«Про феминизм я ничего не знаю». Российские предпринимательницы — о своей доле

Татулова, Шафорост, Зиновьева и другие
07 марта 2019 в 18:50

Россия поднялась на второе место по количеству предпринимательниц в мире. Несмотря на это, разрыв между мужчинами и женщинами в руководстве стартапов очевиден: только 34% лидеров компаний — женщины. В бизнес-сообществе всё ещё делят сферы на «женские» и «не женские», инвесторы не доверяют основательницам бизнеса и реже вкладываются в стартапы, созданные женщинами.

«Секрет» узнал у российских предпринимательниц, с какими трудностями они сталкиваются, развивая своё дело, есть ли разница между женским и мужским поведением в бизнесе, что происходит в семье, когда мама рулит компанией, и как они борются с сексизмом и стереотипами.

Ольга Зиновьева
Elementaree

Я училась в Гарварде и для меня, конечно, было открытием, как неуверенно себя чувствуют чернокожие люди даже в этом престижном университете. Нам кажется, что там преодолены все предрассудки и стереотипы, но Америка не так далеко ушла вперёд. Другое дело, что там много формализованных процессов, которые позволяют повышать количество женщин, чернокожих, трансгендеров в обществе, давать им голос. Это квоты, конкурсы, стипендии и так далее. В компаниях совет директоров часто определяет, сколько женщин должно быть на руководящих постах. У нас таких процессов нет и считается, что ты просто должна быть очень сильной и классной, такой же, как мужчина, чтобы достичь успеха. Эта позиция только усугубляет влияние стереотипов.

Предпринимательницам очень нужна ролевая модель, поэтому уместо говорить о том, что нам нужны женщины-менторы, поддержка женского бизнеса и так далее. Во-первых, ролевая модель сильно облегчает жизнь. Когда ты видишь, что по тому пути, по которому ты идёшь, впереди уже бежит какой-то человек, ты можешь проанализировать, за счёт чего он прошёл этот путь и какие у него есть качества, которые ему позволили это сделать. Так ты можешь понять, чего тебе не хватает, что надо развивать, а что у тебя уже есть. При этом ролевые модели мужчин нам не подходят, потому что у общества очень разное отношение к мужчине и женщине. Когда я вхожу в комнату, реакция совсем не та же самая, чем когда в комнату входит мужчина. Я долго этого не признавала и думала, что важнее быть компетентным, умным, классным. Но разница всё-таки есть и не считаться с ней означает усложнять себе жизнь.

Я не могу, например, сходить напиться с потенциальным инвестором. А что я могу? Что должна сделать женщина? Ролевая модель как раз для этого и нужна, чтобы понимать, какой у тебя есть лёгкий путь добиться своего. Пока вариант один — искать такие пути самой методом проб и ошибок. Это явно дольше и сложнее, чем действовать по схеме, которая работает для мужчины, но не работает для меня.

На первых этапах развития проекта у меня работала такая модель поведения: «Ребята, я заряженный лидер, всё могу». Жанна Д’Арк — на коне, шашка наголо, всех победим. Когда компания начинает проходить через кризис, когда нужны более зрелые решения, этот образ уже не подходит. Поэтому сейчас я трансформируюсь в более знающего и уверенного в себе лидера, который понимает, из чего складывается будущее.

Впрочем, в команде вопрос пола, как мне кажется, отходит на второй план. Когда уже работаешь с людьми, проводишь с ними много времени, на первый план вылезают общечеловеческие, личностные качества. Кто-то орёт на своих подчинённых, кто-то не орёт, у всех свои методы мотивации, от пола это не сильно зависит.

Среди моих прямых подчинённых больше женщин, около 60%. Я думаю, это связано с тем, что человек всё равно подбирает сотрудников под себя. Он транслирует своё представление о прекрасном, и тем людям, которые вписываются в это представление, проще остаться. Но у нас есть сотрудники мужчины, которые выполняют явно мужские роли. Они часто шутят об этом. Как правило, это операционное управление и привлечение новых клиентов. У нас в операционке много взаимодействия с линейным персоналом: грузчиками, работниками складов. Как правило, это мужчины и им проще договориться с другим мужчиной. А привлечение новых клиентов сейчас сильно завязано на математику, на технарский мозг и немного на азарт, который больше присущ, по моему опыту, мужчинам.

Моя позиция с детьми такая: нет правильного момента, чтобы их рожать. Поэтому мы с мужем решили: как получится, так и получится, иначе с планированием можно до пенсии дотянуть. Безусловно, я явно не являюсь мамой-чемпионом. Но я изначально понимала, что я не смогу проводить всё время с ребенком, не смогу гулять с ним каждый день. Если ты внутренне принимаешь, что не станешь идеальной мамой, ты делаешь следующий шаг, и пытаешься организовать всё так, чтобы ребёнку было хорошо.

Мы пробовали разные схемы. Я оказалась достаточно ретроградной, и мы решили, что очень важно, чтобы кто-то из родителей был с Катей, поэтому мой супруг работает из дома. Когда мы решили быть вместе, мы договорились, что мы команда и ставим какие-то общие цели и принимаем решение, чья цель для команды даст больший результат. Посмотрев на те обстоятельства, в которых мы находимся, мы решили, что мы будем делать ставку на то, что я буду развивать Elementaree, а Андрей несколько лет посвятит детям. Потом мы вернёмся к этому разговору и поймём, имеет ли смысл меняться ролями. Когда пара решает, что хочет быть вместе долгое время и настроена максимизировать общий результат, варианты находятся.

Дарья Алексеева
Charity Shop

Моя бабушка была финансистом на заводе, моя мама – заслуженный учитель. Я не сталкивалась с тем, чтобы кого-то из моих близких дискриминировали. Бывают, конечно, разные ситуации. Случается, что какой-нибудь грузчик с соседнего склада ляпнет что-то вроде: «А что это такая красивая девушка тут делает?». Хочется ответить: вообще-то это моя складская база. Но обычно я прохожу мимо, мне такие разговоры не очень интересны. Это бытовой сексизм, с которым мы часто сталкиваемся, но я не чувствую в нём ни репутационной, ни физической угрозы. Мне мнение этого грузчика не важно.

Но если это какой-то более серьёзный случай, я реагирую иначе. Однажды профессор на курсе по бизнесу дал слушателям совет: если они не знают, как похвалить компанию во время переговоров, пусть сделают комплимент секретарше. Как будто секретарша — предмет интерьера, и, чем больше у компании денег, тем более красивую девушку она может нанять. Я сказала: «Могли бы поостроумнее совет придумать». Женщинам в аудитории острота лектора не понравилась, но для большинства мужчин в этом не было ничего такого.

Мне кажется, у нас в стране к феминизму относятся негативно, его воспринимают как что-то радикальное. Хотя не допускать коммуникационных ошибок довольно просто. Бизнесу, например, надо перестать заигрывать с «женским стилем». Что-то вроде «каждая женщина мечтает стать красивой перед 8 марта». Нет, не каждая. Пока мы продолжаем это писать, от стереотипов не избавиться. Даже диснеевские принцессы стали меняться, раньше они ждали какого-то принца и танцевали, сейчас они что-то делают, работают. Нужно успевать за этими трендами.

Бывают и у нас проколы. Летом мы запустили для сбора одежды хештег #сбросьлишнее. Нам тут же феминистское сообщество написало возмущённые комментарии, хотя имелась в виду, конечно, одежда, а не вес. Иногда понимаешь, что не обидеть никого невозможно.

В России женщины меньше зарабатывают, потому что их больше в бюджетных профессиях — среди учителей, врачей. Нас в детстве на это ориентируют. Нам говорят, что если ты пишешь стихи в 13 лет, надо стать учителем литературы. Если тебе нравится готовить — будешь кондитером. Чтобы это поменять, нужно изменить подход к профориентации в школах, родители должны говорить о своей работе с детьми. Чтобы не было такого: девочка пошла играть в куклы, а мальчик с детства вникает в тонкости отцовского бизнеса.

Недавно я ездила на стажировку с США, со мной там было 40 женщин из развивающихся стран Африки, Латинской Америки, Азии. Я узнала, что в некоторых африканских странах женщина не может получить займ. Даже если у неё сто сотрудников и тысячи акров земли. У меня в Москве никогда не было проблем с инвестициями или кредитами. Но я понимаю, как это может работать, особенно в некоторых республиках у нас в стране.

2018 году я выиграла премию EY «Деловая женщина» в номинации «социальный бизнес». Это очень почётно и здорово помогает мне в нетворкинге даже спустя полгода. Но я не могу не думать о том, выиграла бы я что-то, если бы участвовала в общем конкурсе «Предприниматель года», где участвуют и мужчины тоже? Надеюсь, что разделение предпринимателей по гендерному признаку — это феномен, с которым мы попрощаемся уже лет через 10, потому что необходимость выделять женщин пропадёт.

Анастасия Татулова
«АндерСон»

Я не думаю, что в России права женщин ущемляют. Россия занимает первое место в мире по количеству женщин на руководящих должностях. Правда, не многие женщины в России начинают свой бизнес. У нас в стране быть бизнесменом — небезопасно. Когда женщина думает, начать ли ей своё дело, она понимает: у неё дети, мама старенькая, что с ними будет, если она не справится? А если она попадёт под следствие? У нас предпринимателей содержат в СИЗО до решения суда, даже беременных женщин, несмотря на существующий запрет. Для бизнеса решение этих вопросов намного важнее, чем проблемы феминизма. Для их решения уже делается много на государственном уровне, но недостаточно.

Я про феминизм ничего не знаю и с сексизмом не сталкивалась. Но есть определённые типажи мужчин, с которыми мне тяжело работать. Первый тип — это такой человек за 60, у которого за спиной знамя стоит, на стене Путин висит. Обычно это бывшие директоры заводов, которые предприятия приватизировали, женились на секретаршах и так далее. Для таких я — непонятный, чуждый элемент, женщины в их системе координат существуют немного для другого. Ещё один сложный тип мужчин для меня — с покровительски-снисходительным отношением, такие ко всем женщинам относятся по-отечески, не воспринимают всерьёз. Часто это люди с кавказскими корнями. Наверняка они отличные мужья, но деловые отношения с ними строить сложно. Договариваться с такими напрямую у меня никогда не получалось, приходилось брать с собой на переговоры мужчину, чтобы он вёл беседу.

Я не хочу говорить про всех мужчин и женщин, но мой опыт говорит о том, что женщины относятся к себе более критично. Есть статистика, согласно которой мужчина отправит своё резюме на позицию, если соответствует 50% требований, а женщина — только если она уверена, что подходит на 85%. Я замечаю, что мужчины к своим обязательствам относятся более вольно. Женщина как правило чётче представляет себе, что она должна делать и ответственнее к этому относится.

Женщина обеспокоена большим кругом вопросов, начиная с благополучия семьи, здоровья мужа и детей, заканчивая общественно значимыми проблемами: что происходит во дворе, в подъезде, в городе, в стране. Женщины чаще занимаются благотворительностью, они вообще более многозадачны, могут и свой бизнес вести, и мужу помогать. Мужчины обычно выбирают одну стратегическую линию и придерживаются её.

Евгения Лазарева
Mamanonstop

Я считаю, что предпринимательский дух в женщине есть с самого рождения. Даже учёные говорят, что у женщины «веерное» мышление, она думает обо всём сразу, и предпринимать что-то — её нормальное состояние. Ты постоянно что-то придумываешь, чтобы хорошо учиться, работать, хорошо выглядеть. Потом становишься мамой и понимаешь, что необходим жёсткий тайм-менеджмент.

Во мне предпринимательская жилка раскрылась с рождением сына, я заметила, что так часто происходит — молодые мамы в декрете находят самореализацию в собственном деле. Наверное, когда девушка беременна, она беременна не только ребёнком, но и какими-то идеями.

Сначала я занялась производством одежды для родителей и детей. Потом, когда Федя подрос, стало ясно, что есть и другие задачи. У меня появился фестиваль Kids Rock Fest, мне хотелось, чтобы досуг родителей и детей не сводился только к детским событиям.

Я вижу, что сейчас в нашей стране женское предпринимательство развивается и к этому есть все предпосылки: женщин больше, чем мужчин, большая часть экономически активного населения нашей страны — женщины, и именно женщины принимают больше участия в улучшении городской среды.

Кстати, меня всё время спрашивают: зачем вообще придумали это женское предпринимательство? Его не существует! Ещё как существует. Женщины создают компании в тех сферах, куда мужчины традиционно не очень активно идут: образование, здоровье. Взять, например, Сашу Шафорост. Она придумала свою линейку продуктов, потому что у её сына была аллергия на некоторую еду. Она нашла решение проблемы через правильное питание и на этом построила свой бизнес. Лола Шурыгина создала свою школу альтернативного образования «Макарун», потому что видела, какие пробелы есть в этой сфере. Это частая история: женщина видит и решает проблемы там, куда мужчина не суётся.

Два раза в год мы в «Женском комитете» делаем срез — индекс женской предпринимательской активности, чтобы понять, какие есть барьеры, что останавливает женщин от создания своего дела. Им очень важно образование. Традиционно женщины не очень уверены в себе, поэтому образовательные программы очень востребованы.

Людмила Павлова
Timepad

Я никогда не разделяла бизнес на «женский» и «не женский». Разве что фуры разгружать чисто физически сложно, и то это вопрос выбора человека, а не его половой принадлежности. Безусловно, я сталкивалась с недоверием со стороны некоторых партнёров. Но оно было вызвано скорее не моим полом, а неопытностью в бизнесе. Если человек не доверяет потенциальному партнёру-женщине, он себя лишает выбора. А для женщины это значит, что перед ней просто «не её» партнёр. Есть много других, не стоит делать из этого трагедию, и не будет никаких проблем.

Я скептически отношусь к любому искусственному привлечению людей в бизнес, особенно к сфере поддержки женщин-предпринимателей как отдельной субстанции. Надо поддерживать предпринимателей в целом и помогать людям начинать свой бизнес, но я считаю, что это не должно быть гендерно-специфичным, иначе получается отдельная песочница для женщин. Чем они хуже мужчин? Почему для них должно быть что-то особенное? Институт благородных девиц.

Мой главный интерес в жизни — разнообразие. Мне интересно и делать свой бизнес, и сидеть с детьми. Выбор — это не бинарная штука, это ползунок, который движется туда-сюда. Когда у меня родился первый ребёнок, от половины до трети условного рабочего дня я посвящала бизнесу. Сейчас я сижу с двумя малышами и почти не участвую в жизни компании. Чтобы всё получилось именно так, мне надо было создать процессы, которые работали бы и развивались без меня. Когда мы с Дашей (Дарья Устюжанина, соосновательница Timepad) планировали детей, мы тщательно готовили компанию, передавали свои обязанности. Мы назначили гендиректора не из числа основателей, сейчас он принимает основные решения.

Екатерина Ким
iTrack

Я пришла в компанию младшим менеджером, а через три года стала владельцем бизнеса. Сложности возникли со старой командой, у которой вдруг сменился лидер: меня не воспринимали как авторитет, несмотря на образование и опыт работы — в IT-сфере всегда было недоверие к женщинам-управленцам. Но потом все увидели результаты, и мы эти стереотипы разрушили.

iTrack 15 лет, и где-то 14 из них 90% работников были мужчины. Начиная от тестировщиков, разработчиков, дизайнеров, верстальщиков и заканчивая менеджерами. Когда я приходила на работу, у меня было ощущение, что я вхожу в какую-то армейскую казарму. Это обычная история: программисты только мальчики, потому что у них логический склад ума, а у женщин его, вроде как, нет. Даже в вузах технических 90% — мальчики. Год назад я поняла, что нам для внутреннего комфорта не хватает девочек. И я принципиально начала набирать только их. Присылали 40 резюме, из них 5 девочек — и мы в первую очередь тестировали их. Так удалось достичь соотношения 60/40.

Мой брат работает инвестором, их компания вкладывает в IT-стартапы. К сожалению, в их портфеле нет ни одного проекта с лидером-женщиной. В этой сфере такой порядок: если стартап возглавляет женщина, то с вероятностью 90% с ней работать не будут. Это один из потенциальных рисков. Бывает, что идея шикарная, но в неё не инвестируют, если есть сомнения в лидере: что он не доведёт дело до конца, что он эмоционально нестойкий, не сможет пережить падения. А про женщину изначально думают, что она эмоционально нестабильная. Ещё и в декрет уйдёт. В каком-то смысле это обоснованные опасения. Да, женщина больше отвечает за семью, да, часто ей приходится делать выбор между семьёй и работой. Но в то же время делать выводы сложно, потому что не с чем сравнить — нужно измерить, сколько было успешных проектов с лидером-женщиной, тогда можно будет делать какие-то выводы.

У меня трое детей, но я никогда не была в декретном отпуске больше месяца. Я стала собственником компании через месяц после рождения третьей дочки. Это был тяжёлый период и для компании, и для меня. Но, так же, как всё разом навалилось, всё разом и устаканилось. Я просто решила: надо чётко разделить, где семья, а где работа, и эти две вещи никак не должны друг на друга влиять. Как только я открываю дверь офиса, другого мира не существует. То же самое дома: я выключаю телефон. Это помогло выстроить work-life balance.

Сейчас, когда мы нанимаем женщин на работу, мы вообще не думаем о том, уйдёт она в декрет или нет. Мы смотрим только на два качества: на продуктивность и мотивацию. Если человек высокопродуктивный, семья — не барьер для карьерного роста, декретные отпуска в таких случаях всегда совмещаются с работой. В нашей сфере для работы нужен только ноутбук и интернет.

Александра Шафорост
«Общество с натуральным вкусом #1»

Предпринимательство для женщины — путь, который позволяет ей быть намного более гибкой с точки зрения личного времени. Я ушла из корпоративного мира, начала свой бизнес, когда поняла, что главный приоритет для меня — общение с ребёнком. Если я хочу сегодня с ним куда-то уехать или уйти днём на родительское собрание, я могу это сделать. В найме один-два раза отпустят, а потом начнут напрягаться, и это нормально, работодатель должен одинаково относиться ко всем работникам.

В каких-то индустриях, конечно, стереотипы более ярко выражены. Например, строительство, IT – там среда исторически состоит на 90% из мужчин, а женщины работают в основном секретарями. Но это та история, когда женщины сами себя тормозят и остаются там, где они хотят быть. Сами расставляют приоритеты — заводят семью, ребёнка и направляют свой фокус на них, а не вкладываются в дело как мужчина по 20 часов. Это личное решение каждой женщины. Любой стеклянный потолок — потолок, созданный самими женщинами: их страхами, неуверенностью в себе, приоритетами.

Я сама через это много раз проходила. Когда я узнала, что я стану мамой, я сбавила скорость. Если ты сам сбавил скорость, глупо ожидать, что тебя будут продвигать так же, как и того, кто по-прежнему несётся вперёд. Так бывает: вдруг для нас становится важнее муж, хочется больше времени потратить на борщ или остаться дома, когда ребёнок заболел, не оставлять его с няней. Эти вещи очень быстро наслаиваются, и отдача на работе становится меньше, чем у твоего соратника.

Я никогда не сталкивалась с сексизмом, даже когда работала в военной индустрии и инвестициях. Там очень большая концентрация умных, сильных и амбициозных людей. Безусловно есть и женщины, для которых работа настолько же приоритетна, как и для мужчин, — они поднимаются вверх по карьерной лестнице.

Бывали случаи, когда приезжаешь на встречу с Рособоронэкспорт: с их стороны генералы, с нашей — громадные мужчины, двадцать человек, а двадцать первая — я, мне 28 лет, я девочка в костюмчике. Первая реакция: «Девушка, принесите кофе». Ты превращаешь это в шутку и переводишь разговор сразу в прагматичное русло. Не надо обижаться и говорить: «Я не секретарь». Ты либо оскорбишь того, кто ошибся, либо создашь ненужную конфронтацию. Переводишь всё в факты и улыбку, не смазливую и игривую, а осознанную и умную.

Квоты — это дань моде. Истерично все начали об этом говорить: надо повышать количество женщин, трансгендеров, ещё кого-то. Вычленять какой-то тип человека и ставить для них квоты я считаю абсолютно неправильно. Единственное, что должно оцениваться — интеллект и знания. Сейчас я гендиректор, и для меня все равны. Наличие детей, мужей – это личное дело и личный выбор. Это не инвалидность, чтобы были какие-то преференции или особые условия. Люди разные во всём: и в интеллектуальных способностях, и в жизненных ситуациях, которые их приводят в ту или иную точку. Нет ничего такого, что может сделать мужчина и чего не может женщина или наоборот, в профессиональном плане.

Я гражданка США, жила в разных странах: во Франции, в Сингапуре. Родилась на Украине, сейчас живу в России. И я могу сказать, что в России проблемы с сексизмом не было. 1917 год уравнял и мужчин, и женщин. Это если посмотреть на количество управленцев в среднем звене. До высшего мы часто не доходим, потому что в какой-то момент решаем, что ребёнок для нас важнее. По первому образованию я — прикладной математик, хорошо знаю, что в сферах, где важен интеллектуальный труд, в России исторически работают и женщины, и мужчины без очевидных перекосов. Наша страна в этом смысле уникальна.

Я думаю, что интеллектом и компетенциями можно победить будущие опасения работодателя о возможном декрете и получить любую работу. Также я думаю, что истории с харассментом на рабочем месте можно пресечь, если вовремя расставить границы. Бывают случаи, когда девушки чувствуют увлечение начальника и пытаются извлечь из этого какую-то выгоду. Если ты не смог вовремя затормозить и зашёл далеко в попытке что-то получить, это может перейти в опасную зону. Мужчина может оскорбиться, попытаться настоять на своём. Если ты умеешь балансировать или выбираешь не играть в такие игры, то и повода для харассмента не будет.

Я думаю, что девочек надо воспитывать по-прежнему с мыслью, что её основная прерогатива — семья и женственность, и параллельно с этим — ум и определённые амбиции. Но всё равно женщины должны оставаться женщинами.

Альтернативное мнение

Настя Красильникова
Создательница канала «Дочь разбойника»

Некоторые героини прямо говорят, что не сталкиваются с сексизмом, а потом описывают именно сексизм. Если вам приходится брать на встречу мужчину, потому что ваш собеседник не воспринимает информацию от женщины, — это сексизм (предвзятое отношение к вам из-за вашего пола). Если ваши знакомые инвесторы принципиально не вкладываются в проекты, сделанные женщинами, это сексизм. Возможно, не все понимают значение слова «сексизм» или не хотят выглядеть жертвами дискриминации, но, вероятно, если признать существование такой проблемы и её влияние на работу предпринимательниц, станет легче с ней справиться.

Теоретики гендерного равенства, по моим ощущениям, сходятся во мнении, что отдельные загончики для женщин — это не классно. Не классно потому, что выделение женщин в отдельную группу — это продолжение дискриминации. Существуют, например, курсы программирования для всех, и есть отдельные, для женщин. Но ведь женщины — тоже люди. Но тут, как и во всём, наверное, удобнее всего ориентироваться на свои ощущения и потребности. Если загончики для женщин дают какие-то конкретные важные возможности, почему бы ими не воспользоваться?

Некоторые героини рассуждают о том, что у женщин какой-то отдельный вид сознания, что у женщин должны быть определённые приоритеты. Скорее всего, они имеют в виду не всех женщин в мире, а себя и каких-то своих знакомых. И всё же, присвоение определённых свойств огромной группе людей по половому признаку — это тоже сексизм. Нашему обществу в целом не хватает признания чужой субъектности и инаковости. Было бы здорово, чтобы женщины признавали: то, что кажется им необходимым, может вовсе не казаться необходимым другим женщинам.

Подписывайтесь на «Секрет фирмы» в «Яндекс.Дзене»!

Нам важно ваше мнение

Загрузка...