$ 64.1568.47$53.94
18 марта 2016 года в 20:00

Счёт за музыку: «Бубука» бросает вызов Российскому авторскому обществу

Сервис претендует на 20% рынка авторских отчислений

Счёт за музыку: «Бубука» бросает вызов Российскому авторскому обществу

Предприниматель Дмитрий Пангаев открыл в Томске несколько пивных ресторанов, которые приносят около 130 млн рублей в год выручки. Чтобы гостям было уютнее в его заведениях, Пангаев сделал софт для составления плейлистов и начал продавать программу сначала коллегам из Томска, потом владельцам бизнеса в другие города. В середине нулевых Министерство культуры озаботилось сбором авторских отчислений с бизнеса в пользу артистов и композиторов, чья музыка звучала в кафе, ресторанах, фитнес-клубах, магазинах и других заведениях. Пангаев решил, что его сервис «Бубука» должен стать альтернативой неудобной системе, одобренной государством. Его козырь — прозрачность. В личном кабинете «Бубуки» каждый артист может увидеть, сколько раз его песню слушали в разных заведениях и сколько денег он получит за эти трансляции.

Пангаев мечтает построить «iTunes для бизнеса», он сделал упор на простой интерфейс и добавил мобильное приложение: с его помощью можно одним кликом запустить плейлист. Запуск системы обошёлся ему в 1 млн рублей, ещё 20 млн собственных средств он вложил в развитие технологии. По итогам 2015 года выручка компании составила 12 млн рублей. «Секрет» рассказывает, как сибирский проект борется с организациями, аккредитованными государством.

Ресторатор

Пангаев родился в Кемеровской области, потом поступил на инженера-конструктора в Томский университет систем управления и радиоэлектроники и остался жить в Томске. По специальности не работал ни дня: сначала попал на местный телеканал, где вёл развлекательные передачи, а потом в рекламу. В 2008-м Пангаев с партнёром Эдуардом Бухольцевым открыл пивной ресторан «Мюнхен» — на 180 мест с десятками сортов пива. Позже он купил франшизу ирландских пабов Harat’s, открыл два бара и компанию по оптовой продаже пива. Она поставляла напиток в рестораны Пангаева и заведения его друзей в Томске. В начале нулевых Пангаев с партнёром арендовали радиочастоту 106,6 у ВГТРК, чтобы «потешить самолюбие», и запустили своё радио.

В 2007 году томская сеть продуктовых магазинов «Лама» предложила партнёрам «озвучить» свои супермаркеты. Из этого проекта выросла компания «Служба поддержки продаж» (СПП), которая создавала рекламу для торговых площадей. Пангаев понял, что удобной системы, с помощью которой владелец кафе или магазина может включить в своём заведении легальную музыку, не существует. На рынке были компании, которые работали по агентской модели — их специалисты делали подборку разрешённой для воспроизведения музыки вручную, — или сервисы с глючными интерфейсами. Пангаев с партнёром сделали собственную программу и стали покупать права на музыку малоизвестных исполнителей.

К 2010 году, когда стали запускать «Бубуку» (от слова «бубнить»), Бухгольцев продал свою долю партнёру и переехал в Москву. Пангаев уезжать из Томска не рвётся: «У нас тут гигантские болота, и это целый мир, в котором офигенная природа, огромные озёра. Посмотреть на них приезжают из Германии, Австралии и других стран». Предприниматель говорит: Томск постоянно «привлекает молодую кровь», в городе есть несколько университетов и проблема с кадрами стоит не так остро, как во многих российских регионах. Кроме того, Томск — один из четырёх городов, где в 2005 году постановили создать особые экономические зоны и развивать технологические проекты, поэтому компании получают небольшие налоговые льготы.

Сервис

Когда Пангаев учился в 11-м классе, в его родном городе Прокопьевке начали продавать компьютеры «Спектрум», он на карманные деньги покупал игры на аудиокассетах, за новинками ездил в Новосибирск. Когда собралась хорошая коллекция, Пангаев составил каталог и предложил магазинам в Прокопьевке продавать копии, а выручку делить пополам. Он разработал защиту для своих игр, когда увидел, что покупатели начали сами их копировать, тогда уже на дискетах.

После окончания института к интересам в IT сфере Пангаев вернулся только с появлением «Бубуки», через 15 лет. Для озвучивания рекламы в супермаркетах партнёрам требовалась система поиска фоновой музыки. Сначала они привлекали сторонних разработчиков, потом увидели интерес к проекту и решили инвестировать в него. Тогда Пангаев не подозревал, что это обойдётся ему в десятки миллионов рублей. Деньги он вкладывал из прибыли от ресторанного бизнеса.

В 2012 году у «Бубуки» появился первый прототип с интерфейсом для сторонних клиентов. Одна из главных проблем, которую предстояло решить, — как сделать, чтобы система не тормозила. В некоторых заведениях нет интернета или он очень плохой, поэтому интернет-вещание не подходит. Пангаев решил, что всеми устройствами нужно управлять через центральный сервер. Схема такая: пользователь закачивает треки в облако, к которому может подключиться с компьютера, смартфона или планшета, выбрать музыку и посмотреть аналитику.

Первое время развиваться было просто — в Томске Пангаева знают многие, он предлагал услугу своим знакомым, но ближний круг быстро закончился, партнёры начали искать возможность продавать услугу предпринимателям в других городах.

Тогда же «Бубука» выиграла конкурс фонда Бортника и грант в 900 000 рублей, а в 2013-м — конкурс для разработчиков WebReady. Кроме того, «Бубука» получила субсидию от администрации Томской области на полмиллиона рублей, которая пошла на подписание соглашений с авторами. Сейчас в компании работают 11 человек и около 20 дилеров в разных городах. Её треки играют в 90 городах в тысяче заведений, сервис переведён на английский, французский, немецкий и турецкий языки.

© Егор Токорев / «Секрет Фирмы»

Продукт

Магазины, рестораны и торговые центры, проигрывая музыку, должны делать отчисления в Российское авторское общество (РАО) с каждой прозвучавшей песни. Ставки РАО для предприятий общепита — от 30 до 60 рублей с посадочного места (зависят от категории предприятия — ресторана или кафе), их размер зависит и от количества посадочных мест, и от выручки заведения. На сайте РАО утверждается, что «средний ресторан на 70 посадочных мест платит 2000–3000 рублей». Многие музыканты недовольны работой системы, поскольку организация, собирая большие отчисления с бизнеса (4,6 млрд рублей в 2014 году), выплачивает артистам очень маленькие суммы или не платит вовсе (в РАО на запрос «Секрета» не ответили). «Бубука» решила стать посредником между музыкантами и бизнесом и заменить РАО. Пангаев хотел сделать систему оплаты авторских прав прозрачной.

У «Бубуки» есть два продукта: для авторов и для компаний. Авторы используют сервис бесплатно, компании платят абонентскую плату за проигрывание музыки в заведениях, в среднем около 2500 рублей, сумма меняется в месяц в зависимости от типа помещения и его площади. Система показывает в реальном времени количество проигранных треков. Автор видит, сколько денег он получит на счёт, а владельцы заведений — плейлисты или треки, которые можно проиграть. Всё управление происходит в облаке.

«Бубука» подписывает с автором договор неисключительных прав и из доступного контента формирует готовые решения для бизнеса: для пиццерий есть плейлист с итальянской музыкой, для кафе — инди-рок, фанк и другие жанры. Подборки «Бубуки» играют в спортивном комплексе «Иннополиса», пунктах выдачи заказов «Юлмарта» и в заведениях от Калининграда до Владивостока. Сейчас Пангаев внедряет технологию, которая будет сама подбирать плейлисты на основании вкусов пользователя, которые она запомнила, — что-то вроде рекомендаций на Amazon.

Противостояние с РАО

Противостояние РАО и «Бубуки» началось сразу. Организацию возмутило, что компания заключает договоры с авторами напрямую, и решила судиться с «Бубукой». Американская группа Elite Sync Lab была вынуждена прислать письмо о том, что ее интересы не нарушены, у нее есть договор с сервисом и она просит РАО и ВОИС (Всероссийская организация интеллектуальной собственности — вторая аккредитованная Минкультом организация по сбору авторских отчислений) не защищать ее интересы.

На сайте «Бубуки» для авторов» в глаза бросается жёлтая полоса с надписью «Никакого РАО и ВОИС». По словам Пангаева, сейчас многие музыканты подписывают договоры отказа от защиты своих прав. В прошлую пятницу рэпер Oxxymirion разместил на своей странице в Instagram фотографию, на которой показывает РАО средний палец и призывает расторгать с ними отношения.

В 2014 году McDonald's, «Кофе Хауз» и ряд других сетевых заведений отказались делать отчисления в пользу РАО, ссылаясь на то, что расценки организации завышены. Для создания плейлистов с фоновой музыкой McDonald’s заключил договор с компанией Ultivox, однако ВОИС пытался взыскать с сети ресторанов 700 000 рублей за нарушение авторских прав. McDonald's суд выиграл. «Это натуральный рэкет, не может одна и та же организация регулировать и одновременно деньги собирать», — критикует Пангаев работу аккредитованных государством организаций. «В Томске живёт поэт Михаил Андреев. Он написал песни Отчего так в России берёзы шумят для Любэ, — он ни черта не получает. Резник (Илья Резник, поэт. — Прим. Секрета) официально сказал: больше не надо защищать мои права, потому что такие копейки, которые я получал, — это издевательство. Макс Фадеев вывел все свои треки из-под РАО. Мы сейчас с ним ведём переговоры», — рассказывает предприниматель.

В прошлом году Пангаев встречался с представителями ВОИС и предлагал им передавать отчисления через его систему прозрачно. По его словам, именно после этого ВОИС задумалась о создании своей системы для авторов.

Многие кафе по-прежнему работают или нелегально, или платят отчисления РАО напрямую. Основатель сети кофеен Double B Анна Цфасман говорит, что их отчисления составляют около 5000 рублей в месяц. По словам Романа Миронова из «Мегаполис Медиа», часто компании обращаются к легальным сервисам после того, как получают от РАО или ВОИС требования оплатить штраф за использование нелегальной музыки. «Часто люди сначала отказываются от нашего предложения, а потом, когда возникают проблемы, появляются сами. Это, наверное, наша национальная особенность: чтобы начать соблюдать закон, нужно сначала заплатить серьёзный штраф», — говорит он.

Клиенты и конкуренты

В России есть десятки сервисов, которые занимаются фоновой музыкой, большинство из них предлагают широкий набор услуг. Например, компания «Мегаполис Медиа» предлагает «собственное радио» — она может записать джинглы и рекламные объявления для заведений и вставить их в музыкальную подборку. Компания Digisky оказывает рекламные услуги для магазинов, ресторанов и других пространств. Некоторые компании фокусируются на сетях, например Ultivox обеспечивает сопровождением больше 400 ресторанов McDonald's по всей России — сеть составляет около половины всех клиентов компании. Система Red Duck Service, запущенная лейблом RDS (артисты Бенни Бенасс, Александра Стан и другие), предлагает использовать свою музыку кафе и ресторанам по цене 1200 рублей и от 850 рублей — магазинам.

Сейчас у «Бубуки» 1190 клиентов, в основном рестораны, не входящие в сеть, а также заведения, открытые по франшизе: несколько точек Subway, Cinnabon, «Две палочки» и другие. Компания, по словам Пангаева, ведёт переговоры с сетями — X5, «Дикси», «Папа Джонс» и McDonald's.

© Егор Токорев / «Секрет Фирмы»

Работа с авторами

Кризис подкосил планы Пангаева. Во-первых, сетевые рестораны начали требовать скидку, во-вторых, многие заведения просто закрылись, в-третьих, компании пришлось отказаться от работы с некоторыми зарубежными лейблами — расплачиваться приходится в долларах и евро, а повышать цену для клиентов крайне сложно. Сейчас «Бубука» работает с тремя небольшими зарубежными лейблами из Англии, США и Люксембурга, а также десятками отдельными исполнителями. Из российских компаний сервис сотрудничает с BE Managment, Intricate, S2G Production, SilkRoyal, «Правительством звука» и другими лейблами.

Пангаев говорит, что «Бубука» уделяет большое внимание авторам, а не только бизнесу. У каждого исполнителя или лейбла есть личный кабинет, в котором можно посмотреть историю проката песен на каждом объекте — с адресом, названием и стоимостью. Автор получает от 5 до 30 копеек c проката одного трека. «Бубука» чаще продаёт композиции в составе плейлистов. В день в кафе обычно играет около 240 треков, если плейлист состоит из песен одного автора, а его ставка — 5 копеек, за месяц он получит 360 рублей с одного объекта. Недавно компания выпустила мобильное приложение для авторов, в котором можно отслеживать статистику. Приложения для бизнеса существовали с 2013 года.

Кризис и перспективы

«РАО и ВОИС собирают отчисления только с 40% от всего рынка, условное кафе или спортзал не платят, потому что знают, что их деньги до авторов не дойдут», — считает Дмитрий Серёгин, генеральный директор лейбла RDS Records. Пангаев оценивает потенциал для подключений в 250 000 предприятий в России. Летом 2015 года «Бубука» открыла представительство в Турции, чтобы спастись от падения рубля и экономической ситуации в России, и получила первые заказы от местных торговых центров. Но вскоре в Турции разбился российский самолёт, Россия ввела санкции. «Турецкий бизнес оказался заложником этой ситуации: никто не виноват, но тем не менее огромное количество проектов российско-турецкого бизнеса либо свернулись, либо заморозились», — говорит предприниматель.

Недавно Пангаев встретился с замминистра связи Алексеем Волиным. «Мы хотели донести, что это как раз российский IT-проект, российский софт, чёрт возьми, импортозамещение, все дела — в общем, самое время нам подключаться в процесс и предлагать и авторам и регуляторам это всё сделать по-другому», — говорит Пангаев. Он считает, что на европейском рынке у него нет полных аналогов, и изучает разные страны на предмет ведения бизнеса. Сейчас компания ищет партнёров для выхода в Европу.

Комментарий конкурентов

Дмитрий Серёгин

RDS Records и сервис RDS Radio

Чем больше будет «Бубук», тем прозрачнее будет этот рынок. Дмитрий Пангаев — выходец из ресторанного бизнеса, он видит проблему со своей стороны и предлагает решение, понятное его бизнесу. Я выходец из правовой музыкальной среды и предлагаю решение, понятное авторам и артистам. РАО и ВОИС потеряли инициативу, теперь они могут только мешать. Но им придётся поменяться, и наши сервисы в этом плане — очень большой катализатор для всех.

В сервисе Red Duck фактически нет сторонних расходов, даже софт устанавливать не нужно — включил и пользуйся. В современном мире это самый перспективный подход. Конкуренты же отстают, используя плееры и прочие ненужные инструментарии. ВОИС пытается создать аналог «Бубуки», но я уверен, что это будет идти вразрез с их основной деятельностью, поэтому ожидать эффекта не стоит.

«Бубука» для основного каталога пока использует выкупленные права, которые не требуют отчислений роялти. Для новичков они предлагают отчисление за каждое прослушивание. Это справедливо, но плохо работает. Дело в том, что «Бубука» представляет собой библиотеку — пользователь сам выбирает, что слушать, в каком количестве и так далее. Таким образом, не все композиции слушаются постоянно. В итоге роялти для кого-то могут составлять ноль. Наш же сервис — это аналог радио: законченные плейлисты и понятные роялти от каждого эфира.

Думаю, что в ближайшее время «Бубука» сможет побороться за 15–20% от рынка публичных пространств.

Роман Миронов

PR Директор радиовещательный холдинг Megapolis Media

Подобные услуги предлагают многие компании. Решение «Бубуки» подходит для монозаведений. У арт-директора есть возможность составить музыкальную компиляцию самому, а также вручную разместить информационные ролики. Но крупные сети кафе и магазинов предпочитают работать с лидерами рынка, предоставляющими комплекс услуг и личного менеджера для проекта. В задачи менеджера входят: организация и контроль единого звучания сети, полное техническое и юридическое сопровождение, производство и размещение аудиорекламы. Заказчику важна возможность выстроить свой собственный канал коммуникации с целевой аудиторией не по шаблону. Сейчас своими собственными радиостанциями могут похвастаться такие компании, как «Газпромнефть-Аэро», Beeline, Home Credit Bank, YUM!Russia, Media Markt.

Фотография на обложке: Егор Токорев / «Секрет Фирмы»

Обсудить ()
Новости партнеров