Кто такие дрэг-квин и сколько они зарабатывают

Грудь, каблуки, щетина
06 марта в 19:53

Яркий макияж, высокие каблуки, блестящие платья и пышные укладки — этим пользуются не только женщины. Мужчины облачаются в женские наряды и выходят на сцену, чтобы почувствовать себя королевами, а точнее — дрэг-квин. «Секрет фирмы» выяснил, сколько стоит королевский образ и как на нём можно заработать.

Вечеринка в ночном клубе в самом разгаре. Вдруг музыка затихает. Публика замирает. На сцене появляется ведущая. Блестящее платье, пышные кудри, ярко накрашенные глаза — перед ними настоящая королева. Она берёт микрофон.

«Ну что, мои хорошие? Начинаем!?» — кричит ведущая мужским голосом с хрипотцой. Ещё днём королева была обычным мужчиной, но сейчас она — дрэг-квин.

Диджей включает следующий трек. Звучит песня Светланы Лободы «Парень, ты меня так сильно ранил». Королева начинает петь под фанеру и зажигательно трясёт грудью. Публика взрывается аплодисментами.

Разберёмся с терминологией

Дрэг-квин — так называют артистов, которые переодеваются в женскую одежду и развлекают публику своими номерами: песнями, танцами и липсингом — исполнением песен под фонограмму, когда артист просто открывает рот. Дрэг-артисты называют себя дивами.

«Дрэг» — аббревиатура от выражения «dressed resembling a girl» или «dressed a girl» («одетый, как девушка»). «Квин» (от англ. queen — «королева») — вторая часть термина связана с тем, что артисты используют детали образов королевских особ. Некоторые исследователи считают, что «квин» происходит от архаичного слова «quean» — «распутница».

Дрэг — это культура не только гомосексуалов. В дрэге есть мужчины-гетеросексуалы, которым просто нравится перевоплощаться в дрэг-квин. И есть девушки, которые примеряют образ дрэг-кинг: переодеваются в мужскую одежду, утягивают грудь и двигаются как мужчины.

Дивы в России

Дрэг-культура в России только набирает популярность. Современные дивы появляются на обложках глянца, раскручивают свои аккаунты в соцсетях и участвуют в рекламных кампаниях крупных брендов. К примеру, дива Блонди Бонд рекламировала «Бургер кинг».

Див можно встретить в как обычных ночных клубах, так и в гей-клубах. Одни подражают знаменитостям, другие придумывают собственные номера, приглашают танцоров и записывают аранжировки для шоу.

Мы можем обращаться к дрэг-квин и как к мужчине, и как к женщине. «Он дива» или «она дива» — неправильного варианта нет, артисты не обижаются, ведь для них нет гендерных границ. Сегодня они на каблуках и ярко накрашены, а завтра смоют грим, наденут кроссовки и станут обычными парнями или девушками.

Дженни Скинни и Роберт — гетеросексуальная пара из Москвы. Дженни — это образ Глеба, а Роберт — в обычной жизни Вера. Он перевоплощается в девушку, она — в парня. Раньше они увлекались косплеем (перевоплощение в героев компьютерных игр, кино и комиксов. — Прим. «Секрета»), а теперь стали яркими представителями дрэга.

Дженни и Роберт выступают в ночных клубах, на частных вечеринках, шьют костюмы, делают грим и парики. Они не кроссдрессеры (люди, которые в повседневной жизни носят одежду противоположного пола) Для них дрэг — это эпатаж, искусство и бизнес в одном флаконе.

Миллион за вечер

Лорина Рэй работал стилистом в Ростове-на-Дону. Однажды он случайно зашёл в клуб, увидел дрэг-артистов и решил, что хочет быть как они.

«Сначала я выглядел как обычный травести-артист: одевался как девочка, красился. В Ростове не было какого-то креатива. Спустя два года переехал в Москву и уже здесь появился образ Лорины», — рассказывает он.

Цена за выступление дрэг-артиста зависит от вечеринки, продолжительности шоу и затрат дивы на подготовку номера. Лорина утверждает, что, если нужны танцоры, новые костюмы, декорации или долгое выступление, чек может превысить 1 млн рублей за вечер.

«В гей-клубах артистам платят мало. Арт-директора не готовы к креативу, им нужно то, что люди хавают, — попса, банальные номера, недорогие костюмы», — говорит Лорина Рэй.

Дженни Скинни рассказывает, что некоторые дрэг-квин работают в клубах за оклад: «Зарплаты на постсоветском пространстве за смену, конечно, будут отличаться. В среднем в клубах платят от 30 тысяч рублей и до бесконечности», — добавляет Дженни.

Другие получают деньги за каждое шоу. Сам он за выступление на закрытой вечеринке получил восемь тысяч рублей. По его словам, начинающие дивы за ночь в клубе зарабатывают две тысячи рублей, опытным артистам платят около 10 тысяч. Иногда дивы выступают бесплатно — только чтобы пропиариться.

Дрэг-квин Дориана Грей работает в сети клубов, часто гастролирует. Он не только выступает с номерами, но и ведёт всю вечеринку. Озвучивать свой месячный оклад в клубах Дориана отказался. Но, по его словам, в Москве выступление на корпоративе стоит от 20 тысяч рублей. В регионах ниже — около 10 тысяч рублей.

Лорина Рэй принципиально не работает в клубах. Она участвует только в шоу, которые ей интересны. Одно из последних — вечеринка стилиста Александра Рогова, где Лорина выступила с несколькими номерами в сопровождении танцоров.

В начале 2000-х на телеэкранах появились Заза Наполи и Верка Сердючка. Дрэг-квин в свои клипы приглашали Филипп Киркоров, «Руки вверх», «Мумий Тролль».

Как рассказала «Секрету фирмы» дива Каллиста Блэк, съемка в клипах не приносит больших денег: «Пока мы работаем на своё имя и продвигаем дрэг-культуру больше, чем зарабатываем».

Региональный дрэг

В каждом московском гей-клубе есть свои дивы, но помимо этого есть и самостоятельные дрэг-квин, которые выступают на разных мероприятиях — юбилеях, корпоративах и даже на свадьбах.

В регионах дрэг-движение не так распространено. Дрэг-артист из Краснодарского края на условиях анонимности рассказал «Секрету», что за пятничную вечеринку в клубе он берёт пять-семь тысяч рублей, за выступление на корпоративе — 15 тысяч рублей.

В городах, где нет гей-клубов, закрытые вечеринки и тематические тусовки проходят в ресторанах или кафе. Опытные дивы приезжают туда в качестве приглашённых звезд. Цена за выступления всегда разная — зависит от количества номеров и уровня события.

Как отмечает Каллиста Блэк, больших денег дрэг-шоу не приносят, потому что почти всё уходит на костюмы и косметику. У многих артистов есть вторая работа. Каллиста работает в сфере парфюмерии, а дива Моника днём превращается в консультанта в «Золотом яблоке».

Дорого и красиво

Костюм

Уважающие себя дрэг-квин шьют себе костюмы на заказ. Так они проявляют свою индивидуальность и могут быть точно уверены, что на вечеринке не появится дива в похожем образе.

«На свой день рождения я устроил грандиозную вечеринку, сшил себе два платья и заказал парик. Всё это обошлось мне в 70 тысяч рублей», — рассказывает Дориана Грэй.

Лорине костюмы шьёт его молодой человек Алексей, он дизайнер. К выбору одежды пара подходит очень строго: всё должно быть качественным, в единственном экземпляре. Иногда костюм стоит дороже, чем выступление дивы.

«Образ может стоить и 25 тысяч, и 10. Зависит от того, что ты хочешь: яркий наряд со стразами или просто шёлковое красивое платье. Чем больше у дивы костюмов, тем лучше. Я даже не считал, сколько у меня образов. Больше 30 — это точно. Но у каждого костюма есть свой срок годности. Он либо уходит на покой, либо продаётся кому-то в тусовке. Всегда есть начинающие артисты, которые перекупают костюмы, так и я когда-то начинал», — говорит Каллиста Блэк.

Дивы шьют свои костюмы у проверенных мастеров. В обычном ателье возникает слишком много вопросов: люди не понимают, зачем парню экстравагантное платье со стразами. Объяснять каждой швее, что нужно и зачем, не хочется. Поэтому у дрэг-квин есть свои кутюрье.

Дженни Скинни и Роберт сначала шили костюмы для косплееров (людей, которые переодеваются в персонажей компьютерных игр, кино и комиксов), сейчас создают образы для див.

Ткани для простого платья можно закупить и на рынке, цена за метр от 300 рублей. В специализированных магазинах цены выше, отрез ткани может стоить и пять тысяч за метр. За пошив боди Дженни берёт две тысячи, за платье — больше, в зависимости от кроя и декора.

Некоторые дрэг-квин покупают костюмы на AliExpress за три-семь тысяч рублей. Качество оставляет желать лучшего. Дориана отмечает, что через интернет он покупает бижутерию, блёстки или перья, но не образ целиком. В регионах клубные дрэг-квин зарабатывают не так много и порой не брезгуют образами с AliExpress.

Если образ дивы примеряет мужчина, то у него могут возникнуть проблемы с выбором обуви. Найти шпильки 44-го размера непросто, поэтому дрэг-квин закупаются у американских реселлеров.

Формы

Дивам нужны грудь и бедра. Качественная накладная грудь из силикона стоит около 30 тысяч рублей, на AliExpress резиновый аналог можно купить за пять-семь тысяч рублей. Бёдра самостоятельно делают из поролона либо покупают за тысячу рублей специальные шорты с вставками. Сверху надевают несколько пар колготок — чтобы накладки не съехали.

Парик

Ещё одна статья расходов — парик. Можно заказать через интернет за 10–15 долларов. «Качество жуткое», — говорит Лорина. Хороший парик с незаметной линией роста волос стоит от 15 тысяч рублей (300–800 долларов).

Дрэг-кинг Роберт шьёт парики на заказ и красит див. Клиентов не очень много, потому что ручная работа стоит дорого. За парик из натуральных и искусственных волос, прошитых в тонкую сетку, клиент Роберта заплатил 22 тысячи рублей. И это только за работу мастера, сами волосы стоили около восьми тысяч.

Макияж

За макияж Роберт берёт от трёх тысяч рублей. Если клиенту нужен портретный грим — под Уитни Хьюстон или какого-то другого артиста — цена растёт.

Многие красятся сами, но тогда приходится тратиться на косметику. Щетину сложно замаскировать — дивам приходится наносить тональный крем в несколько слоев и сильно пудриться. Чтобы смягчить черты лица, важен правильный контуринг. Некоторые сбривают брови, чтобы было проще краситься для выступлений, другие — сильно гримируют эту часть лица.

«Я не могу сказать, что сильно трачусь на косметику, просто использую хорошие марки, которые не портят кожу. Крашусь сам для выступлений, это тоже экономия. Визажиста приглашаю только если есть какие-то съёмки», — говорит Дориана.

У Лорины на косметику уходит от 10 до 25 тысяч рублей в месяц. Другая дива, выступающая в гей-клубах Челябинска, каждый месяц покупает тональный крем за 2000 рублей и тушь за 500.

Дивам нужно постоянно вкладываться в себя: отшивать новые костюмы, ставить новые номера, придумывать образы. Если этого не делать, легко скатиться до клубного травести-артиста, выступающего с русской попсой.

Дива в сети

Дрэг-культура в России представлена очень слабо, потому что большинство хороших и качественных артистов и художников развиваются только в соцсетях, в клубах они не выступают, говорит Лорина:

«В клубах работают те, для кого дрэг-шоу стали рутиной: каждые выходные в примерно одних и тех же заведениях, с примерно одинаковой программой — всё по накатанной, денег, времени и желания для развития у них нет».

В соцсетях к дрэг-квин относятся неоднозначно. Как отмечают сами дивы, в Instagram негатива намного меньше, чем в TikTok — там переодетого в женщину парня принимают в штыки.

Соцсети не приносят российским дивам больших денег. Как правило, стилистов, визажистов и фотографов пиарят по бартеру или по дружбе. Лорина запускает таргетированную рекламу в соцсетях, чтобы привлечь новую аудиторию. Бюджет для продвижения — от 5000 рублей.

«TikTok лично мне принёс деньги. Я состою в программе поддержки талантов этой соцсети. С октября по декабрь прошлого года нужно было снять определённое количество роликов и собрать определённое количество просмотров, за это TikTok платил по 100–150 долларов в месяц, и ещё пришла пиар-рассылка косметики от брендов», — рассказала Роберт.

В реальной жизни публика сама выбирает артиста, благо дрэг-рынок богат на жанры: есть пародисты, стендаперы, художники и представители андеграунда, живущие в своих закрытых клубах.

«Сердючку и Киркорова можно отнести к дрэгу, но они позиционируют себя как совсем артисты большой сцены, поэтому их аудитория — бабушки. У них нет никакого сексуального подтекста в выступлениях, да и креатива нет, они существуют в своих рамках, иначе их не поймут поклонники», — добавляет Лорина.

Дивам нравятся эстрадные звёзды. Лорина считает Сердючку «главной королевой русского дрэга», потому что Андрей Данилко соединил дрэг с комичностью, но при этом не скатился в идиотизм. Но этот образ — уже пережиток прошлого, считает Лорина.

Стать королевой

Кастинги и наборы див в гей-клубы проходят регулярно по всей России. Раньше в одном из московских клубов был «университет» дрэг-квин, где учили искусству див. Сейчас этот формат закрыли, оставили только вечеринки для новичков. «На этих вечеринках никто никому не платит. Вкладываешься только в свой образ и можешь почувствовать себя дрэг-квин», — говорит Лорина.

Дориана ведёт эти вечеринки каждую неделю и с полной уверенностью заявляет: желающих очень много. Они наряжаются, красятся, выступают с липсингом, делятся опытом и нарабатывают аудиторию. Публика либо принимает, либо освистывает артиста.

«Дивы востребованы у абсолютно разных категорий людей. Иногда я выступаю на корпоративах у 18–20-летних ребят, а иногда заказывают взрослые люди — старше 60», — говорит Дориана.

Искусство и бизнес

Лорина Рэй часто отказывается от корпоративов и выступлений в клубах, потому что считает себя свободным дрэг-художником. Для него дрэг — это удовольствие, а не погоня за деньгами.

«Открывать рот под Бузову и Лободу из недели в неделю в одних и тех же платьях для одной и той же публики я не хочу», — говорит Лорина.

«Если Лорина выходит на сцену гей-клуба с песней группы Vive la Fête, люди не понимают. Где Лолита? О чём текст вообще? Реакция такая же, как если бы Лорина во всём своём образе появилась в какой-нибудь деревне, где слушают шансон, ну… ты понимаешь, да? И это происходит в центре Москвы», — добавляет Алексей — молодой человек Лорины.

«В Америке и Европе дрэг-квин популярны не меньше, чем супергерои, — с улыбкой подмечает Лорина. — Но у нас дивы более женственные, а встретить дрэг-кинга — большая редкость».

Дориана Грей думает иначе. По его мнению, российская дрэг-сцена не только не уступает европейской, а наоборот, опережает её. То, что делают дивы Чехии, похоже на выступление российских дрэг-квин десятилетней давности. Но наши дивы «недотягивают» до американских, где дрэг-культура популяризируется через телешоу, сериалы, рекламу и музыку.

«Дрэг сейчас в тренде, поэтому можно делать всё и сразу: совмещать бизнес с искусством, эпатаж с интеллигентными выступлениями, стендап с серьёзными разговорами, — говорит Дориана. — Дивы не сидят без работы, зарабатывают неплохие деньги, значит, людям мы интересны».

Российские дивы научились разделять коммерческие выходы и выступления «для души». На пародиях и номерах «под Бузову» они зарабатывают на свадьбах и корпоративах, а на музыке и образах, которые им по-настоящему нравятся, выстраивают свой имидж в соцсетях. Но главное — дрэг-квин разрушают стереотипы и предрассудки: они не пытаются отказаться от своего биологического пола, а создают новый — и это тоже искусство.

Поделитесь историей своего бизнеса или расскажите читателям о вашем стартапе