$ 63.3968.25$53.00
18 февраля 2016 года в 08:00

Максим Денисов. Как получить компенсацию, если здание снесли как самострой

Право для дела

Максим Денисов. Как получить компенсацию, если здание снесли как самострой

Статья 35 Конституции Российской Федерации гласит: никто не может быть лишён своего имущества иначе как по решению суда. Но 1 сентября 2015 года статья 222 Гражданского кодекса была дополнена нормой, позволяющей во внесудебном порядке сносить объекты самовольного строительства — в случае их возведения на незаконном земельном участке, в зоне с особыми условиями использования, на территории общего пользования или в полосе отвода инженерных сетей (коммуникаций). На основании этой нормы и появилось постановление правительства Москвы от 8 декабря 2015 года №829-ПП, которым был утверждён порядок сноса самовольных построек и их конкретный перечень. 9 февраля, в «ночь длинных ковшей», были снесены 94 объекта из 104 попавших в этот список.

На компенсацию от московских властей за снесённое могут рассчитывать только те предприниматели, за которыми было зарегистрировано право собственности на объекты. Как указано в постановлении московского правительства, размер компенсации определяется в соответствии с методикой, утверждаемой городским Департаментом экономической политики и развития. Мне эту методику обнаружить не удалось. Не исключено, что она и не появится, но, даже если и будет утверждён такой документ, смею предположить, что рассчитанный по нему размер компенсации будет минимальным.

Возможен иной путь восполнения потерь. В статье 16 Гражданского кодекса говорится, что власти обязаны возместить гражданину или юридическому лицу убытки, причинённые их незаконными действиями. Под убытками в нашем случае понимается рыночная стоимость снесённого здания, а также доходы, которые можно было бы получить от использования разрушенного сооружения. Для взыскания убытков владельцу снесённого объекта нужно обратиться в Арбитражный суд Москвы, где потребуется доказать, во-первых, собственно размер причинённого ущерба, во-вторых, наличие законных оснований для возведения объекта, в-третьих, незаконность действий властей.

Поскольку под убытками в нашем случае понимаются рыночная стоимость снесённого имущества, а также доходы, которые можно было бы получить от использования здания, предпринимателю как минимум понадобится привлечь оценщика, который подготовит заключение. Оценку объекта необходимо сделать до обращения в суд. На это потребуется около месяца. Полагаю, впрочем, что некоторые владельцы заранее сделали такую оценку. При подаче заявления в суд необходимо оплатить госпошлину, которая рассчитывается исходя из суммы заявленных требований. Верхняя планка — 200 000 рублей.

Доказывая неправомерность действий московских властей, бизнес может столкнуться со следующими проблемами. Практикующие юристы знают, что шансов добиться успеха при оспаривании действий чиновников в арбитражном суде больше, нежели в суде общей юрисдикции. Однако в последние несколько лет и на этом направлении складывается порочная, на мой взгляд, практика.

Включение конкретного здания в список объектов, подлежащих сносу, рассчитано на однократное применение и влечёт юридические последствия только для одного лица. Однако арбитражные суды считают, что такие акты города Москвы надо оспаривать в качестве нормативных правовых актов и, прекращая производство по делу, рекомендуют обратиться в Московский городской суд. Не очень трудно догадаться, в чьих интересах это делается.

Итак, вероятнее всего, владельцам объектов потребуется дополнительно обращаться в Московский городской суд и оспаривать там постановление. Это очень сложно. У меня перед глазами решение Московского городского суда от 24 декабря 2015 года, принятое по заявлению ООО «Торговый центр Таганка», ООО «Пирамида-2000», ООО «Звёздочка» и ООО «Корона авто» о признании недействующим постановления правительства Москвы. Суд в удовлетворении требований бизнеса отказал.

С учётом вышеизложенного судебные разбирательства могут занять от шести месяцев до полутора лет. Если честно, шансы взыскать убытки, причинённые действиями московских чиновников, практически нулевые. Вероятно, владельцам объектов, ранее оформившим права на них, придётся дожидаться утверждения методики расчёта компенсации и довольствоваться ей. Суммы, как я уже сказал, скорее всего, будут несопоставимы с реальными потерями.

Из текста постановления №829-ПП следует, что список объектов под снос подлежит дополнению новыми зданиями, которые власть посчитает самостроем». Наличие статьи 222 Гражданского кодекса не даёт никаких гарантий, что в этот перечень не попадут торговые павильоны, которые не являются самовольными постройками. Вопрос о том, возведены ли объекты на земельном участке, «предоставленном в установленном порядке для этих целей», является спорным и подлежит разрешению суде. А вот факт «нахождения объекта в охранных зонах сетей и сооружений централизованной системы водоотведения» всегда может быть подтверждён организациями, фактически подчиняющимися мэрии.

Пока предприниматель будет в суде оспаривать действия чиновников, безуспешно пытаясь получить обеспечительные меры о приостановлении сноса в судах, объект будет уничтожен.

Статья 222 Гражданского кодекса в её нынешней редакции является мощнейшим орудием в борьбе с неугодным бизнесом. Кто следующий? Трудно сказать. Возможно, это будет малый бизнес, чьи объекты расположены в зонах с высоким трафиком и инженерными коммуникациями.

Безусловно, вышеназванная норма подлежит проверке на соответствие Конституции Российской Федерации в Конституционном суде. Бизнес может самостоятельно направить такую жалобу. Она должна быть подана в срок не позднее одного года после рассмотрения дела в суде, и все судебные инстанции (включая Верховный суд) должны быть до этого пройдены. Результаты такой проверки прогнозировать невозможно.

Фотография на обложке: Григорий Сысоев / РИА

Обсудить ()
Новости партнеров