$ 63.9168.50$53.93
18 февраля 2016 года в 17:21

Леонид Богуславский (ru-Net): «Я бы сказал, что триатлон — не наркотик, а секс»

Венчурный инвестор о борьбе с собой и тренировке силы воли

Леонид Богуславский (ru-Net): «Я бы сказал, что триатлон — не наркотик, а секс»

Инвестору Леониду Богуславскому 64 года. В 70–80-х годах он занимался наукой: проводил математические исследования компьютерных систем и сетей в Институте проблем управления, заведовал лабораторией. В 90-х Богуславский основал компанию LVS, ставшую первым дистрибутором софта Oracle на постсоветском пространстве, а потом продал её консалтинговой компании PricewaterhouseCoopers (PwC) и стал старшим партнёром PwC. Параллельно предприниматель начал инвестировать в интернет-компании, наиболее известные сделки — с «Яндексом» и Ozon.ru. В 2012-м году журнал Forbes признал Богуславского интернет-инвестором года, а в 2014-м включил в рейтинг самых богатых предпринимателей России.

В 2013-м, в возрасте 62 лет, Богуславский принял участие в своём первом длинном триатлоне Ironman (три этапа проводятся без перерывов: заплыв — 3,86 км, заезд на велосипеде — 180 км и марафон — 42 км) и занял третье место. С тех пор он участвовал в 15 соревнованиях, десять раз был призёром в своей возрастной категории. В 2015 году он должен был участвовать в чемпионате мира по триатлону Ironman на Гавайях, но не смог из-за серьёзной травмы: Богуславский упал на велогонке Haute Route, проходившей в Пиренеях. С лета прошлого года Богуславский развивает спортивный клуб Angry Boys Sports для подготовки атлетов. В интервью «Секрету» Богуславский рассказал, почему занялся триатлоном и как спорт помогает ему в бизнесе.

Когда я впервые участвовал в соревновании по длинному триатлону Ironman два года назад, я не рассчитывал стать призёром, но в результате занял третье место в своей возрастной категории. Это было неожиданно — я готовился всего восемь месяцев и до этого спортом не занимался: в зал не ходил, увлекался кайтсёрфингом и горными лыжами на уровне дачника-любителя. Когда я финишировал на Ironman в Майами и знакомые стали поздравлять с третьим местом, я не верил. Понял, что произошло, только когда пригласили на подиум. Я помню чувство настоящего счастья, подобное тому, что испытал в восьмом классе, когда выиграл Всесоюзную олимпиаду по математике. Счастье от того, что понимаешь: ты можешь быть сильнее других, и ты пришёл к цели, хотя и не ожидал. Причём чем сложнее даётся эта цель, тем сильнее эмоции. Если посмотреть фотографии людей на финише, можно увидеть, какие сильные чувства их переполняют.

В триатлон меня заманил Вася Мозжухин — участник многих соревнований Ironman. В январе 2013-го он подарил мне книгу известного триатлета Криса Маккормака «Я здесь, чтобы победить». И сказал читать её так, будто она о бизнесе, а не о спорте. Я прочёл взахлёб — всё, что автор пишет о преодолении себя, относится к любому виду деятельности. В жизни всё время приходится бороться с собой. В бизнесе, когда тебя выгнали в одну дверь, нужно залезть в окно, чтобы добиться своей цели. Многие люди боятся даже постучаться в такую дверь, потому что их там могут плохо встретить. В итоге они теряют возможности, которых и так не очень много. Спорт — это о терпении и преодолении зоны комфорта ради достижения цели.

После этой книги мне захотелось проверить свою выносливость. Я пришёл в спортклуб и сделал первую в жизни «олимпийку»: плавание — 1,5 км, велосипед — 40 км и бег — 10 км. После этого я решил заниматься с тренером.

По ходу занятий оказалось, что я генетически выносливый, поэтому быстро прогрессирую. Спорт затягивает — ты кайфуешь от того, что видишь результат: вчера не мог ничего, а сейчас уже добиваешься новых высот. Человеку с математическим складом ума вроде меня цели необходимы, хотя я знаю людей, которые регулярно ходят в спортклуб ради процесса, им цифры не важны. Я же с каждым месяцем видел, что могу больше, и каждый раз ставил более сложные цели. Это подстёгивает — как и Маккормак, я считаю, что человек живёт, чтобы победить, а значит, достичь в чём-то успеха. В триатлоне, как и в других соревнованиях, хорошо видно, чего ты добиваешься, — успех и достижения можно измерить в метрах и минутах.

Такой спорт тренирует выносливость, а для меня выносливость — синоним воли. Триатлеты постоянно оказываются в ситуациях, в которых надо себя преодолевать. Сначала нужно плыть и беречь ноги, чтобы дальше ехать на велосипеде, а потом ещё бежать — включать другие мышцы ног. Проходить Ironman тяжело, но бросать нельзя — если бросишь, перестанешь себя уважать. Чтобы отвлечься, люди поют мантры или представляют себе что-то, главное — не думать о том, как тебе сейчас тяжело, не концентрироваться на этом. Я, например, подбадриваю себя вслух, ругаюсь, а также изобретаю какую-нибудь фантастическую ситуацию со своим участием.

Леонид Богуславский справа
© Angry Boys Sports

Тренировать волю очень важно. Как-то я ехал с парой знакомых итальянцев на велосипеде в гору в Италии, они моложе меня на 20 лет, давно катаются, а я только второй год. Я поднимаюсь в гору быстрее и жду их ещё пять минут. Я думал, почему так происходит, а потом понял: я кручу педали и прикладываю усилия, чтобы ехать с запланированной скоростью, я попадаю в зону дискомфорта и терплю. Мне даже интересно это выдержать и не сдаться. Они не хотят физического дискомфорта, им просто весело вместе подниматься в гору. Но ведь в любой деятельности, будь ты преподаватель, врач или бизнесмен, часто возникают моменты, когда нужно, как на этом велосипеде, собрать волю в кулак и добиться своего.

Мне кажется, что физические стрессы полезны для организма. Пример — моя бабушка, у которой в 50 лет случился инсульт. После этого у неё часто возникали боли, мы вызывали скорую, но она дожила до 92 лет. Её организм привык к таким стрессам. Спорт меняет отношение к нервному стрессу. Человек склонен загонять себя в какую-то утрированную ситуацию и рефлексировать — думать, что может случиться, накручивать себя. После тренировок я практически перестал так делать. Я стал чаще включать разум для решения проблем и реже — эмоции. Когда я поломался на велогонке в прошлом году, я отнёсся этому спокойно, потому что сказал себе: ты не в инвалидном кресле, значит, всё хорошо — и расслабился.

Популярность триатлона складывается из суммы факторов. Компания The World Triathlon Corporation раскрутила этот вид спорта по всему миру. В 70-х участники стартовали с длинной дистанции — плывёшь 3,9 км, едешь 180 км и бежишь 42 км. Со временем триатлон укорачивали для привлечения большего количества участников и зрителей. Когда в 2000-м году он стал олимпийским видом спорта, появилась новая дистанция, так называемая «олимпийка»: плывёшь 1,5 км, едешь 40 км и бежишь 10 км. Расстояния и время сокращается в том числе для того, чтобы зрители не уставали смотреть состязание.

На стартах царит особая атмосфера. Зрители подбадривают, профессионалы участвуют в той же гонке. Ты — любитель почтенного возраста, а рядом — легенды спорта. Некоторым это увлечение кажется чем-то вроде наркотика. Если называть эффектом наркотиков появление чувства, которое ты хочешь испытать снова и снова, то это верно. Но я всё же сказал бы, что триатлон — не наркотик, а секс. Зачем обижать вид спорта.

Благодаря триатлону я довольно быстро обрёл новых и интересных друзей, моё окружение резко помолодело. В команде, с которой мы ездим на сборы и соревнования, старший после меня на 15 лет моложе. Мы общаемся не только как спортсмены, но и как приятели, на отвлечённые темы, в том числе связанные с бизнесом. Поскольку эти мероприятия часто стоят дорого (экипировка может стоить тысячи долларов, и многие готовы платить, чтобы увеличить свою скорость. — Прим. «Секрета»), триатлоном увлекаются состоявшиеся люди, среди которых много предпринимателей. Однажды легендарный американский инвестор из Russia Partners Дрю Гафф узнал, что я участвовал в Ironman, и прислал мне письмо о том, что он тоже его фанат, после этого мы перешли на новый уровень общения.

Студия Angry Boys Sports, которую мы открыли вместе с моим приятелем Алексеем Панфёровым, возникла на базе сообщества людей, которые в течение нескольких лет вместе ездили на соревнования. Мы выезжали на сборы в рамках команды Angry Boys, у нас была своя форма, а теперь появился клуб подготовки, он работает с лета.

Среди клиентов Angry Boys Sports как предприниматели, так и общественные деятели — например, Андрей Шаронов, сейчас он возглавляет «Сколково». Люди узнают о нас от знакомых. С каждым клиентом мы определяем его цели: кто-то хочет первый раз пробежать марафон, кто-то — попасть на триатлон или велогонку проехать. Студия ведёт весь цикл, начиная с медицинского обследования и тестирования, закрепляет тренера на годовое планирование, учитывая рабочие загрузки, командировки и прочее. Мы хотим увеличиваться в масштабе, но я не рассматриваю этот клуб как бизнес, это скорее хобби, которым хочется делиться с другими. Мы каждое воскресенье в 11 часов устраиваем беговые тренировки на треке в Крылатском, а потом общаемся в кафе. Если я в Москве, то прихожу туда несмотря на то, что пока не могу бегать — общаюсь с людьми и быстро хожу по кругу. Кстати, наш старший тренер — канадец Майк Коглин, чемпион Ultraman, культовой трёхдневной гонки триатлетов на Гавайях.

Триатлон — моё увлечение, которое, как и положено увлечениям, не может длиться вечно. Не исключаю, что оно пройдёт или трансформируется во что-то другое. Кроме того, сейчас даже врачи не знают, смогу ли я восстановиться после травмы и снова бегать на длинные дистанции. Я уже прожил несколько жизней — учёного, предпринимателя и инвестора, теперь стал спортсменом. Спорт — это свобода — когда ты крутишь педали на велосипеде, никто не может позвонить из администрации президента и сказать, что за тобой едет кто-то важный и нужно его пропустить. Тут всё зависит только от твоей силы воли. А в реальной жизни внешние обстоятельства часто мешают достигать цели.

Фотография на обложке: Angry Boys Sports

Обсудить ()
Новости партнеров