской фирмой. Идеальный вариант — аудиторское заключение.

3) Документы, прилагаемые к декларации, должны быть на русском языке. Либо к ним можно приложить перевод, заверенный нотариусом. В связи с этим возникает следующий вопрос: как налоговые органы будут реагировать на неточности, допущенные переводчиком? В иных ситуациях они решительно отказывали заявителям, если в документах, например, по-разному транскрибировалось название одной и той же компании. Совет здесь можно дать только один: оформлением документов должны заниматься профессионалы, у которых есть опыт взаимодействия с российской налоговой бюрократией.

4) При всей «щедрости» российского законодателя имущество, полученное преступным путём, естественно, в рамках действующей амнистии легализации не подлежит. При этом в законе есть диспозитивная норма, позволяющая налогоплательщику не указывать источники происхождения средств. Это значит, что государственные органы, которые будут исследовать декларации, могут поддаться соблазну попробовать доказать, что в процессе создания и управления активами декларанты нарушили нормы уголовного законодательства, не предусмотренные амнистией капиталов.

5) Если форма и порядок предоставления документов соблюдены, налоговики не могут отказаться их принять. Это сказано в законе. Тем не менее во время первой волны амнистии такие случаи были. Речь не столько о Москве, сколько о региональных инспекциях, которые, по всей видимости, решили не разбираться в тонкостях амнистии. Чтобы решить эту проблему, для второго этапа амнистии предусмотрели право подачи декларации в любой территориальный налоговый орган или в главное управление — вне зависимости от места жительства заявителя. Одновременно, в целях обеспечения конфиденциальности, законодатель обещает хранить все принятые декларации централизованно — у территориальных инспекций не будет к ним прямого доступа.

6) Наконец, есть вопросы к срокам подачи заявления на налоговую льготу при ликвидации компании. Очевидно, что компания должна быть ликвидирована в период до 28 февраля 2019 года. Однако освобождение полученного дохода с применением льготы в общем случае возможно в течение аж трёх лет с момента образования дохода — путём подачи уточнённой налоговой декларации и заявления на льготу. Что получается? Если декларант затянет с подачей заявления (на что он имеет полное право) и при этом реализует полученное имущество, возникнет казус — при реализации налоговая будет исчислять налог со всей стоимости имущества, так как льгота ещё не задекларирована.

В общем, как это часто бывает в России, то, как будет работать принятый закон, станет ясно только постфактум. Эту проблему усугубляет катастрофическая нехватка опыта. В первую волну деофшоризации декларации подали всего 7500 человек — из примерно 135 000 российских долларовых миллионеров, владеющих зарубежными активами. Тем не менее, если у вас ещё есть незадекларированные компании и счета, шансом лучше воспользоваться — третьей волны может не быть.

Главные новости и лучшие лонгриды «Секрета» — в нашем Telegram-канале. Подписывайтесь!

Фотография на обложке: PYMCA / UIG / Getty Images

Обсудить ()