Разложиться под деревом. Как стартап хоронит людей, смешивая их с грязью

Люди платят тысячи долларов чтобы стать удобрением в лесу
10 июля в 17:30

Надгробия не кажутся очевидным предметом для инноваций. Но именно в них увидела потенциал компания Better Place Forests из Силиконовой долины. Она предложила людям альтернативу «ужасным и дорогим кладбищам» — стать после смерти удобрениями для лесных деревьев. Тысячи людей уже согласились на это.


Коротко

  • Клиенты отдают приличные деньги, чтобы стать подкормкой для леса и после смерти поучаствовать в стартапе.
  • На месте захоронения можно оставить ссылку на свое прижизненное прощальное видео.
  • Скептики полагают, что частью экосистемы можно стать и бесплатно.
  • Основатель стартапа бросил карьеру, чтобы изменить представление людей об идеальных кладбищах.

В чём суть проекта?

Индустрия похоронных услуг жёстко регламентирована, в том числе медицинскими и религиозными соображениями. В лесу к югу от Силиконовой долины компания Better Place Forests надеется изменить устои и создать лучшее в мире кладбище.

Эта фирма покупает леса, организует их защиту от какого-либо освоения, а затем продаёт людям право на то, чтобы их кремированные останки смешали с удобрениями и подкормили ими заранее выбранное дерево.

Компания открыла два лесных кладбища в Калифорнии, в разработке ещё четыре места. Исполнительный директор Better Place Forests Сэнди Гибсон говорит, что фирма продала уже тысячи деревьев-надгробий. Большинство покупателей — здоровые люди среднего возраста, которые думают наперёд. Останки десятков людей уже покоятся в почве.

У клиентов немало рисков. Рано или поздно дерево умрёт. Компания обещает, что посадит новое. Но это может случиться через 700 лет (столько могут прожить представители некоторых видов). Притом что почти все стартапы в Силиконовой долине терпят неудачу, требуется немало веры в то, что кто-то в будущем посадит новый саженец.

Так или иначе, по словам Гибсона, большинству клиентов нравится идея поучаствовать в стартапе даже после жизни. Первых клиентов даже назвали сооснователями компании.

Сколько платят, чтобы стать деревом?

Смешаться с землёй у основания небольшого молодого дерева не самой ценной породы стоит от $3000. Желающим навсегда успокоиться у старого красного дерева нужно выложить от $30 000. Тем, кто не возражает провести вечность с незнакомцами, предлагают коллективные «могилы» от $970. Кремация в эту сумму не входит.

Когда приходит пепел, команда из Better Place копает метровый жёлоб у корней дерева. Затем за длинным столом специалисты смешивают кремированные останки человека с почвой и водой, иногда добавляя другие элементы, чтобы компенсировать природно-щелочные и богатые натрием свойства костной золы.

Вместо могильного камня управляющий ставит у дерева небольшую круглую табличку.

Почему лес круче кладбища?

Здесь правила свободнее. Например, таким образом можно хоронить и домашних животных. По словам Гибсона, клиенты часто хотят, чтобы их пепел смешивался с прахом их питомцев. «Ваше дерево — это место, где может быть распространён каждый член вашей семьи», — говорит он.

В целом процедура довольно традиционная, но есть и технологический элемент: за дополнительную плату клиенты могут сделать цифровое мемориальное видео. Прогуливаясь по лесу, посетители смогут отсканировать код и посмотреть 12-минутный цифровой портрет покойного, говорящего на камеру о своей жизни. Некоторые разрешат просматривать свои видео любому, кто идёт по лесу, другие — только членам семьи. Настройки конфиденциальности определяют ещё при жизни.

Как смерть стала индустрией роста

В городах не хватает мест для захоронения, стоимость похорон растёт в два раза быстрее инфляции и достигла уже $20 000 за могилу около залива. В том числе поэтому большинство американцев собираются кремироваться.

«Рынок похоронных услуг очень большой: $20 млрд в год. При этом удовлетворённость клиентов низкая», — говорит один из инвесторов в Better Places Джон Каллаган.

«Похоже, каждая отрасль проходит этап, когда она воспринимается дико, — говорит управляющий партнёр DBL Partners Нэнси Пфунд. — Такими были мобильные приложения, автомобили, мясозаменители, а теперь — забота о смерти».

Скептики: бабушку можно разбросать и бесплатно

Другие участники похоронного рынка сдержанно смотрят на перспективы стартапа. Управляющий Menlo Park Funerals Джон О'Коннер рассказал, что более 90% его клиентов выбирают кремацию, а затем просто развеивают прах усопшего.

«Они выходят ночью в парк, разбрасывают бабушку и выпивают бокал шампанского. Затем всякий раз проезжая мимо этого парка вспоминают, что там их бабушка. Зачем им платить $20 000?» — недоумевает он.

Но это незаконно. На нескольких полях для гольфа в регионе даже собираются установить знаки, запрещающие разбрасывать прах. Better Place Forests же получило подтверждение от штата, что его леса могут использоваться как захоронения.

Как правильно выбрать «могильное» дерево

Сэнди Гибсон идёт по своим 32 га леса в Санта-Крус, где растут около 6000 деревьев. Многие из них обёрнуты разноцветными лентами. Так отмечают доступные для захоронения места. Когда покупатель выбирает дерево, он обрезает ленту.

«Некоторые люди хотят, чтобы дерево было полностью изолированным, а другие ищут поближе к другим людям. А некоторые и вовсе влюбляются в пени, потому что в них "много индивидуальности", — говорит Гибсон. — Молодые люди часто выбирают маленькие деревья, потому что им нравится идея расти вместе с ними».

Дебра Ли, отставной помощник по административным вопросам в Сан-Хосе, сразу почувствовала родство с мадроной — земляничным деревом. «Ему около 60 лет, а мне 63, — сказала Ли о зрелом вечнозелёном растении с тёмно-красной корой. — Видно, что временами ему было трудно, потому что ствол немного изогнут, но дерево всё же смогли выбиться к солнечному свету».

Гибсон заметил в лесу растущий из пня рододендрон — любимый цветок его матери. Родители Сэнди умерли, когда он был ребёнком. В 12 лет мальчика усыновил его сводный брат.

Сейчас Сэнди 36 лет. Он провёл много дней в Торонто на могиле своих родителей, расположенной в шумном, неуютном месте.

«Вы помните, как они умирали, вы помните поминальную службу и помните образ их последнего пристанища», — говорит Гибсон и признаётся, что ему не давал покоя этот плохо спроектированный могильный участок. «Это комично плохо», — заключает он.

Источник: New York Times.

Фото: shutterstock.com/hvostockphoto

Поделитесь историей своего бизнеса или расскажите читателям о вашем стартапе