25 мая 2017 года в 17:57

«Мужчина в женском туалете»: Как трансгендеры меняют рынок труда в США

И зачем они это делают

«Мужчина в женском туалете»: Как трансгендеры меняют рынок труда в США

В Америке 1,5 млн трансгендероов, за 2015 год 30% из них пережили увольнение или не смогли добиться повышения. У трансгендера в три раза меньше шансов устроиться на работу, чем у любого другого американца, и в два раза больше шансов закончить свою жизнь в нищете. Американские работодатели постепенно приспосабливаются под новые условия, меняют консультантов и корпоративную культуру, включают гормонально-заместительную терапию в медицинские страховки, но изменения не происходят мгновенно — и на сегодняшний день многие соискатели и работники-трансгендеры всё ещё сталкиваются с нетерпимостью и домогательствами. «Секрет» рассказывает, с какими проблемами трансгендеры сталкиваются на работе после каминг-аута и как американские компании меняются, чтобы не потерять сотрудников-трансгендеров.

Что происходит

Когда Джоси Линн Пол, сотрудница Агентства социальных услуг города Элджина в штате Иллинойс, решила совершить каминг-аут, она начала готовиться заранее: поговорила с психологом и отрепетировала речь о том, как тяжело быть женщиной в мужском теле и почему она больше не хочет прикидываться, предупредила обо всём отдел кадров и попросила назначить общую встречу для своих коллег, чтобы рассказать им, что с ней произошло и почему теперь она будет ходить в платье и на каблуках, хотя все привыкли считать её мужчиной. Большинство сотрудников отреагировали на эту новость спокойно, кто-то даже поддержал. Но некоторые заявили, что чувствуют себя некомфортно и им нужно время, чтобы свыкнуться с такими переменами. Сначала Джоси казалось, что всё нормально — явного неодобрения никто не высказал. Но в следующие несколько недель она поняла, что её отношения с коллегами изменились: её перестали приглашать на общие праздники, а когда она приходила в столовую, стол, за который она садилась, сразу пустел. Джоси чувствовала себя жертвой предательства: с одной стороны, многие коллеги вслух говорили, что поддерживают её и принимают её выбор. С другой — сотрудники HR-отдела рассказывали, что им приходят анонимные письма от сотрудников агентства, которые жалуются на Джоси. Один из её подчинённых написал, что готов работать с клиентами-трансгендерами, но босс-трансгендер — это уже слишком.

В итоге Джоси пришлось уйти из Агентства социальных услуг, хотя она была там далеко не последней сотрудницей и работа ей нравилась. Теперь она работает в Chicago House, социальном агентстве для ЛГБТ, и помогает другим трансгендерам, которые сталкиваются с психологическими проблемами, трудностями в системе здравоохранения или, как она сама, остаются без работы из-за своей гендерной идентичности.

В последнее время американские компании всё чаще сталкиваются с сотрудниками или соискателями-трансгендерами. Тема гендерной идентичности перестаёт быть запретной, и всё больше людей, которые годами скрывали, что чувствуют себя не в своём теле, совершают каминг-ауты, просят называть их новыми именами и переодеваются в одежду, которая не соответствует их биологическому полу. Например, в одной только Калифорнии 218 400 взрослых людей называют себя трансгендерами, а по всей Америке таких почти 1,5 млн. Далеко не все работодатели и HR-отделы готовы к такому повороту событий, и в итоге компании теряют сотрудников, а безработица среди трансгендеров растёт вместе с нищетой, смертностью и преступностью. За 2015 год 30% трансгендеров были уволены из-за внешнего вида и нетерпимости коллег и начальников. По статистике, у американского трансгендера в три раза меньше шансов получить работу, чем у цисгендерного (без гендерных «особенностей») американца, а шансов оказаться в нищете — в два раза больше.

© Reuters

Нельзя сказать, что рынок труда оказался совсем не подготовлен — в 19 штатах есть трудовые законы, защищающие трансгендеров от дискриминации. Три четверти компаний из рейтинга крупнейших компаний Fortune 500 заявляют, что их корпоративная этика включает защиту гендерной идентичности, то есть они готовы соблюдать и защищать права своих сотрудников-трансгендеров. В 2002 году таких компаний было всего 3% из списка. 40% американских работодателей включили гормонально-заместительную терапию в страховку для сотрудников. В 2015 году Пентагон объявил, что отменит запрет для трансгендеров на службу в вооружённых силах, а департамент здравоохранения предложил законопроект, по которому страхователи обязаны покрывать трансгендерам расходы на смену пола.

Но соблюсти толерантность по бумагам — одно дело, а изменить корпоративную культуру — другое. В штате Иллинойс, где работала Джоси Линн Полл, есть законы, защищающие от дискриминации по признаку гендерной идентичности, но это не спасло социальную работницу от нетерпимости со стороны коллег.

Кто помогает трансгендерам

Когда в 2005 году Майкл Мендельсон, владелец и исполнительный директор шести мексиканских ресторанов El Pollo Loco в Южной Калифорнии, перестал появляться на работе и целый год управлял бизнесом из дома и через помощников, среди подчинённых ходили разные слухи. Большинство работников думали, что владелец франшизы умирает от рака. В 2006 году, когда все 500 сотрудников компании собрались на общий корпоратив, никто не обратил внимания на незнакомую женщину — она вполне могла быть новым менеджером или кассиром одного из ресторанов. И только когда во время застолья она встала и назвала своё имя — Микаэла Мендельсон, — до работников El Pollo Loco стало доходить: это их босс, который загадочно скрылся из виду год назад.

Майкл Мендельсон всю жизнь играл в футбол, а в 21 год запустил свой первый бизнес — комнату с игровыми автоматами в родительском гараже, которую за семь лет сумел превратить в крупный игровой центр. В 1988 году, когда вместо игровых автоматов американские подростки стали играть в домашние приставки, Майкл купил франшизу и открыл свой первый ресторан El Pollo Loco. В те времена гендерные стереотипы были куда сильнее, чем сейчас, и всем казалось, что любовь к спорту и предприимчивость Майкла делают его мужественным человеком. Он боялся пойти наперекор мнению семьи и друзей, женился, вырастил троих детей и никому не рассказывал, что в детстве ему больше всего на свете хотелось плести косички, играть в куклы и тайком надевать платье сестры. Но с каждым годом Майкл всё сильнее чувствовал собственную раздвоенность, несоответствие своего биологического и психологического пола. В 2000-х годах у него началась депрессия и тревожное расстройство, он перестал выходить из дома. «Однажды как будто какой-то голос в моей голове сказал мне: "Если ты не решишь свой гендерный вопрос, ты просто дальше не справишься"», — рассказывает Микаэла.

За время своего «исчезновения» с работы Микаэла сделала несколько пластических операций, прошла гормональную терапию и кардинально изменила стиль одежды. Теперь, в женском теле, она чувствовала себя куда спокойнее. Но, готовясь впервые появиться перед сотрудниками в новом облике, Микаэла сильно нервничала: они могли отреагировать как угодно. «Я начала объяснять подчинённым, кто я такая и через что прошла за последний год. Не прошло и пяти минут, как один из менеджеров вскочил с места и закричал: "Так держать!", — вспоминает Микаэла. — И тогда я сразу успокоилась. А потом, когда я закончила свою речь, сотрудники и другие франчайзи El Pollo Loco выстраивались в очередь, чтобы обнять меня, пожелать удачи и поблагодарить за искренность».

После того как Микаэла сменила пол, в её работе ничего не изменилось: она по-прежнему владела шестью ресторанами известной сети и следующие шесть лет не задумывалась о том, что, будь она наёмным работником, всё могло бы сложиться куда хуже. В 2012 году в один из ресторанов Микаэлы взяли на работу Кристи Рамирес — девушку-трансгендера. Собеседование с ней проводили менеджеры ресторана — Кристи оказалась приветливой и профессиональной сотрудницей, и ей предложили стоять за кассой и приветствовать посетителей. Раньше, кроме владелицы, в El Pollo Loco не было трансгендеров, так что, когда Микаэла узнала о новой сотруднице, она решила познакомиться с ней поближе, а выслушав историю Кристи, пришла в ужас.

Раньше Кристи работала в ресторане быстрого питания Taco Bell, и, хотя уже тогда она ходила с длинными волосами и в платье, менеджер закусочной запрещал ей ходить в женский туалет. Однажды, когда Кристи в очередной раз пошла в мужской, клиент попытался её изнасиловать. После этого менеджер разрешил девушке пользоваться женским туалетом, но только когда там никого нет. Кристи так и делала, но однажды она не успела выйти из уборной, когда туда зашла посетительница. Женщина испугалась трансгендера, пожаловалась мужу, и тот устроил скандал и вынудил менеджера Taco Bell уволить Кристи.

© Jonathan Drake / Reuters

Узнав, с какими трудностями столкнулась новая сотрудница ресторана, Микаэла задумалась о том, что для трансгендеров, у которых нет своего бизнеса, поиск работы может стать пыткой, и объявила, что с радостью принимает на работу сотрудников независимо от их гендерной идентичности. За следующие пять лет на работу к Микаэле пришли 40 сотрудников-трансгендеров, и она утверждает, что довольна каждым из них — в основном это люди, измученные долгими поисками вакансий и конфликтами с работодателями, так что, наконец устроившись в ресторан, они очень ценят свою работу.

25% сотрудников-трансгендеров, которые пришли на должности официантов и кассиров, уже стали менеджерами в своих ресторанах, в том числе и Кристи Рамирес. В 2015 году Микаэла Мендельсон открыла некоммерческую организацию TransCanWork. Её проект поддержали Калифорнийская ассоциация рестораторов и правительство штата Калифорния. TransCanWork — это одновременно и просветительский проект, и HR-компания. Работодателям рассказывают, кто такие трансгендеры, чем обусловлено их поведение и как выстроить работу в своей компании, чтобы они чувствовали себя комфортно. Соискателям помогают составить резюме и подобрать вакансию. Когда соискателю-трансгендеру удаётся устроиться на работу через TransCanWork, правительство Калифорнии оплачивает первые 60 часов его работы. Сначала TransCanWork работала только с ресторанной индустрией, но постепенно Микаэла подключила к делу владельцев магазинов, отелей и технологических компаний, и теперь соискатели-трансгендеры с любой квалификацией могут претендовать на разные должности с любой зарплатой.

Как подготовить компанию к приходу трансгендера

TransCanWork — не единственная компания, которая помогает соискателям-трансгендерам. Например, в Сан-Франциско уже десять лет действует программа трудоустройства трансгендеров — центр занятости проводит ярмарки вакансий, помогает составлять резюме и обучает соискателей программированию. Если TransCanWork в Калифорнии и программа трудоустройства трансгендеров в Сан-Франциско работают как кадровые агентства для соискателей, то другие компании помогают работодателям сделать так, чтобы после каминг-аута трансгендер чувствовал себя комфортно, а его качество работы не снизилось. Например, Lori Fox Diversity / Business Consulting — это чикагская компания. Её владелица Лори Фокс — женщина-трансгендер, которая помогает работодателям заранее подготовить почву для каминг-аута сотрудников и перестроить работу так, чтобы никто не пострадал.

Например, однажды к Лори обратились представители компании Leo Burnett — они рассказали, что одна из сотрудниц (которую раньше все считали сотрудником) предупредила HR-отдел, что уходит в отпуск, чтобы сменить пол, а потом рассказать коллегам, что всё это время она была женщиной в мужском теле. К тому моменту в Leo Burnett уже несколько лет как провозгласили гендерную толерантность, но с сотрудниками-трансгендерами там пока не сталкивались, так что решили обратиться за помощью.

© Jerry Lampen / Reuters

Лори помогла HR-отделу заранее написать и разослать всем сотрудникам компании письма, где объяснялось, почему важно, чтобы биологический пол соответствовал психологическому и как для трансгендера важна поддержка на работе. На внутреннем сайте для сотрудников опубликовали инструкцию: там объяснялось, что делать, если чувствуешь себя некомфортно рядом с коллегой-трансгендером, какие вопросы ему уместно задавать, а какие — лучше не стоит. Например, спрашивать о ходе операции и выведывать медицинские подробности запрещено законом. Ещё Лори Фокс встретилась с работниками отдела, куда девушка-трансгендер должна была вернуться после операции, объяснила им, что происходит, и публично ответила на вопросы. С теми, кто стеснялся спрашивать при всех, она пообщалась наедине. По словам Фокс, чаще всего на таких собраниях люди говорят, что их религия не позволяет им мириться с присутствием трансгендера в офисе. Тогда она отвечает, что независимо от религиозных убеждений на рабочем месте нужно придерживаться закона и корпоративной культуры. Ещё часто сотрудники разных компаний возмущаются, что теперь в туалет с ними будет ходить «мужчина в женском платье» — им она объясняет, что это вовсе не мужчина и ходить в мужской туалет для такой сотрудницы — куда более противоестественно.

Как потом рассказывала сотрудница-трансгендер, когда она вышла на работу после операции, она очень волновалась, но коллеги встретили её спокойно и даже устроили небольшой банкет с шампанским, а начальство сделало всё, чтобы она как можно быстрее влилась в работу: к её приходу на столе уже были визитки с новым именем, и адрес её корпоративной почты тоже поменяли, хотя она даже не успела поменять документы.

Фотография на обложке: Navesh Chitrakar / Reuters

Обсудить ()