11 июля 2017 года в 17:40

Барбершопы — анахронизм, от которого нужно избавиться

— обличает Алина Толмачёва

Барбершопы — анахронизм, от которого нужно избавиться

В начале прошлой недели пользовательница Facebook Анна Фёдорова рассказала, как её отказались обслужить в барбершопе с формулировкой «Женщин не стрижём, такая концепция». При этом среди персонала были женщины — как минимум администратор и парикмахер. Другие девушки в комментариях описали похожие ситуации — им отказывали не потому, что мастер не справится или нет подходящих инструментов, а потому, что «это испортит репутацию салона». Женщин одёргивали словами: «Мы только для мужчин!», даже если они хотели купить шампунь. «Секрет» рассказывает, как появились барбершопы, и объясняет, почему несовременно разделять мужчин и женщин в сфере бытовых услуг.

Когда я пытаюсь понять, как так вышло, что мужчинам понадобилось изолированное место для стрижек, слышу такие аргументы: «Мужчинам некомфортно в традиционных салонах красоты в цветочек» и «В обычных парикмахерских мужчин стричь не умеют». Это понятно и объяснимо. Неясно, почему женщинам вход должен быть строго воспрещён. Сегодня никого не смущают ни мужчины с хвостами, ни женщины с бобами и андеркатами. Дело в чём-то другом, поэтому сначала обратимся к истории барбершопов.

Ещё в Древнем Египте у женщин были свои слуги и рабы, которые стригли их на дому. А у мужчин были свои места для стрижек и уединения, где те предавались разговорам о философии, политике и делах общин. Искусство ухода за бородой было важным делом и в Древней Греции. В V веке до н. э. мужчины носили волнистые волосы и бороды. Барберы не только стригли и расчёсывали волосы, но также массировали их, мыли и увлажняли лосьонами, помадой и пчелиным воском. Популярным было светлое окрашивание. Последний штрих — сбрызнуть шевелюру жидкостью с ароматом цветов.

Первым авторитетным римлянином с короткой стрижкой и выбритым лицом был Сципион Африканский. Он ввёл новую моду, которая продержалась почти до самого падения империи. Кода мужчины снова начали отращивать волосы и бороды, барберы вновь начали пользоваться большим уважением. Они не только стригли волосы, знатным римлянам они делали массаж головы, педикюр и маникюр. Мужчине считалось нормальным провести в кресле мастера несколько часов. У патрициев, людей правящего класса, как и у женщин, были личные парикмахеры.

В Средние века барберы стали ещё и медиками и выполняли несложные хирургические операции.

В XVII веке гильдию хирургов отделили от гильдии барберов, и барбершопы вскоре потеряли престиж, стали антисанитарными пристанищами людей с низким социальным статусом. Реабилитироваться они смогли сто лет спустя, когда популярность обрели парики, причём носить их стали и мужчины, и женщины, но парикмахерские у них по-прежнему были разные.

Только к концу 1970-х годов в Европе женщины и мужчины начали встречаться в парикмахерских. Почти весь XX век они делали причёски в разных местах, пока к концу 1970-х мужчины не стали носить длинные волосы и внушительные бакенбарды, делать химическую завивку. Ухаживать за длинными волосами лучше умели мастерицы из женских салонов красоты, и женские парикмахерские гостеприимно распахнули свои двери навстречу новым клиентам. Уже в конце XX века почти все салоны были универсальными — стало понятно, что никаких «мужских» и «женских» стрижек больше нет. В СССР, кстати, парикмахерские всегда были общими, но обычно пространство в них было разделено на два зала: мужской и женский. Если даме хотелось сделать короткую мужскую стрижку, она могла пройти в мужской зал. В 1980-х в Союзе появились салоны красоты только для женщин. Скорее всего, мужчин из них не выгоняли, но вряд ли они сами часто заходили.

В XXI веке без всяких видимых причин барбершопы снова стали открываться. Барберы умеют работать с разными вариантами мужских причёсок и знают всё об уходе за волосами. Барбершопы позиционируются не просто как парикмахерские, теперь это что-то вроде джентльменского клуба и мужского салона. Привет, Древний Рим! Руководители этих заведений гордятся тем, что не пускают женщин. В некоторых странах это привело к судебным искам от женщин и трансгендеров, которым отказали в обслуживании.

Например, в Калифорнии суд выиграла Кендал Оливер, которая считает себя гендерно нейтральной. Владелец барбершопа The Barbershop Ричард Эрнандес признал, что нарушил закон «О гражданских правах», который запрещает отказывать кому-либо в публичных услугах. Изначально Эрнандес связывал свой отказ с религиозными убеждениями, которые не дают ему стричь женские волосы. Похожий случай произошёл в другом калифорнийском барбершопе Barber Shop & Shaving Parlor. Трансгендерный мужчина Роуз Тревис, которому отказали в стрижке, через суд добился денежной компенсации и прекращения дискриминационной практики со стороны салона.

Владельцы барбершопов оправдываются, что при некоторых процедурах мужчинам дискомфортно в присутствии женщин. Например, удалять волосы из носа или наращивать волосяной покров при облысении. Аргумент странный: во-первых, в России такие услуги непопулярны, а среди барберов есть женщины. Во-вторых, во многих парикмахерских есть мужские и женские залы. В-третьих, зеркальные витрины большинства барбершопов позволяют в деталях рассмотреть всё, что происходит внутри. Ну и, наконец, непонятно, как идея о «настоящих брутальных мужиках» сочетается с пятью средствами ухода за бородой и регулярным выдёргиваем волос из носа.

Зачем же в 2017 году мужчинам потребовалось своё место для стрижек и бритья? Виден результат работы маркетологов. Мужчины в крупных городах — отличная целевая аудитория. Они гарантированно могут больше платить, но нужна легенда, которая заставит их выкладывать за стрижку пару тысяч рублей в месяц. Предприимчивые бизнесмены с радостью обратились к истории о джентльменских клубах. Они сделали соответствующий «брутальный» интерьер, предложили кофе, виски и сигары, выпустили промосайты со словами об «особой атмосфере» и «эксклюзивном отношении к каждому посетителю». Мужчинам предлагается спрятаться от женщин, чтобы лучше почувствовать свою маскулинность.

Мне симпатичнее другой тренд на свободу самовыражения и отхода от «традиционно мужских» и «традиционно женских» ролей. В 2016 году лицом косметической марки Covergirl впервые cтал мужчина. Один из главных экспериментаторов в декоративной косметике — эпатажный блогер и стилист Джеффри Стар, который выпускает палетки с ядовитыми тенями и радужными хайлайтерами, а сам предпочитает насыщенный макияж и длинные розовые волосы. Дизайнер Александр Маккуин провозгласил расцвет эпохи без модных правил. Эту же идею закрепили другие марки — например, в ролике H&M Игги Поп уверенно заявляет, что мужчины могут носить юбки, а женщины — строгие деловые костюмы, если им так нравится.

В этом контексте любые гендерные запреты и ограничения выглядят глупо и несовременно, тем более когда услуги по моделированию бороды и сокрытию седины подаются в оболочке «атмосферного клуба настоящих мужиков». Но пока мужчинам нравится верить в легенду о своей исключительности и обособленности, это будет работать.

Фотография на обложке: Josh Rogers / Shutterstock

Обсудить ()
Новости партнеров